Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Эмбрион




Цель ПЭ — наступление беременности. ПОКАЗАНИЯ Показания к проведению ЭКО и ПЭ: ●трубное бесплодие и ТПБ, обусловленное отсутствием или непроходимостью маточных труб; ●эндокринное бесплодие, в том числе СПКЯ, при отсутствии беременности в течение 6–12 мес после начала консервативного лечения; ●эндометриоз как причина бесплодия; ●бесплодие неясного генеза, установленное после всех методов обследования; ●мужское бесплодие (олиго, астено, тератозооспермия I–II степени). Процедура ПЭ становится возможной при наличии эмбриона (эмбрионов), перенос которого (которых) может привести к наступлению беременности. ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ Противопоказания к процедуре: ●острые воспалительные заболевания любой локализации; ●высокий риск развития клинически значимых (III–IV степени) форм СГЯ. В этих случаях осуществляют криоконсервацию эмбрионов с целью последующего их размораживания и переноса в спонтанном или стимулированном овуляторном цикле. ПОДГОТОВКА Перенос может быть осуществлён на разных стадиях развития эмбриона, от зиготы до бластоцисты, которая формируется у человека на 5–6-е сутки культивирования после ТВП и оплодотворения вне организма с помощью стандартного ЭКО или ИКСИ. Оптимальный период для ПЭ в полость матки — стадия 2–8 бластомеров на 2–3-и сутки после ТВП, или стадия бластоцисты на 5-е сутки после получения ооцитов. Для ПЭ в полость матки используют специальные стерильные одноразовые катетеры. На катетере нанесены отметки на расстоянии 5,5 и 6,5 см от дистального конца. Катетер перед ПЭ соединяют с туберкулиновым шприцем. Катетер вводят в шейку матки так, чтобы его кончик оставался на расстоянии около 1 см от дна матки. Существует большой выбор катетеров для ПЭ, однако наиболее распространены в мире три типа: BournWallace, Frydman и CookSoft transfer для неосложнённых переносов и TDT set для сложных переносов (при загибе матки, извилистом ходе, спазме цервикального канала). Катетеры для ПЭ CryoBioSystem Embryo Transfer Catheter изготовлены из нетоксичных полимеров и одобрены для медицинского использования; они предназначены для ПЭ в полость матки и внутриматочной инсеминации. МЕТОДИКА ПЭ производят в небольшом объёме питательной среды — около 30 мкл. Существует несколько способов набора эмбрионов в катетер. Однако основной элемент в любом наборе — капля среды объёмом 10–15 мкл с эмбрионами, ограниченная двумя пузырьками воздуха объёмом 3–7 мкл. В случае если эмбрионы культивировали «под маслом», их необходимо отмыть во избежание попадания масла на катетер или в катетер. После введения катетера в полость матки содержимое выпускают плавным нажатием на шток шприца. Для сложного переноса используют специальные катетеры. Чаще всего применяют катетер с металлическим проводником (типа TDT.). Последний вынимают после вхождения в полость матки, а на его место вводят внутренний катетер с эмбрионами. Другой вариант — применение двухпросветного катетера, в котором одномоментно есть как металлический проводник, так и канал для катетера с эмбрионами и средой. Следует учитывать, что применение жёстких катетеров обычно сопровождается более травмирующим действием на эндометрий, поскольку катетер не может принять форму, повторяющую анатомию цервикального канала и полости матки. УЗИ для оптимизации переноса можно применять до дня ПЭ, непосредственно перед процедурой, во время переноса и сразу после него. ПЭ, как правило, проводят без анестезии. Пациентка находится в гинекологическом кресле. Шейку матки обнажают с помощью гинекологических зеркал, протирают сухим стерильным тампоном. Катетер вводят через цервикальный канал в полость матки, где в области дна эмбрионы выпускают из катетера. Для оптимизации проведения этой процедуры ориентируются не только на разметки катетера, но и на длину полости матки, предварительно измеренную с помощью УЗИ. Следует очень аккуратно манипулировать шейкой матки во избежание сокращения мышц матки. Если катетер не проходит внутренний зев цервикального канала, следует взять шейку матки на пулевые щипцы, при необходимости внутримышечно или внутривенно ввести спазмолитики. Продолжительность манипуляции по ПЭ (от момента его извлечения из термостата до введения в полость матки) не должна превышать 2–3 мин. При увеличении этого времени может произойти охлаждение, а самое главное — защелачивание среды, что ухудшает жизнеспособность эмбрионов, находящихся в катетере. После ПЭ в матку женщина находится в том же положении несколько минут, затем лежит на каталке в течение 30–60 мин. ЭФФЕКТИВНОСТЬ Эффективность проведения процедуры ПЭ, а именно частота наступления беременности, зависит от правильности выполнения всех этапов подготовки к ЭКО и проведения ПЭ, качества катетеров, используемых сред и оборудования, а также квалификации специалистов, выполняющих данную процедуру. Бразильские репродуктологи (2004 г.) выяснили, что имплантация и беременность чаще возникали, когда эмбрионы переносили в середину полости матки. Возможно, причины этого явления кроются в том, что перед зародышем открывается больше возможностей для «выбора» места имплантации, чем когда он расположен ближе к одной из стенок матки или к её дну. Основная задача процедуры ПЭ — атравматичность. Это связано с тем, что процессы созревания эндометрия и эмбриона, молекулярного взаимодействия эмбриона и децидуальной ткани настолько тонки и мало изучены, что любое ощутимое воздействие может стать причиной неудачи. Наличие крови на катетере или внутри него после извлечения из матки, а также задержка эмбрионов в катетере отрицательно влияют на результат программы ЭКО. В полость матки следует переносить не более трёх эмбрионов. В настоящее время существует чёткая тенденция к переносу лишь двух, а иногда и одного эмбриона высокого качества в целях профилактики многоплодной беременности. Финские репродуктологи провели анализ более 1200 ПЭ в циклах ЭКО с 2002 по 2004 г. Из них более 460 случаев составили те, когда переносили один эмбрион самого высокого качества (их них 28% — после ИКСИ), а остальные были заморожены. Оказалось, что в этих случаях частота наступления беременности составила 35%, а после ИКСИ — в полтора раза выше. Таким образом, качество эмбриона оказалось самым важным фактором успешности ЭКО. Вместе с тем при определении количества переносимых эмбрионов следует учитывать возраст женщины, количество предшествующих попыток ЭКО и ПЭ, причину бесплодия, качество переносимых эмбрионов и др. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОЦЕДУРЫ... [стр. 217 ⇒]

Методика выполнения В рамках программы ЭКО с ооцитами донора выполняют:  лечение с целью получения ооцитов у женщины-донора, которое проводят с применением стандартного ЭКО, включающего все необходимые манипуляции, назначаемые на дотрансферном этапе (см. выше);  полученные из ооцитов донора эмбрионы переносят женщине-реципиенту либо в текущем лечебном цикле после предварительной синхронизации циклов донора-реципиента, либо подвергают их криоконсервации с целью отсроченного переноса уже готовых эмбрионов, полученных из ооцитов донора (например, при невозможности переноса эмбриона из-за неподготовленности эндометрия у женщины-реципиента или иных причин);  подготовку эндометрия у пациенток-реципиентов с аменореей в циклах ЭКО с ооцитами донора со свежими или размороженными эмбрионами осуществляют с использованием ЗГТ под УЗ-контролем состояния эндометрия (начало использования эстрогенов при планировании переноса свежих эмбрионов — со 2-го дня стимулированного цикла у донора; при планировании переноса размороженных эмбрионов — в любой день);  у пациенток-реципиентов с сохранной функцией яичников при использовании ЭКО с ооцитами донора со свежими эмбрионами предварительно проводят синхронизацию циклов донора и реципиента;  у пациенток-реципиентов с сохранной функцией яичников и подтвержденной способностью эндометрия к циклическим превращениям при использовании ЭКО с ооцитами донора с размороженными эмбрионами их перенос может выполняться в естественном менструальном цикле (сразу после подтверждения овуляции) или после предварительной эстрогенной подготовки, в обоих случаях назначают поддержку посттрансферного периода препаратами прогестерона;  перенос эмбрионов и последующие этапы программы ЭКО с ооцитами донора не отличаются от стандартного ЭКО. [стр. 874 ⇒]

Меры профилактики Первичная профилактика — «лучшее лечение СГЯ».  Выбор «мягких» протоколов стимуляции с низкой курсовой дозой гонадотропинов.  ЭКО в естественном цикле.  Замена триггера овуляции, отказ от введения препаратов ХГЧ, введение агонистов ГнРГ.  Криоконсервация (витрификация) эмбрионов с последующим переносом в полость матки в нестимулированном цикле.  Введение препаратов анти-ГнРГ 0,75 мг/пк однократно, или 0,25 мг/пк в течение 4–5 дней после трансвагинальной пункции, введение препаратов карберголина. Многоплодная беременность. Многоплодная беременность является прямым следствием технологии ВРТ — переноса нескольких эмбрионов с целью повышения вероятности наступления беременности. Есть страны, где запрещен перенос более 2 эмбрионов, а перенос одного эмбриона поддерживается различными способами, вплоть до оплаты государством 6 попыток ЭКО (Бельгия). В России законодательно разрешен перенос не более 2 эмбрионов. Частота многоплодия остается высокой, и это заставляет работать врачарепродуктолога совместно с эмбриологом над переходом к селективному переносу одного эмбриона. Пути решения:  селективный перенос 1 эмбриона в полость матки;  преимплантационный генетический скрининг с целью определения генетически здорового эмбриона для переноса его в полость матки (Российская ассоциация репродукции человека, 2013). Самопроизвольные прерывания беременности. Многочисленные исследования показали, что частота спонтанного прерывания беременности после ЭКО/ ИКСИ не выше общепопуляционной (до 20%). ИКСИ не оказывает статистически значимого влияния на процесс вынашивания беременности. Увеличение частоты самопроизвольного прерывания беременности после ВРТ связано с отягощенным акушерским анамнезом пациенток, поздним репродуктивным возрастом супружеской пары, при многоплодной беременности и др. Меры профилактики:  перенос не более 2 эмбрионов;  селективный перенос 1 эмбриона в полость матки;  преимплантационный генетический скрининг с целью определения генетически здорового эмбриона. Эктопическая (внематочная) беременность. Риск возникновения эктопической беременности при проведении программ ВРТ несколько выше общепопуляционного (1–1,6%) и достигает 5%, что связано с тем, что бесплодие может быть ассоциировано с определенными проблемами имплантации, а также теми или иными заболеваниями маточных труб. К факторам риска возможно отнести:  хроническое воспаление органов малого таза;  спаечный процесс в малом тазу;  эндометриоз. Не исключено, что перенос нескольких эмбрионов в полость матки также может способствовать возникновению эктопической беременности. [стр. 883 ⇒]

Врачи боятся многоплодных беременностей – их трудно наблюдать, роды наступают быстрее, дети часто рождаются маловесные и требуют особого ухода. Редукция – по сути, убийство эмбрионов – происходит с помощью тонкой иглы, которую вводят будущему ребенку в сердце, и оно перестает биться. Затем эмбрион рассасывается в матке, но случается, что редукция провоцирует выкидыш, и погибают другие дети, которых пациентка хотела оставить. Вот почему Церковь не признает метод ЭКО допустимым: согласно соборному мнению Церкви по этому вопросу, высказанному в Социальной концепции, все оплодотворенные эмбрионы должны быть рождены, поскольку все они – уже люди с душой. В «естественном ЭКО» риск гибели эмбриона меньше, но не исключен Именно ЭКО естественного цикла было первым в мире реализованном ЭКО, происшедшим в Великобритании в 1978 году. Именно «естественное ЭКО» считают самым гуманным и щадящим здоровье женщины. Суть метода в том, чтобы на фоне обычного цикла, без стимуляции или с минимальной гормональной поддержкой забрать у женщины только одну (в редких случаях – две, если они самостоятельно созрели) яйцеклетку, оплодотворить in vitro и затем, вновь при поддержке гормонов, перенести эмбрион в матку. Есть свои медицинские риски. Беременность может не наступить с первой попытки, поскольку качество яйцеклетки не всегда соответствует медицинским требованиям, либо зачатие в пробирке по тем или иным причинам не происходит. Врачам бывает сложнее отследить овуляцию – она приходит сама, а не под контролем лекарственных препаратов, и ее надо постоянно мониторить на УЗИ. Если овуляция произойдет слишком рано, цикл будет «провальным», зачатие не удастся. Существует и риск созревания пустого фолликула, в котором не будет яйцеклетки. В протоколе «естественного ЭКО» не возникает необходимости производить редукцию и хранить «лишние» эмбрионы. Но это не делает метод этически оправданным с христианской точки зрения. Его эффективность в целом ниже, чем у ЭКО со стимуляцией, и порой требуется несколько попыток, чтобы добиться успеха. Значит, невозможно исключить гибель эмбриона — как до, так и после подсаживания в матку. В этом случае гибель эмбриона не может считаться «естественной», поскольку у процедуры, повлекшей смерть, был свой заказчик. Судьба «снежинок» и «криошек» Оплодотворенные, но не подскаженные эмбрионы отправляют на криохранение. Их могут использовать в случае, если беременность сорвется на раннем сроке. Или подсадить позже, если этого захотят родители, планирующие еще иметь детей. За хранение замороженных эмбрионов надо платить порядка 500-1000 рублей в месяц. [стр. 8 ⇒]

Когда финансовые поступления от родителей прекращаются, клиника оказывается в двусмысленном положении: уничтожить нерожденных детей врачи не имеют права, а родители часто «забывают» своих «снежинок» (термин принят на Западе) или «криошек», как ласково называют их в России, без присмотра. Согласно неофициальной статистике, только 50% пар возвращаются за своими будущими детьми. Что происходит за закрытыми дверями барокамер, мало кому известно. Теоретически существует возможность безвозмездного донорства таких эмбрионов для пар, которые не имеют возможности для зачатия, но на практике и с точки зрения законодательства этот вопрос не урегулирован. Клиника не может реализовывать такое донорство без согласия родителей, кроме того, нужно сделать массу генетических анализов, чтобы чужой ребенок прижился в теле приемной мамы. Другой вариант, предлагаемый клиниками – передать эмбрионы «для научных опытов». Большинство женщин, особенно тех, кто все же стал матерями, уже не могут решиться на уничтожение, но, размышляя о повторной попытке, сомневаются, что замороженные эмбрионы будут «свежее», чем полученные от новой стимуляции и более позднего оплодотворения. «Ребенку почти 3 года. 2 раза заходила в клинику, чтоб утилизировать, но даже произнести эти слова не смогла. Не могу и все. Оплачиваю за хранение 6 000 в год и не жалею. Никто не знает, что будет завтра. Это мои дети и моей душе спокойно так, значит пусть будет так», — пишет одна из участниц таких дискуссий на форуме про ЭКО. Интересно, что она, не задумываясь, называет его «ребенком», а своих замороженных эмбрионов — «детьми». Совет, который звучит там чаще всего: постоянно откладывать решение об уничтожении собственных детей, авось ситуация решится сама собой. Права эмбрионов разных стран В разных странах закон по-разному регламентирует защиту прав еще нерожденного ребенка. В США говорить о праве эмбриона на жизнь можно лишь после того, как он закрепился в матке и проявляет признаки жизнеспособности. Поэтому в местной судебной практике существуют случаи, когда один из родителей настаивал после развода на уничтожении уже сформированных и находящихся на криохранении эмбрионов, чтобы избежать их последующего рождения и как следствие – необходимости выплачивать алименты. В Германии действует принцип: жизнь человека начинается с момента оплодотворения. Поэтому закон защищает права еще не рожденных детей с момента их зачатия. Здесь категорически запрещено проводить предимплантанционную подготовку («селекцию») ЭКО-эмбрионов, редукцию без согласия родителей и опыты на эмбрионах. Запрещено и суррогатное материнство. В Италии запрещена донация эмбрионов на научные исследования, даже если родители сами проявляют такую... [стр. 9 ⇒]

Вспомогательные (поддерживающие) структуры. Наружный слой клеток содержит три структуры. Первый из них: мешок амниона, или мембрана, заполненная амниотической (околоплодной) жидкостью, служащей для эмбриона своеобразной «подушкой» и полностью защищающей его. Второй — плацента, дисковидное тканевое образование на стенке матки, выполняющее функцию частичного фильтра. Третий — пупочный канатик, или пуповина, плотный тканевый тяж, содержащий в себе две артерии и одну вену, связывающие мать и ребенка. Глава 4. Пренатальное развитие и рождение ребенка "| 63 Плацента, формирующаяся частично из тканей стенки матки, продолжает расти приблизительно до 7-го месяца беременности. Она обеспечивает обмен веществ между организмом матери и эмбрионом, задерживая крупные инородные образования, но пропуская питательные вещества. Таким образом, энзимы, витамины и даже защищающие эмбрион от болезней антитела передаются ему от матери, а продукты жизнедеятельности эмбриона передаются с его кровью в организм матери для окончательного выделения. Сахара, жиры и протеины также попадают в организм эмбриона через плаценту, хотя она не пропускает некоторые бактерии и соли. Важно отметить, что кровеносная система эмбриона и матери, строго говоря, не является общей. Плацента обеспечивает обмен питательными веществами и продуктами жизнедеятельности эмбриона путем диффузии через клеточные мембраны, не допуская обмена кровяных клеток. Однако такой обмен через этот барьер может иногда происходить на последних месяцах беременности. Правда, к большому сожалению, через плацентарный барьер также просачиваются вирусы, которыми может заражаться мать во время беременности, и принимаемые матерью медицинские и иные препараты, которые несут в себе потенциальный вред развивающемуся организму. Данный вопрос подробнее обсуждается в этой главе далее. 107974'>Эмбрион. В течение 6 недель эмбрионального периода у зародыша появляются руки, ноги, пальцы на руках и ногах, лицо, сердце, которое начинает биться, мозг, легкие и другие жизненно важные органы. К концу этого периода эмбрион приобретает узнаваемый человеческий облик, как проиллюстрировано на рис. 4.2. На протяжении всех 6 недель эмбрионального периода зародыш быстро растет, какие-то изменения происходят каждый день. Сразу после имплантации эмбриона клетки начинают дифференцироваться на три отдельных слоя. Из наружного слоя — эктодермы — впоследствии образуется кожа, органы чувств и нервная система; из среднего слоя — мезодермы — мышечная ткань, кровеносная и выделительная системы; из внутреннего слоя — эндодермы — пищеварительная система, легкие, щитовидная железа, тимус (вилочковая железа) и другие органы. Одновременно начинает развиваться нервная трубка (которая впоследствии дифференцируется, образуя спинной и головной мозг) и сердце. К концу 4-й недели беременности, всего через 2 недели с начала эмбрионального периода, начинает биться сердце зародыша и функционировать, хотя и в самой примитивной форме, его нервная система. Сердце и нервная система содействуют развитию эмбриона как целого организма. Все это происходит с зародышем, длина которого составляет всего четверть... [стр. 158 ⇒]

После завершения имплантации начинается эмбриональный период. Это время важнейшего развития и роста, продолжающееся до конца 2-го месяца, считая с момента зачатия (термин «эмбрион» происходит от греческого слова, обозначающего «опухоль»). В течение эмбрионального периода одновременно протекают два очень важных процесса. Во-первых, из наружного слоя клеток образуются все те ткани и структуры, которые в оставшийся период беременности будут поддерживать, питать и защищать эмбрион, а позднее — и плод. Во-вторых, начинается развитие (по крайней мере, в общей форме) из зародышевого диска всех органов и характерных признаков самого эмбриона. Вспомогательные (поддерживающие) структуры. Наружный слой клеток содержит три структуры. Первый из них: мешок амниона, или мембрана, заполненная амниотической (околоплодной) жидкостью, служащей для эмбриона своеобразной «подушкой» и полностью защищающей его. Второй — плацента, дисковидное тканевое образование на стенке матки, выполняющее функцию частичного фильтра. Третий — пупочный канатик, или пуповина, плотный тканевый тяж, содержащий в себе две артерии и одну вену, связывающие мать и ребенка. Глава 4. Пренатальное развитие и рождение ребенка "| 63 Плацента, формирующаяся частично из тканей стенки матки, продолжает расти приблизительно до 7-го месяца беременности. Она обеспечивает обмен веществ между организмом матери и эмбрионом, задерживая крупные инородные образования, но пропуская питательные вещества. Таким образом, энзимы, витамины и даже защищающие эмбрион от болезней антитела передаются ему от матери, а продукты жизнедеятельности эмбриона передаются с его кровью в организм матери для окончательного выделения. Сахара, жиры и протеины также попадают в организм эмбриона через плаценту, хотя она не пропускает некоторые бактерии и соли. Важно отметить, что кровеносная система эмбриона и матери, строго говоря, не является общей. Плацента обеспечивает обмен питательными веществами и продуктами жизнедеятельности эмбриона путем диффузии через клеточные мембраны, не допуская обмена кровяных клеток. Однако такой обмен через этот барьер может иногда происходить на последних месяцах беременности. Правда, к большому сожалению, через плацентарный барьер также просачиваются вирусы, которыми может заражаться мать во время беременности, и принимаемые матерью медицинские и иные препараты, которые несут в себе потенциальный вред развивающемуся организму. Данный вопрос подробнее обсуждается в этой главе далее. Эмбрион. В течение 6 недель эмбрионального периода у зародыша появляются руки, ноги, пальцы на руках и ногах, лицо, сердце, которое начинает биться, мозг, легкие и другие жизненно важные органы. К концу этого периода эмбрион приобретает узнаваемый человеческий облик, как проиллюстрировано на рис. 4.2. На протяжении всех 6 недель эмбрионального периода зародыш быстро растет, какие-то изменения происходят каждый день. Сразу после имплантации эмбриона клетки начинают дифференцироваться на три отдельных слоя. Из наружного слоя — эктодермы — впоследствии образуется кожа, органы чувств и нервная система; из среднего слоя — ме... [стр. 158 ⇒]

Предположим, у вас есть эмбрион, который подвергся серьезному стрессу, скажем пережил недоедание. В результате у него развился бережливый метаболизм. Это женский эмбрион, он рождается, становится взрослым и беременеет. Эта самка потребляет нормальное количество еды. Но благодаря бережливому метаболизму она хорошо умеет хранить питательные вещества на случай, если голод когда-нибудь вернется снова. Поэтому ее организм захватывает львиную долю питательных веществ для себя, а эмбриону достается очень мало. Другими словами, она ест столько же, сколько и другие беременные, но ее эмбрион получает меньше питательных веществ, чем другие эмбрионы, оказываясь в ситуации умеренного недоедания. Это программирует его на более умеренную версию бережливого метаболизма. И когда этот эмбрион рождается, становится взрослым и беременеет... Другими словами, склонность к ЗВФП может передаваться через поколения, без всякой генетики. Это происходит не из-за общих генов, но из-за общей окружающей среды, а именно из-за общей кровеносной системы матери и плода во время беременности. Поразительно! Именно этот феномен был замечен у жителей Голландии, переживших голодную зиму: их внуки часто рождаются с низким весом. Это проявляется и в других сферах. Выберите наугад несколько крыс и кормите их так, чтобы во время беременности у них развилось ожирение. В результате у их потомства, которое кормят нормальной пищей, вырастет риск ожирения. У их внуков тоже. Точно так же у людей, страдающих диабетом второго типа, во время беременности увеличивается риск этого заболевания у потомства, даже при условии контроля веса. Но погодите — голод означает меньше питательных веществ в крови, а наличие диабета второго типа — наоборот, больше. Как это может привести к развитию бережливого метаболизма у эмбриона? Не забывайте, что в случае диабета мы увеличили уровень глюкозы в крови, потому что организм не может хранить питательные вещества. Вспомните, о чем мы говорили в главе 4, — когда перекормленные жировые клетки становятся стойкими к инсулину, они вырабатывают гормоны, которые убеждают другие жировые клетки и мышцы последовать их примеру. Эти гормоны попадаю т в систему кровообращения эмбриона. И тогда у вас есть мама, стойкая к инсулину, потому что она запасла слишком много энергии, и она вырабатывает гормоны, из-за которых эмбрион нормального веса тоже начинает хуже аккумулировать энергию. В итоге эмбрион теряет вес и начинает смотреть на мир с точки зрения бережливого метаболизма. [стр. 118 ⇒]

Депонирование гамет и эмбрионов Консервация спермы методами быстрого замораживания была основным достижением искусственного осеменения, так как стало возможным депонировать семенную жидкость в банках спермы, чтобы использовать ее позже в случае необходимости. Это повысило эффективность метода и создало для всех участников дополнительные удобства. Продолжаются опыты по замораживанию яйцеклеток человека. В начале 80-х годов австралийские ученые начали эксперимент по замораживанию человеческого эмбриона, полученного оплодотворением in vitro (описываемым ниже), для возможной последующей имплантации его в матку. Это делалось и для дополнительных удобств, и для повышения эффективности метода, так как за одну хирургическую операцию можно было выделить несколько яйцеклеток, оплодотворить их и затем сохранить для дальнейшего использования. Если одно оплодотворение in vitro не давало положительных результатов, можно было попытаться получить следующий эмбрион, минуя все предшествующие оплодотворению стадии метода. Первый ребенок от имплантации предварительно замороженного эмбриона родился в 1987 году. По поводу депонирования гамет (сперматозоидов и яйцеклеток) и эмбрионов возникло множество этических вопросов. Несколько лет назад было предложено открыть банк спермы для «улучшения человеческого генофонда». Хотели заморозить сперму нобелевских лауреатов, чтобы использовать ее для осеменения особо одаренных женщин. Проблема евгеники, или отбора пар для улучшения природных задатков будущих поколений, всегда вызывала споры. В основном она сводилась к вопросу о том, у кого есть право определять, какие характерные особенности следует сохранять и усиливать и от каких избавляться. В распоряжении супружеских пар, соглашающихся на искусственное оплодотворение, чтобы увеличить шансы иметь детей, часто имеется несколько эмбрионов, депонированных для возможного использования в будущем. Американское общество по проблемам оплодотворения {The American Fertility Society) сообщило, что примерно в 150 клиниках США, занимающихся искусственным оплодотворением, число депонированных эмбрионов, вероятно, значительно превышает 25 ООО. У супружеских пар обычно заранее спрашивают, что надо сделать с оставшимися эмбрионами: уничтожить, предложить бесплодным парам или использовать в исследованиях. В то время как многие хотят предоставить их в распоряжение других пар, фактическая потребность в эмбрионах очень мала. Это, таким образом, означает, что тысячи эмб... [стр. 203 ⇒]

Философские концепции беременности Один из подходов к пониманию беременности рассматривает беременность как некое происходящее с женщиной событие. При этом статус и идентичность женщины рассматриваются как относительно устойчивые. Данный подход предоставляет женщине максимум свободы, рассматривая ее как автономного субъекта с соответствующими правами, имеющего определенные возможности для труда и подвергающегося различным ограничениям со стороны общества. В соответствии с таким подходом, когда возникает необходимость медицинских вмешательств, целостность женского тела рассматривается как приоритетная ценность. Данный подход не принимает во внимание целостность эмбриона, что вызывает критику (Seymour, 1995). Другой подход характеризуется признанием того, что женщина и эмбрион (плод) являются двумя сущностями. При этом вместо слова «эмбрион» чаще используется слово «ребенок». Данный подход влечет за собой серьезные философские и этические противоречия, связанные, например, с ситуациями во время беременности и родов при необходимости принятия решений, касающихся действий, угрожающих для целостности женщины и плода. Данный подход также рассматривает женщину как один из источников потенциальной угрозы для эмбриона (плода). Очевидно, что такой подход связан с определенными ограничениями в праве женщины на свободный выбор. Допущение того, что медицинские вмешательства могут быть использованы в интересах плода, кардинально меняет правовой статус женщины, хотя плод и находится в ее теле. Третий подход, соответствующий текущей правовой ситуации в Великобритании (часто критикуемой), связан с представлением о том, что мать и эмбрион (плод) являются двумя нерасторжимыми частями (сущностями). Данный подход означает, в частности, что после рождения ребенок, пострадавший во время беременности или родов (например, из-за действий медицинских работников), имеет полное право на то, чтобы в судебном порядке добиваться возмещения ущерба. Однако при этом легальный статус имеет не эмбрион (плод) как некая сущность, а уже родившийся ребенок, принимаемый в качестве субъекта права. Четвертый подход связан с восприятием матери и эмбриона (плода) как единого целого. При этом данное единство имеет свою особую идентичность. Очевидно, что такой подход трудно согласуется с преобладающей в настоящее время культурной нормой, касающейся к индивидуальности и автономности субъекта. Если же обратиться к личному опыту, то именно таким образом я воспринимала себя и ребенка во время беременности и родов: я ощущала ребенка в себе как часть самой себя и, в то же время, как иную сущность. Ощущение тесной связи между женщиной и ребенком сохраняется и после его рождения и отражается на телесных реакциях женщины. Так, например, даже одна мысль о ребенке нередко вызывает у женщины прилив молока. Хотя представления о женщине и эмбрионе (плоде) и их связи основаны на индивидуальном опыте, они также культурно опосредованы, так что культурная среда будет в той или иной мере влиять на то, как женщины понимают и описывают свой опыт беременности и материнства. Необходимо также принять во внимание то, как окружающее влияет на восприятие этого опыта. Так, группы противников абортов иногда используют эндоскопические образы расчлененного плода в целях пропаганды. По поводу манипуляций с эндоскопическими образами Е. Каплан (Kaplan, 1992) пишет следующее: «Замещение образа материнского тела образом вселенной очевидно при некоторых фотографических манипуляциях. Внутренняя среда женского тела многократно увеличивается и выглядит как космическое пространство. Красочные эмбриональные структуры напоминают картины зарождения земли. Эмбрион воспринимается как чудо из чудес, нечто 37... [стр. 37 ⇒]

Эмбрион появляется как  утолщение или  маленькое образование на краю желточного мешка между 5-й и 6-й нед (рис. 12–21А). В норме эмбрион растет быстро, прибавляя по 1 мм в день. Эмбрион различим с того момента, когда достигает размеров 2–3 мм; сердечная деятельность еще может не определяться. К 6 нед эмбрион становится отдельной структурой, не связанной с желточным мешком (рис. 12–21Б). Тогда же в некоторых случаях можно увидеть крошечный желточный проток, соединяющий желточный мешок с основанием пуповины. Сердечная деятельность эмбриона должна определяться на  сроке 6 нед. При  трансвагинальном исследовании сердечная деятельность обязательно должна определяться у эмбриона размером свыше 5 мм. В 7 нед. размеры эмбриона составляют примерно 12 мм и четко видна головка. На этом сроке в головке имеется единственный крупный желудочек мозга, а  сама головка напоминает по внешнему виду желточный мешок [69]. В 8 нед. головка сравнивается в размерах с желточным мешком и начинается закладка конечностей (рис. 12– 22). Тогда же определяется физиологическое выпячивание средней кишки — эхогенное образование кпереди от туловища эмбриона. Кишечник становится внутрибрюшным и выпячивание исчезает к 12 нед. На сроке от 8 нед. вокруг эмбриона можно увидеть тонкую эхогенную полосу — мешок амниона. На  сроке 10 нед. органогенез завершен и  эмбрион отныне считается плодом (рис.  12–23). Между 10 нед и концом первого триместра очертания плода становятся более четкими. Можно увидеть и пересчитать пальчики рук и ног. Можно также увидеть движения конечностей и распознать кости и суставы. В головке четко различимы серп и  хороидальное сплетение в  боковых желудочках. Почки и  мочевой пузырь можно оценить... [стр. 308 ⇒]

Примерно с 7 недель беременности становится возможной визуализация частей эмбриона – головки, зачатков конечностей. В этом же сроке появляется двигательная активность эмбриона. При размере эмбриона 5 мм и более возможна визуализация его сердечной деятельности. Сердцебиение можно зарегистрировать в 2Д режиме (кинопетля), в М-режиме, в режимах импульсного допплера и цветового допплера (применение ЦДК не желательно ввиду достаточно большей акустической мощности на выходе при использовании этой технологии) (рис.5, табл.5). Урежение сердечных сокращений эмбриона/плода является неблагоприятным прогностическим признаком в плане неразвивающейся беременности. Сердечная деятельность эмбриона относится к основному параметру, подтверждающему его жизнедеятельность. В случае отсутствия регистрации сердцебиения при КТР 5-8 мм и менее назначается контрольное исследование через 5-7 дней, в случае отсутствия сердцебиения и двигательной активности эмбриона при больших значениях КТР, возможно вынесение заключения о неразвивающейся беременности по типу гибели эмбриона сразу (рис.6). Желточный мешок визуализируется в виде анэхогенного округлого образования с ободком повышенной эхогенности, находящегося внутри плодного яйца вблизи эмбриона. Диаметр желточного мешка в сроки 7-9 недель в среднем 4-5 мм, затем, начиная с 10 недель, он уменьшается, а к 12 неделям, как правило, уже не визуализируется. В некоторых случаях возможен иной вариант обратного развития желточного мешка – по типу кистозной трансформации. Неблагоприятными прогностическими признаками в плане неразвивающейся беременности и самопроизвольного выкидыша являются уменьшение диаметра желточного мешка и его преждевременная редукция. При проведении трансвагинальной эхографии возможна так же визуализация желточного протока (рис.7, табл.6, табл.7). При трансвагинальном исследовании в ранние сроки беременности возможна визуализация амниотической оболочки – тонкой нежной повышенной эхогенности полоски, окружающей эмбрион. Полость, располагающаяся внутри амниотической оболочки, называется амниотической. Полость, располагающаяся снаружи от амниотической оболочки, называется хориальной. В амниотической полости расположен эмбрион, а в хориальной – желточный мешок. По мере прогрессирования беременности, происходит сближение амниотической и хориальной оболочек  ... [стр. 5 ⇒]

Благодаря этим исследованиям накопился большой материал по изучению механизмов раннего развития эмбриона, его продвижения по трубе, имплантации. После оплодотворения зигота продвигается по трубе, претерпевая сложный процесс развития. Первое деление (стадия двух бластомеров) наступает лишь на 2-е сутки после оплодотворения. По мере продвижения по трубе в зиготе происходит полное асинхронное дробление, которое приводит к образованию морулы. К этому времени эмбрион освобождается от желточной и прозрачной оболочек и в стадии морулы зародыш поступает в матку, представляя собой рыхлый комплекс бластомеров. Прохождение по трубе является одним из критических моментов беременности. Установлено, что взаимоотношения между гомета/ранний эмбрион и эпителий маточной трубы регулируется аутокринным и паракринным путем, обеспечивая эмбрион средой, усиливающей процессы оплодотворения и раннего развития эмбриона (Levran и соавт., 1998). Полагают, что регулятором этих процессов является гонадотропный релизинг-гормон, продуцируемый как преимплантационным эмбрионом, так и эпителием маточных труб (Casan Е. М. и соавт. 2000). Эпителий маточных труб экспрессирует ГнРГ и ГнРГ-рецепторы как мессенжеры рибонуклеиновой кислоты (mRNA), так и протеинов. Оказалось, что эта экспрессия циклозависима и, в основном, появляется в процессе лютеиновой фазы цикла. На основании этих данных группа исследователей полагает (Casan Е. М. и соавт. 2000), что ГнРГ труб играет значительную роль в регуляции аутокринным-паракринным путем в фертилизации, в раннем развитии эмбриона и в имплантации, так как в маточном эпителии в период максимального развития «окна имплантации» имеются в значительном количестве рецепторы ГнРГ. Было показано, что ГнРГ, mRNA и экспрессия протеинов наблюдается у эмбриона, и она увеличивается по мере превращения морулы в бластоцисту (Raga F. и соавт., 1999). Полагают, что взаимодействие эмбриона с эпителием трубы и с эндометрием осуществляется через систему ГнРГ, обеспечивающего развитие эмбриона и рецептивность эндометрия. И опять многими исследователями подчеркивается необходимость синхронного развития эмбриона и всех механизмов взаимодействия. Если транспорт эмбриона по каким-то причинам может быть задержан, трофобласт может проявлять свои инвазивные свойства до поступления в матку. В этом случае может возникнуть трубная беременность. При быстром продвижении эмбрион поступает в матку, где еще нет рецептивности эндометрия и имплантация может не произойти, либо эмбрион задерживается в нижних отделах матки, т.е. в месте, менее подходящем для дальнейшего развития плодного яйца. Процесс имплантации может быть только в том случае, если поступивший в матку эмбрион достиг стадии бластоцисты. Бластоциста состоит из внутренней части клеток — эндодерма, из которого образуется собственно эмбрион, и наружного слоя клеток — трофоэктодерма — предшественника плаценты. Полагают, что на стадии преимплантации бластоциста экспрессирует преимплантационный фактор (PIF) (Вагпеа Е. и соавт., 1999), сосудистый эндотелиальный фактор роста (VEGF), а также mRNA и протеин к VEGF, что дает возможность эмбриону очень быстро осуществлять ангиогенез для успешной плацентации и создает необходимые условия для дальнейшего его развития (Krussel и соавт., 2000). [стр. 177 ⇒]

На раннем сроке беременности и при длительном пребывании в матке погибшего плода визуализировать его не удаётся. Размеры матки отстают от срока беременности, при этом отмечают резкую деформацию плодного яйца: нечёткость контуров, множественные перетяжки, отдельные разрозненные эхоструктуры. К другим признакам гибели эмбриона относят выраженное маловодие и повреждение костей черепа со смещением костных фрагментов. Важно дифференцировать эхографическую картину неразвивающейся беременности с преходящей брадикардией или синкопальным отсутствием сердцебиения у эмбриона; для дифференциальной диагностики наблюдение следует проводить в течение нескольких минут. Диагностические критерии неразвивающейся беременности при трансвагинальном УЗИ следующие56. •• Копчико-теменной размер (КТР) плода 7 мм и более, сердцебиений нет. •• Средний диаметр плодного яйца 25 мм и более, эмбриона нет. •• Отсутствие эмбриона с сердцебиением через 2 нед после того, как УЗИ показало плодное яйцо без желточного мешка. •• Отсутствие эмбриона с сердцебиением через 11 сут после того, как УЗИ показало плодное яйцо с желточным мешком. Если плодный мешок 25 мм и более, эмбрион отсутствует и/или его сердцебиение не зафиксировано и КТР 7 мм и выше, то у пациентки однозначно, со 100%-й вероятностью, неразвивающаяся беременность. Прогностические критерии неразвивающейся беременности при трансвагинальном УЗИ таковы56. •• КТР плода менее 7 мм, сердцебиения нет. •• Средний диаметр плодного мешка 16–24 мм, эмбриона нет. •• Отсутствие эмбриона с сердцебиением через 7–13 дней после того, как УЗИ показало плодный мешок без желточного мешка. •• Отсутствие эмбриона с сердцебиением через 7–10 дней после того, как УЗИ показало плодное яйцо с желточным мешком. •• Отсутствие эмбриона через 6 нед от начала последней менструации. •• Желточный мешок более 7 мм. •• Маленький плодный мешок относительно размеров эмбриона (разница между средним диаметром плодного мешка и КТР плода менее 5 мм). При повторных УЗИ замершую беременность диагностируют, если: •• эмбриона и сердцебиения нет как при первом УЗИ, так и при повторном через 7 сут; •• пустое плодное яйцо размером 12 мм и более или плодное яйцо с желточным мешком и те же результаты через 7 дней; •• пустое плодное яйцо размером <12 мм или плодное яйцо с желточным мешком, те же результаты через 14 дней. Важный практический аспект: отсутствие сердцебиений плода — не единственный и не обязательный признак неразвивающейся беременности: при малом сроке беременности сердцебиений плода ещё не наблюдают. Ультразвуковая плацентография при неразвивающейся беременности помогает определить расположение плаценты, её размеры, преждевременную отслойку отдельных участков и ряд морфологических изменений (кисты, инфаркты, некрозы, кальциноз и др.). Как правило, при замершей беременности происходит кальциноз МАРС / 18... [стр. 20 ⇒]

Все эти явления связаны с «работой» вспомогательных сущностей, которые участвуют в развитии эмбриона. «Вспомним, что на первой стадии развития эмбриона происходит количественный рост зиготных клеток до тех пор, пока численность их не станет достаточной для входа эфирного тела многоклеточного организма рыбы. Начинается развитие эфирного тела рыбы в биомассе, имеющей генетику человека. Вот почему в начале своего развития зародыш человека напоминает рыбу. Но скорость развития клеток зародыша человека превышает скорость развития эфирного тела рыбы. Поэтому, примерно в месячном возрасте, когда уже эфирное тело рыбы становится несовместимым с биомассой, оно выходит («выбрасывается» из биомассы) и вместо него входит эфирное тело сущности того вида, который имеет большую скорость развития - земноводного. В результате входа новой сущности биомасса эмбриона подвергается перестройке под эфирное тело земноводного, при этом часть клеток эмбриона распадается». В результате в кровь матери через плаценту выбрасывается много шлаков, что и вызывает все явления, сопровождающие токсикоз. «На третьем месяце развития эмбриона человека эфирное тело земноводного по тем же причинам выходит из эмбриона. Возникает новый качественный всплеск, и в эмбрион входит эфирное тело (сущность) пресмыкающегося. Снова биомасса эмбриона перестраивается под эфирную структуру пресмыкающегося, часть клеток эмбриона распадаются, и происходит очередной выброс шлаков в кровь матери. После этого перестраивания эмбрион человека похож на эмбрион пресмыкающегося, и продолжается дальнейший рост биомассы эмбриона человека. Для сравнения - одномесячный эмбрион размером в 1 см, на третьем месяце достигает размера 9 см. На четвёртом месяце развития эмбриона человека эфирное тело пресмыкающегося выходит и входит эфирное тело млекопитающего. Эмбрион перестраивается под эфирное тело млекопитающего, часть клеток эмбриона в очередной раз распадается, и вновь в кровь матери через плаценту попадают шлаки. На пятом месяце развития эмбриона человека качественная структура его становится такой, что возникает возможность согласования и входа в эмбрион эфирного тела сущности человека. Эмбрион начинает перестраиваться под эфирное тело сущности человека, и опять в кровь матери попадает огромное количество шлаков». «Из-за последовательной эволюции в биомассе эмбриона эфирных тел рыбы, земноводного, пресмыкающегося, млекопитающего качественная структура эмбриона человека выводится на тот уровень, когда становится возможным согласование и вход эфирного тела сущности человека. Поэтому зародыш человека при своём развитии 66... [стр. 67 ⇒]

Развитие человека начинается с момента оплодотворения яйцеклетки женщины сперматозоидом мужчины. Оплодотворение возможно в период овуляции, когда созревшая яйцеклетка выходит из яичника. Период овуляции обычно приходится на 10-16 день менструального цикла, но может быть сильно смещен. После овуляции яйцеклетка попадает в маточную трубу и сохраняет жизнеспособность в течение приблизительно одних суток. Сперматозоиды же способны к оплодотворению в течение 2-3 суток после семяизвержения. Оплодотворение происходит в маточной трубе. При слиянии яйцеклетки и сперматозоида образуется новая клетка — зигота, которая в течение 3-4 дней перемещается по маточной трубе в сторону матки. Перемещение эмбриона по маточной трубе происходит благодаря току трубной жидкости (за счѐт биения ресничек стенки трубы и перистальтическим сокращениям мышц). Спустя 26-30 час после оплодотворения зигота начинает делиться и образует новый многоклеточный эмбрион. Спустя двое суток после оплодотворения эмбрион состоит из 4 клеток, спустя 3 суток — из 8 клеток, спустя 4 суток — из 10-20 клеток, спустя 5 суток — из нескольких десятков клеток. Процесс деления яйцеклетки называют «дроблением», потому что размер эмбриона не увеличивается, а каждая дочерняя клетка уменьшается в размере. На протяжении первых 4-х дней развития эмбрион человека имеет размер около 0,14 мм. Начиная с 5-го дня эмбрион растет, к 6 дню размер эмбриона — около 0,2 мм. К 4-му дню развития дробящийся эмбрион выходит из маточной трубы в матку. К тому времени, эмбрион, выглядевший как неорганизованная группа клеток, формирует подобие полого шара. Эта стадия развития называется бластоциста. В конце первой недели бластоциста вселяется в эндометрий (слизистая матки) — этот процесс называется имплантацией. Эндометрий поставляет развивающемуся эмбриону питательные вещества. Со временем эту функцию возьмет на себя плацента, которой пока нет. [стр. 97 ⇒]

В процессе оплодотворения яйцеклетка, а в последующем зигота, продолжает свое продвижение по маточной трубе в сторону матки. Этому способствуют сокращения мышечного слоя трубы и движения ресничек еѐ эпителия. После образования зиготы начинается процесс еѐ митотического деления, который носит название «дробление» (такое название деление зиготы получило потому, что общий размер эмбриона не увеличивается, и с каждым последующим делением дочерние клетки становятся все мельче). Размер эмбриона человека на стадиях зиготы и дробления одинаков и составляет около 130 мкм. Дробление у человека, как и всех млекопитающих, полное, равномерное и асинхронное. Асинхронное дробление означает, что дочерние клетки делятся не одновременно, в итоге эмбрион человека может содержать различное количество клеток (а не только 2 в степени n, как это характерно для большинства животных). Клетки эмбриона на стадии дробления называются бластомеры. Период дробления продолжается около 3 дней. Первоначально все бластомеры эмбриона человека одинаковы, как по внешнему виду, так и по своей детерминации. Бластомеры не взаимодействуют друг с другом и удерживаются вместе лишь благодаря блестящей оболочке. Если блестящая оболочка по какой-то причине будет повреждена, то эмбрион рассыпется на отдельные группы клеток или индивидуальные клетки. В редких случаях это может приводить к формированию двух и более независимых эмбрионов, идентичных генетически. Такие эмбрионы дадут начало однояйцевым дихориальным близнецам (около одной трети случаев рождения всех однояйцевых близнецов). К 4 дню развития, когда эмбрион состоит приблизительно из 12-16 клеток, бластомеры приобретают дифференциацию и образуют два клеточных слоя. Наружные бластомеры формирует так называемый трофобласт, а внутренние — чуть позже — эмбриобласт. К 5 дню развития, дробящийся эмбрион формирует бластоцисту — стадию развития, характерную только для плацентарных млекопитающих. Бластоциста состоит из приблизительно 30 клеток в начале развития и приблизительно 200 клеток в конце развития. Бластоциста представляет собой полый шар размером 130—200 мкм, сформированный клетками трофобласта, внутри шара располагается группа клеток эмбриобласта, прикрепленная к одной из стенок. Изредка бластоциста может нести два эмбриобласта, такой эмбрион даст начало однояйцевой двойне — однояйцевым монохориальным близнецам (около двух третей случаев рождения всех однояйцевых близнецов). [стр. 117 ⇒]

Загадка древних эмбрионов1. До недавнего времени чуть ли не самыми загадочными и спорными из эдиакарских находок оставались многоклеточные образования из формации Доушаньтуо (Китай, возраст около 580 млн лет), похожие на ранних эмбрионов многоклеточных животных. Местонахождение Доушаньтуо найдено около 20 лет назад. С ним связаны изумительные открытия ископаемых докембрийского возраста —это самые ранние находки бесспорных многоклеточных животных: губок, кишечнополостных, билатеральных червей; известны также и отпечатки крупных водорослей замечательной сохранности. Но взрослые (хоть и микроскопические!) многоклеточные в этих отложениях редки. Самую обильную часть находок Доушаньтуо составляют похожие на эмбрионов шаровидные образования от одной клетки и более, верхний предел —около юоо клеток. Все клетки в эмбрионе одинаковы по форме и размерам. В отличие от водорослевых клеток клетки эмбрионов не имеют толстой стенки и плотно примыкают друг к другу. Внутренней полости (бластоцеля) нет, эпителиального слоя тоже не найдено. Бластопора (эмбрионального рта) нет даже у эмбрионов из тысячи клеток. И исследователи предполагали, что эмбрионы Доушаньтуо принадлежат каким-то очень примитивным многоклеточным животным, возможно, общим предкам губок и кишечнополостных. Начало 2007 года стало переломным моментом в изучении таинственных эмбрионов. В январе американские ученые опубликовали в журнале Nature статью, в которой доказывалось, что эмбрионы Доушаньтуо —никакие не эмбрионы, а колонии гигантских бактерий. Что же навело ученых на эту мысль? Дело в том, что несколько лет назад в водах Мексиканского залива, в глубоких бескислородных слоях, были обнаружены гигантские бактерии Thiomargarita. Их размер —от 0,1 до 0,75 мм, что для бактерий поистине рекорд1... [стр. 278 ⇒]

...е. при замораживании эмбрионов мыши в 2 мм соломинке (рис. 36). Относительно близкие значения 83 и 26 у.е. получены при вариации концентрации глицерина и сахарозы в витрифицирующем растворе (рис. 37). Уменьшение диаметра пластикового капилляра до 0,5 мм увеличило скорость его охлаждения в семь раз, что позволило снизить концентрацию раствора глицерина на 10 % и повысить эффективность криоконсервирования до 82 %. Сохранность девитрифицированных эмбрионов мыши увеличилась от 52 до 70 %. Эта процедура привела к увеличению силы влияния оптимизируемых параметров на эффективность криоконсервирования эмбрионов приблизительно в 1,5 ÷ 2,6 раза, в первом растворе до 95, а в четвертом до 50 у.е. (рис. 38). Для второго и третьего раствора до 170 и 116 у.е. (рис. 39) при оптимизации составляющих концентраций раствора глицерина (Гл) и сахарозы (Са), с короткой экспозицией в нем эмбрионов мыши. Уровень сохранности деконсервированных эмбрионов мыши при последующем развитии в культуре in vitro составил 70,16,1 %, n=54. Таким образом, проведенное многофакторное исследование дало возможность определить оптимальные параметры криоконсервирования эмбрионов мыши при высоких и сверхвысоких скоростях замораживания. Максимальная эффективность криоконсервирования 83 % получена для скорости 11,8103 0 С/мин. Уровень сохранности деконсервированных эмбрионов мыши при последующем развитии в культуре in vitro составил 70,16,1 %, n=54. 5.4.3 Пример проведения оптимизации криозащитной среды и режима замораживания эмбрионов мыши, основанного на применении низких скоростей Охлаждения эмбрионов животных реализуются посредством применения постоянных и переменных скоростей замораживания. Проведение сравнительного анализа эффективности данных способов и их этапов, на основе предложенных показателей, возможно при выполнении предварительной оптимизации параметров, определяющих жизнеспособность деконсервированного биообъекта. Общеизвестно, что оптимальной скоростью замораживания для эмбрионов мыши и коровы является величина 0,3 0С/мин, которая обеспечивает необходимую степень обезвоживания клеток и тем самым препятствует образованию внутриклеточного льда. При этом сами клетки находятся в течение нескольких часов в гипертоническом растворе. Снизить пагубность «эффекта раствора» возможно за счѐт оптимизации характера изменения скорости замораживания посредством применения экспоненциальных режимов охлаждения. Для определения влияния характера изменения скорости охлаждения на сохранность эмбрионов мыши проведено многофакторное исследование, направленное на установление оптимальных значений параметров: концентрации криопротектора, скорости охлаждения и величины еѐ ускорения, конечной 173... [стр. 173 ⇒]

Для изучения влияния изменения скорости охлаждения эмбрионов на уровень их сохранности после оттаивания разработан способ, позволяющий реализовывать разные режимы охлаждения до различных конечных температур. Получение необходимого режима охлаждения биообъекта производится на основе пассивного остывания термоблока в горловине сосуда Дьюара. Скорость охлаждения биообъекта изменяется посредством открытия поверхности термоблока, что увеличивает пропускную способность паров азота к упаковкам. Изменяя степень открытости термоблока (0  100 %) и конечную температуру охлаждения (+5  -70 0С), зависящую от глубины погружения термоблока в горловину сосуда Дьюара (3  27 см), можно реализовать требуемую величину скорости замораживания (0,1 до 15 0С/мин) эмбрионов. Оптимизация конечной температуры охлаждения и времени выдержки эмбрионов мыши перед погружением биообъекта в жидкий азот. Для определения конечной температуры охлаждения и времени выдержки эмбрионов мыши перед погружением в жидкий азот было проведено охлаждение исследуемого биообъекта, реализованное при помощи устройства, в котором различные конечные температуры охлаждения эмбрионов получали посредством изменения глубины погружения термоблока в горловину сосуда Дьюара. В качестве криопротектора использовали 1 М раствор глицерина; биообъект был помещен в пробирки Уленгута. Величина конечной температуры охлаждения определялась при помощи полученной регрессионной зависимости. Для определения силы влияния варьируемых параметров использовался двухфакторный дисперсионный анализ. Исследуемыми факторами являлись: конечная температура (Тк), до которой производится охлаждение биообъекта, и время выдержки эмбрионов мыши при данной температуре с последующим погружением биообъекта в жидкий азот. Уровнями градации температурной выдержки эмбрионов является -30 и -35 0С; время экспозиции составляло 0 и 15 мин (табл. 7). По показателю сохранности выявлено достоверное влияние времени выдержки эмбрионов η2А=0,40 перед их погружением в жидкий азот и конечной температуры η2В=0,21. Совместное влияние времени выдержки и конечной температуры составило η2х=0,62, а их взаимосвязи η2АВ=0,01. Показатель жизнеспособности и эффективности дал такую же силу влияния времени выдержки η2А=0,40 и в два раза больше температуры η2В=0,45. Совместное влияние времени выдержки и конечной температуры охлаждения на жизнеспособность деконсервированных эмбрионов составило η2х=0,86. Уровень надежности полученных результатов составил Р≥0,95. Для описания контуров эффективности криоконсервирования эмбрионов, зависящих от конечной температуры охлаждения и времени выдержки биообъекта, проведено еще четыре дополнительных опыта 5 ÷ 8 (табл. 7). Поиск оптимальных значений времени и температурной выдержки проводился в расширенной области исследования: конечная температура Тк С, до которой производит174... [стр. 174 ⇒]

ЖЕРЕБОСТЬ НОРМАЛЬНАЯ Жеребость начинается с момента оплодотворения яйцеклетки, а заканчивается рождением жеребенка. В самом начале жеребости происходит разделение исходной одной оплодотворенном яйцеклетки на две группы клеток. Одна из этих клеточных групп в дальнейшем образует зародышевые оболочки, тогда как из другой развивается жеребенок. Та часть плода, из которой далее развивается жеребенок, называется эмбрионом. Оплодотворение яйцеклетки происходит обычно в фаллопиевых трубах, расположенных между яичниками и маткой, примерно черед 4-6 часов после спаривания кобылы с жеребцом. Неоплодотворенная яйцеклетка живет в фаллопиевых трубах не более 4 часов. Поступление сперматозоида и его проникновение через слой венечных клеток, окружающих яйцо, и его цитоплазму, стимулирует первое деление яйцеклетки. Процесс ее дробления продолжается до тех пор, пока не образуется клеточная масса, имеющая примерно 1,5 мм в диаметре, которая называется бластоцистой и имеет форму грушевидною мешка. Происходит это примерно через 14 дней после оплодотворения. На широком конце бластоциты и находятся клетки, из которых в дальнейшем разовьется эмбрион, К 21-му дню после зачатия размер зародыша достигает 34 мм. Теперь уже можно видеть, что зародыш представляет собой эмбрион, окруженный зародышевой мембраной, которую называют амнионом. Амнион пупочным канатиком связан с другим мешочком, который называется желточным. В последующие 20 дней развития из желточного мешочка формируется плацента, вступающая в плотный контакт с эндометрием матки. Плацента состоит из двух слоев: прилегающей к стенке матки хорио-аллактоисной мембраны и окружающей весь эмбрион аллант-амниотической мембраны(собственно амниона). На наружной поверхности хорио-аллактоисной мембраны формируются специализированные клетки, которые проникают в стенку маки. Для полноценного развития эмбриона требуется обязательно плотный контакт между плацентой и стенкой матки: через плаценту в эмбрион из крови матери поступает большое количество питательных веществ и кислорода, необходимых для роста и развития плода. Связь между плацентой и эмбрионом осуществляется через пуповину. Ее разделяют на две части, амниотическую и аллантоиновую. Вдоль пуповины проходят артерий и вены, соединяющие сосудистую сеть плаценты с кровообращением эмбриона. Внутри пуповины также проходит трубочка (урахус), через которую моча эмбриона выводится в аластоисную полость. К этому времени у эмбриона заканчивается формирование всех основных органов. С этого момента его можно называть плодом. Вес плода достигает к этому сроку примерно 20 г, а максимальная длина - 2,5 см. У плода уже можно различить глаза, глазницы, зачатки конечностей и ушей. В последующие 20 дней происходит интенсивный рост и развитие конечностей, носа, ушей и глаз. К 90-му жеребости можно установить пол плода. К 120-му дню жеребости вес плода достигает 1 кг. На его губах, носу и вокруг глаз появляются первые тонкие волоски. Хвост, круп и нижние конечности они начинают покрывать только к 240-му дню жеребости при весе плода... [стр. 144 ⇒]

У эмбрионов (плодов) с пороками систем органов хромосомные нарушения (преимущественно аутосомные трисомии — D , E , X - M O H O C O M H H и триплоидия) обнаружены в 63% случаев [Kajii Т., 1980]. В 91,2% случаев они проявляются множественными и в 4 1 , 5 % одиночными аномалиями. Среди последних у эмбрионов 8—9 иед описаны эицефалоцеле, циклопия, синдактилия, полидактилия и мнелорахнсхиз [Creasy М., 1976]. Помимо этого, у фенотипически нормальных эмбрионов 8— 9 иед в 5 1 , 4 % случаев также обнаружена патология хромосом (трисомия D, Е, триплоидия, Х0), которая у плодов и новорожденных детей сопровождается множественными пороками развития. Такое несоответствие фенотипических проявлений хромосомным нарушениям у эмбрионов по сравнению с плодами и новорожденными можно объяснить недостаточным морфологическим исследованием зародышей и значительными трудностями обнаружения аномалий у эмбрионов первых 8—9 иед беременности, поскольку в этом периоде не завершен еще морфогенез всех систем и органов, в связи с чем многие пороки на определенных стадиях развития могут потенциально существовать в виде нормальных эмбриональных структур, которые следует рассматривать как аномалии только после завершения формирования каждой отдельно взятой системы или анатомической структуры. Кроме того, весь комплекс аномалий, характерный для некоторых хромосомных синдромов (трисомии 13, 18 и триплоидия), может не сформироваться еще в раннем фетальном периоде развития. Например, у плодов 12—15 иед беременности при трисомии 13 еще невозможно установить такие нарушения морфогенеза, как очаги гетеротопии клеток зародышевого слоя в белое вещество мозжечка, патология дифференциации нейронов головного мозга, поликистоз почек, гидроуретер, капиллярные ангиомы кожи и кистофиброз поджелудочной железы. Поэтому в отличие от новорожденных цитогеиетическое исследование необходимо проводить как у фенотипически нормальных эмбрионов первых 8—9 нед внутриутробного развития, так и в раннем фетальном периоде при наличии у плодов одного или двух сочетаниых пороков (например, расщелина губы, неба, полидактилия), которые могут быть на даииой стадии развития лишь частью всего комплекса пороков, свойственных тем или иным хромосомным синдромам. Число обнаруженных пороков развития у эмбрионов (плодов) и новорожденных различно (табл. 3). Аномалии развития ЦНС у зародышей как с нормальным, так и с измененным кариотипом преобладают над другими видами пороков, составляя в первой группе 32,8%, во второй —71,9% [Кулаженко В. П., 1976]. Как видно из табл. 3, у спонтанно абортированных эмбрионов и плодов многие пороки развития и хромосомные синдромы встречаются чаще, чем при популяции эмбрионов, полученных при медицинских абортах. Разница в частоте аномалий у зародышей, приводимая многими авторами (см. табл. 3), 7*... [стр. 99 ⇒]

Для проведения успешного криогенного сохранения эмбрионов мышей необходимо недорогое, но качественное оборудование, реактивы высокой степени очистки, но главное – специалисты в области преимплантационной эмбриологии, имеющие успешный опыт криогенного сохранения эмбрионов. Оборудование, необходимое для криогенной заморозки, включает в себя частично опорожненные колбы, приспособления для обращения с жидким азотом, CO2-инкубаторы, термопары, регистрирующий прибор и микроскопы с цифровой камерой и компьютером. Донорами эмбрионов обычно являются препубертатные мыши в возрасте около 21 дня. С помощью сыворотки беременной кобылы и человеческого хорионического гонадотропина у самок вызывают гиперовуляцию и затем их спаривают с племенными самцами. Доказательством успешного спаривания является наличие вагинальной пробки, со дня ее обнаружения начинается отсчет дней. На третий день мышь убивают и извлекают матку и фаллопиевы трубы. Из фаллопиевых труб с помощью соответствующего инструмента вымываются эмбрионы, которые на этот момент должны находиться на стадии 8-клеточного развития. Далее из общей массы эмбрионов выбраковываются поврежденные или недоразвившиеся. Оставшиеся эмбрионы в среде с соответствующим криопротектором (диметилсульфоксид) помещают в пробирки или трубочки, подготовленные для заморозки. Далее они охлаждаются до почти полной заморозки, и колбы закупориваются кристаллом льда для предотвращения переохлаждения. После этого эмбрионы замораживают. Обычно скорость охлаждения низкая (около 0,4 градуса в минуту). С момента достижения эмбрионами температуры –80°С скорость охлаждения можно увеличить, пока степень заморозки не будет соответствовать температуре жидкого азота (–196°С). При этой температуре эмбрионы могут сохраняться неограниченное количество времени. Когда возникает необходимость в эмбрионах, их размораживают, используя принятый в лаборатории метод. Обычно это происходит при комнатной температуре или в ванне с температурой воды 37°С. Неповрежденные эмбрионы отбирают, омывают и выращивают 24 часа в подходящей среде в СО2-инкубаторе. Если эмбрионы жизнеспособны, они развиваются в бластоцисту, подходящую для имплантации. За 2 дня до размораживания эмбрионов нескольких псевдобеременных мышей, будущих суррогатных матерей, подготавливают к приему эмбрионов путем спаривания со стерильным самцом (стерилизованным с помощью вазектомии или генетически стерильным). Будущая суррогатная мать получает анестезию, ей делают один кожный надрез и далее по надрезу в верхней брюшине по обеим сторонам от позвоночника с тем, чтобы обнажить боковые стороны матки. С обеих сторон матки де... [стр. 19 ⇒]

Гормональная регуляция половых циклов самок обеспечивается за счет введения гонадотропинов, прогестерона и простагландинов. Достигаемая при этом синхронность в наступлении эструса позволяет организовать одновременное искусственное осеменение больших групп животных. Гормональные препараты уже более полувека используют для повышения плодовитости сельскохозяйственных животных. Искусственно повышая уровень гонадотропинов в крови самок, то есть стимулируя множественную овуляцию (суперовуляцию), удается в 10—20 раз увеличить число образующихся в каждом цикле яйцеклеток. Число их у коров и овец доводится до 25, у свиней — до 80. Этот метод предназначен для получения потомства от более молодых высокопродуктивных особей путем трансплантации оплодотворенных яйцеклеток (эмбрионов в стадии морулы или бластоцисты) самкам-реципиентам. Нехирургическое вымывание эмбрионов у самок-доноров проводят с помощью специальных катетеров без ущерба для животных. Для успешного приживления эмбриона необходимо, чтобы матка самки-реципиента находилась в стадии готовности для дальнейшего вынашивания эмбриона. Для этого репродуктивные органы самки-реципиента готовят с помощью гормонов. Эффективность метода повышается благодаря разработке техники криоконсервации эмбрионов, которая позволяет избежать постоянной синхронизации состояния матки у доноров и реципиентов, создавать банки эмбрионов и проводить трансплантацию в широких масштабах. После размораживания выживает в среднем 50 % эмбрионов, что делает использование криоконсервации эмбрионов в производственных целях пока неэкономичным. Даже в самых благоприятных условиях в среднем от одной суперовуляции коровы удается получить только 3—4 теленка. Если самка-донор не будет вынашивать потомства, процедуру получения эмбрионов можно повторять с перерывами в 3 мес и получать от нее 15—18 потомков в год. Если же результативность метода удастся повысить, потенциальные возможности одной коровы (75—80 телят за репродуктивную жизнь) реализуются в фактические. В некоторых центрах по трансплантации сделано более 35 тыс. пересадок зародышей. Этому способствовали такие научные разработки, как создание банка замороженных эмбрионов и освоение метода дробления зародышей. Генно-инженерные манипуляции с эмбрионами с целью получения генетически идентичных копий (клонов) в экспериментальных условиях уже освоены и на сельскохозяйственных животных. На крупном рогатом скоте и овцах получены близнецы при разде149... [стр. 148 ⇒]

2.5. При выявлении в культурах ЦПД отбирают из матрасов культуральную жидкость в объеме 0,4 мл для заражения монослоя клеток аналогичной культуры, выращенных на стеклянных пластинках (стеклышках), в пробирках или пенициллиновых флаконах. После выдерживания зараженных культур в термостате при 37°C в течение 72 ч стеклышки извлекают, высушивают на воздухе, фиксируют 10 мин в охлажденном при температуре –20°C ацетоне и используют для идентификации вируса в иммунофлуоресценции. 3.2.6. При отсутствии цитопатического действия вируса (ЦПД) проводят два последовательных пассажа в аналогичной клеточной культуре. 3.3. Выделение вируса на куриных эмбрионах. 3.3.1. Для выделения вируса на куриных эмбрионах (КЭ) суспензию исследуемого материала (см. п. 3.1) вводят 8...9дневным КЭ в желточный мешок в дозе 0,2...0,3 мл или 13...14дневным КЭ внутривенно в дозе 0,1...0,2 мл. Каждым материалом заражают не менее 5 эмбрионов. 3.3.2. Зараженные куриные эмбрионы помещают в термостат при 33,5°C и выдерживают в течение 5 дней. В этот период эмбрионы овоскопируют два раза в сутки. Куриные эмбрионы, погибшие в течение первых 24 ч, уничтожают (неспецифическая гибель), остальные эмбрионы после гибели и все оставшиеся живыми на 5е сутки после заражения охлаждают в холодильнике 2...4 ч при 2...4°C, затем их вскрывают и исследуют зародыш на наличие макроскопических изменений. Характерными для возбудителя катаральной лихорадки является вишневокрасная окраска погибших куриных эмбрионов с многочисленными кровоизлияниями на голове и туловище. 3.3.3. Для идентификации выделенного вируса готовят 10%ную суспензию из эмбрионов (без головы) и заражают клеточные культуры (см. п. 3.2.5). 3.3.4. При сохранении жизнеспособности эмбрионов или отсутствии характерных изменений у погибших проводят два последовательных пассажа на КЭ, используя 10%ную суспензию (см. п. 3.3.3). [стр. 111 ⇒]

Инструменты и шприцы перед работой стерилизуют кипячением и помещают в стерильные чашки Петри. Для заражения эмбриона копьем в скорлупе пробива" ют отверстия в центре пуги и сбоку в бессосудистой зоне. Через боковое отверстие на глубину 0,2...0,3 мм иноку" лируют разведения в объеме 0,1...0,2 мл. Можно зара" жать эмбрионы и через пугу. Отверстия заливают рас" плавленным парафином. Зараженные эмбрионы помеща" ют в термостат при температуре 37°C и овоскопируют 2 раза в день. Погибшие эмбрионы вскрывают в день гибели, а остав" шиеся живыми через 56...72 ч после заражения охлажда" ют при 4°C в течение 12 ч и также вскрывают. Перед вскрытием эмбрионов пугу обрабатывают 0,1%" ным спиртовым раствором настойки йода и фламбируют. После этого ножницами с изогнутыми браншами, направ" ленными вверх, отделяют пугу, затем пинцетом снимают подскорлупную оболочку, делают надрыв хорионалланто" исной оболочки и пастеровской пипеткой отсасывают ал" лантоисную жидкость. При вскрытии учитывают изменения эмбрионов. Ха" рактерными признаками поражения эмбрионов вирусом болезни Ньюкасла или классической чумы птиц считается гибель эмбрионов через 20...76 ч в зависимости от виру" лентности штамма вируса, с наличием множественных кро" воизлияний на темени, теле и лапках зародыша. От зараженных эмбрионов собирают аллантоисную жид" кость в стерильные пробирки (из каждого разведения от" дельно), которую проверяют на гемагглютинирующую ак" тивность и отсутствие бактериального загрязнения высе" вом на МПБ и МПА. 6. Если вирус обнаружен в разведениях 1:10 и 1:1000, следует считать причину гибели птицы установленной по" сле того, как будет типирован возбудитель. 7. Типирование вируса болезни Ньюкасла и классиче" ской чумы птиц проводят в реакциях задержки гемагглю" тинации, и как исключение, в реакциях нейтрализации и связывания комплемента. [стр. 456 ⇒]

Надосадочную жидкость переносят в стерильные пробирки, добавляют 1000 ЕД/мл пенициллина и 1000 мг/мл стрептомицина, выдерживают при комнатной температуре (20°C) 60 мин, проверяют на отсутствие бактериального загрязнения путем высева на питательные среды МПБ, МПА и используют для заражения эмбрионов кур. 3. Выделение вируса на эмбрионах кур. 3.1. С этой целью исследуемый материал (10%ную надосадочную суспензию) вводят в объеме 0,2 мл в аллантоисную полость 3...10дневным эмбрионам. Заражают не менее 10 эмбрионов, контролем служат 5 незараженных эмбрионов. 3.2. Зараженные и контрольные эмбрионы инкубируют в термостате при температуре 37...38°C и относительной влажности 60...70% в течение 96 ч. В процессе инкубации эмбрионы овоскопируют два раза в сутки, погибших исследуют в капельной реакции гемагглютинации РГА (п. 4). Через 96 ч инкубации все эмбрионы вскрывают после предварительного охлаждения в холодильнике при 4°C. 3.3. Перед вскрытием эмбрионов скорлупу над воздушным пространством (пугой) обрабатывают спиртом, обжигают и из каждого эмбриона отбирают экстраэмбриональную жидкость в стерильные пробирки, одновременно делают высевы на питательные среды МПБ, МПА для контроля на отсутствие бактериальной контаминации. 4. Постановка капельной реакции гемагглютинации (РГА). 4.1. Для постановки капельной реакции гемагглютинации экстраэмбриональную жидкость от каждого эмбриона смешивают в равных каплях с 1%ной взвесью эритроцитов петуха на стекле или пластинах. При положительной реакции через 2...5 мин появляются хлопья агглютинированных эритроцитов. 4.2. Для получения 1%ной суспензии эритроцитов используют петухов старше 6 мес. Кровь берут из подкрыльцовой вены во флаконы с 2...3%ным раствором лимонно... [стр. 476 ⇒]

Полученный патологический материал растирают с песком в ступке и готовят 10%ную суспензию на мясопептонном бульоне (МПБ). Суспензию центрифугируют в течение 15 мин при 1500 об/мин. К надосадочной жидкости добавляют пенициллин и стрептомицин по 1000 ЕД на 1 мл суспензии и оставляют при 4°C в холодильнике в течение 1...4 ч. 3. После указанной экспозиции суспензией заражают 10...15 девятидневных эмбрионов кур в дозе по 0,2 мл в аллантоисную полость. Зараженные эмбрионы помещают в термостат при температуре 37,5°C и дважды в день овоскопируют. 4. Погибшие эмбрионы вскрывают в день гибели после охлаждения при 4°C в течение 2...3 ч, а оставшиеся живыми на 10й день инкубации охлаждают в холодильнике при температуре 4°C и также вскрывают. При вскрытии учитывают изменения эмбрионов. Признаками поражения эмбрионов вирусом инфекционного бронхита кур считаются гибель эмбрионов, а также отставание их в росте, «карликовость» и скручивание в шар. От павших эмбрионов (гибель в первые 24 ч считают неспецифической) и от эмбрионов, отставших в росте, собирают в стерильные пробирки аллантоисную жидкость и после проверки на отсутствие бактериальной загрязненности помещают ее в холодильник при –20°C. 5. Полевые штаммы вируса при первых пассажах на эмбрионах кур могут не вызывать их гибели, а только приводить к незначительному отставанию в росте некоторых эмбрионов. Поэтому следует проводить на эмбрионах кур до 6...10 пассажей, используя для заражения аллантоисную жидкость от эмбрионов предыдущего пассажа. При наличии вируса инфекционного бронхита с каждым пассажем увеличивается количество павших и отставших в росте эмбрионов. 6. Специфичность вируса инфекционного бронхита кур определяют постановкой реакции нейтрализации на эмбрионах кур со специфическими противобронхитными сыворотками. [стр. 496 ⇒]

3. Эмбрионы овоскопируют 2 раза в день. Эмбрионы, павшие в течение 24 ч после заражения, во внимание не принимают, их собирают и уничтожают, так как в этот период они могут погибнуть не только от действия вируса. Гибель эмбрионов в последующие дни относят за счет дей" ствия вакцинного вируса инфекционного ларинготрахеита (при условии, что посевы из каждого эмбриона на пита" тельные среды МПБ, МПА, МППБ и среду Сабуро останут" ся стерильными). Через 6 дней все эмбрионы вскрывают. При этом учитывают изменения, характерные для вируса ИЛТ (мелкие серо"белые узелки некроза, рассеянные по всей хорионаллантоисной оболочке или слившиеся в бляш" ки). В контрольных (незараженных) куриных эмбрионах изменений на ХАО не должно быть. Титр вируса высчитывают по методу Рида и Менча по каждой пробе отдельно. Примерный расчет по этому мето" ду приводится в таблицах 48 и 49. Знаком «+» обозначены эмбрионы, погибшие после 24 ч инкубации или выжившие, но имеющие характерные для вируса ИЛТ изменения при вскрытии их через 6 сут после заражения; знаком «0» — эмбрионы, не имеющие измене" ний, свойственных вирусу ИЛТ. Из таблицы 48 видно, что при разных разведениях ви" руса поражается различное количество эмбрионов. На ос" новании этих данных высчитывают кумулятивную инфек" ционность вакцины, исходя из того, что если у эмбриона имеются поражения ХАО вирусом в разведении 10–6, то они будут и при более высоких концентрациях вируса. Далее проводят статистический расчет (табл. 49). 1 2 3 4 5 6 2 7 897... [стр. 556 ⇒]

После этого начинается синтез вирусных компонентов (трансляция – синтез вирусных белков и репликация – синтез нуклеиновых кислот). Синтез вирусных компонентов (белка и нуклеиновой кислоты) в клетке у ДНК- и РНК-содержащих вирусов протекает по-разному. При этом белки и нуклеиновые кислоты синтезируются отдельно в разных частях клетки, после чего происходит сборка дочерних вирионов. Подобный процесс называется дизъюнктивным (разобщенным) типом репродукции. Выход вирионов из клетки просто устроенных вирусов сопровождается разрушением цитоплазматической мембраны и лизисом клеток (взрывной или литический способ выхода вирионов из клетки). Вирусы, содержащие суперкапсид, высвобождаются почкованием через мембрану без деструкции клетки. При этом сложные вирусы захватывают часть клеточных мембран. Репродукция вирусов возможна только в живой клетке, поэтому культивирование вирусов проводят в трех биологических системах: - на лабораторных животных; - на развивающихся куриных эмбрионах; - в клеточных культурах, которые получают из нормальных или опухолевых клеток человека или животных. Культивирование вирусов в организме лабораторных животных является самым простым и самым древним методом. Наиболее часто используют подкожное, внутрикожное, внутримышечное, внутрибрюшинное, внутривенное, интраназальное и интрацеребральное заражение. Выбор метода заражения определяется тропизмом вируса. Под тропизмом вируса понимают способность его репродуцироваться в определенных типах клеток организма. Вирусы, репродуцирующиеся в нервных клетках, называются нейротропными (вирус бешенства), в клетках кожи – дерматропными (вирус натуральной оспы), в клетках легких – пневмотропными (вирусы гриппа). Вирусы, способные репродуцироваться в нескольких типах клеток, называются политропными (вирус инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота в клетках органов дыхания и размножения), а во всех типах клеток – пантропными (вирус чумы собак). Признаки размножения вируса в организме лабораторного животного: - появление клинических признаков болезни; - гибель животного; - видимые изменения органов и тканей (патологоанатомические признаки). Культивирование вирусов в куриных эмбрионах впервые применил Ф.П. Раус в 1911 г. на примере вируса саркомы белых мышей. Существуют следующие способы заражения куриных эмбрионов: - на хорион-аллантоисную оболочку (мембрану) 10-12-суточных эмбрионов; - в аллантоисную полость 10-суточных эмбрионов; - в амниотическую полость 7-14-суточных эмбрионов; - в желточный мешок 3-8-суточных эмбрионов; - в тело зародыша 7-12-дневного возраста; После введения вируса все зараженные эмбрионы помещают в термостат для инкубирования. Максимальное накопление вируса происходит в течение 24-96 часов в зависимости от вида вируса. Эмбрионы погибают, после чего их вскрывают и забирают вируссодержащий материал. [стр. 4 ⇒]

4 – Культура тканей. Культивирование вирусов в организме естественно восприимчивых животных проводят редко и только в тех случаях: 1. Когда для изучаемого вируса нет более удобной лабораторной биологической системы, на которой бы данный вирус успешно размножался с первого пассажа, минуя стадию адаптации. 2. Для сохранения у выделенного вируса всех исходных свойств, главным образом патогенности и антигенных свойств. Культивирование вирусов в организме лабораторных животных проводят для:  обнаружения вируса в патматериале;  первичного выделения вируса из патматериала;  накопления вирусной массы;  поддержания вируса в лаборатории в активном состоянии;  титрования вируса;  получения гипериммунных сывороток;  в качестве тест – объекта в реакции нейтрализации. II. Выращивание вирусов в куриных эмбрионах. Куриные эмбрионы как живая система вошли в вирусологическую практику в 30х годах ХХ века. В куриных эмбрионах способны размножаться многие вирусы, так как эта система содержит четыре различных субстрата для вируса с различным тропизмом – амнион, аллантоис, хорионаллантоисная мембрана и желточный мешок . Преимущества куриных эмбрионов перед лабораторными животными: 1.Скорлупа и подскорлупная оболочка надежно защищают эмбрион от бактериального заражения со стороны внешней среды. 2.Высокая чувствительность куриных эмбрионов к широкому спектру вирусов, особенно вызывающих заболевания у птиц. Это объясняется недостаточным развитием защитных механизмов у куриных эмбрионов и наличием четырех субстратов для вируса. 3.Куриные эмбрионы – легкодоступный объект в связи с развитием широкой сети птицефабрик, инкубаториев. 4.Куриные эмбрионы экономичны, не требуют ухода и кормления. Недостатки куриных эмбрионов. Куриные эмбрионы могут быть контаминированы патогенными агентами – микоплазмами, хламидиями, вирусами: инфекционного бронхита кур, Ньюкаслской болезни, гриппа, ИЛТ птиц, лейкоза… Куриные эмбрионы в вирусологии используют в основном для тех же целей, что и лабораторных животных. На них не получают только гипериммунные сыворотки. Для культивирования вирусов используют эмбрионы в возрасте 5 – 12 дней. Заражение в ту или другую часть эмбриона проводится в период ее максимального развития, когда количество чувствительных клеток будет наибольшим. Признаками размножения вируса в курином эмбрионе являются: гибель эмбриона в характерные для данного вируса сроки, способность вируса гглютинировать эритроциты кур, патологоанатомические изменения, появляющиеся в различных структурах эмбриона. III.Культура тканей. Понятие, классификация, характеристика. Культура тканей – широкое (сборное) понятие, обозначающее систему, в которой клетки, ткани или органы сохраняют жизнеспособность в искусственных условиях in vitro (вне организма) более 24 часов.Культура тканей включает в себя: 1.Органные культуры. [стр. 15 ⇒]

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КУРИНЫХ ЭМБРИОНОВ Использовать для культивирования вирусов куриные эмбрионы, в клетках которых успешно размножаются многие вирусы, было предложено Р. Гудпасчуром в 1932 г. Метод культивирования вирусов в развивающихся эмбрионах имеет ряд преимуществ перед другими методами: плотная скорлупа довольно надежно защищает внутреннее содержимое от микроорганизмов; эмбрионы не имеют антител и восприимчивы ко многим группам вирусов; при заражении куриных эмбрионов получают большой выход вируссодержащего материала; данный метод прост и доступен любым вирусологическим лабораториям. Однако куриные эмбрионы не всегда свободны от латентных вирусных и бактериальных инфекций. Трудно также наблюдать за динамикой патологических изменений, происходящих в эмбрионе после его заражения вирусом. При вскрытии зараженных эмбрионов часто не обнаруживают видимых изменений и выявляют вирус с помощью реакций гемагглютинации. В зараженных эмбрионах невозможно проследить за нарастанием титра антител. Данный метод пригоден не для всех вирусов. Для исследований используют эмбрионы 7–12-дневного возраста. При работе с вирусами могут быть использованы различные методы заражения эмбрионов, но наибольшее практическое применение получили следующие: нанесение вируса на хорион-аллантоисную оболочку, введение в аллантоисную, амниотическую полости и желточный мешок. Выбор метода зависти от биологических свойств изучаемого вируса. Куриные эмбрионы заражают в боксе в строго асептических условиях, используя стерильные инструменты. Отверстие в скорлупе закрывают покровным стеклом и заливают парафином. На боковой поверхности зараженных яиц пишут дату заражения, название материала и его дозу. Срок и температурный режим инкубации зараженных яиц зависят от биологических свойств инокулированного вируса. Перед сбором материала эмбрионы охлаждают при 4°С в течение 18–20 ч для сужения сосудов. Исследуемые жидкости забирают асептически, проверяют на бактериологическую стерильность и хранят при 4°С в замороженном состоянии. Наличие вируса в полученных жидкостях определяют в реакции гемагглютинации. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КУЛЬТУР КЛЕТОК Для количественного накопления вирусов наиболее удобную систему представляют культуры клеток. Первые попытки культивирования клеток животных вне организма относятся к концу прошлого столетия. Первые успешные опыты по культуре клеток осуществил в 1907 г. американский учёный Р. Гаррисон, поместив в каплю лимфы кусочек зачатка нерв50... [стр. 51 ⇒]

Глава 3 ВЫДЕЛЕНИЕ И КУЛЬТИВИРОВАНИЕ ВИРУСОВ В КУРИНЫХ ЭМБРИОНАХ И В ОРГАНИЗМЕ ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ Культивирование вирусов в развивающихся куриных эмбрионах Культивирование вирусов в куриных эмбрионах широко применяется в вирусологии как для первичного выделения вирусов из инфекционного материала, так и для дальнейшего их культивирования путем пассажей. Метод культивирования вирусов в куриных эмбрионах используют при лабораторной диагностике вирусных инфекций и в научных исследованиях. С помощью этого метода получают большое количество вируссодержащего материала для изготовления вакцин и диагностических препаратов. Выявлено, что многие вирусы, поражающие человека и животных, могут в большей шш меньшей степени размножаться в курином эмбрионе. Наличие плотной скорлупы защищает эмбрион от попадания микроорганизмов из внешней среды и, таким образом, вирусы размножаются в стерильных условиях. Как правило, у эмбрионов отсутствуют латентные вирусные инфекции, что выгодно отличает их от лабораторных животных. Из недостатков этого метода наиболее значительны следующие: 1) невозможно наблюдать в динамике за патологическими изменениями, происходящими в эмбрионе после заражения его вирусом; 2) при вскрытии эмбриона, зараженного вирусом, часто не обнаруживается видимых изменений и приходится выявлять наличие вируса в тканях в жидкостях эмбриона, пользуясь другими вирусологическими методами (например, реакцией гемагглютинации); 3) невозможно проследить за нарастанием титра антител, что хорошо выявляется в опытах на животных; 4) метод культивирования в куриных эмбрионах пригоден не для всех вирусов, т.е. не является вполне универсальным. Несмотря на имеющиеся недостатки, метод культивирования вирусов в куриных эмбрионах сравнительно прост, удобен и дешев и широко используется в вирусологических исследованиях. Наибольшее значение он имеет при работе с ортомиксовирусами, герпесвирусами, поксвирусами (см. граф 4, стр.38). [стр. 26 ⇒]

В некоторых тканях работают не оба гена на разных хромосомах, а только материнский или только отцовский. Поэтому мутация в одном и том же гене может проявляться по-разному, в зависимости от того, при­шла она от отца или от матери, что и имеет место в случае с синдромами Прадера-Вилли и Ангельмана. Как клетки отличают отцовские гены от материнских, пока до конца не ясно, но некоторые гипотезы уже начинают появлять­ся. Другой интересный вопрос: в силу каких причин в ходе эволюции возник импринтинг материнских и отцовских генов, какие преимущества это дает организму и популя­ции в целом? В начале 1980-х годов две группы ученых, работающие в Филадельфии и в Кембридже, одновременно сделали уди­вительное открытие. Они пытались получить мышь только от одного родителя. Поскольку в те времена клонировать мышь из соматических клеток тела было еще невозможно (ситуация быстро стала меняться после успешного опыта с овцой Долли), группа исследователей в Филадельфии просто слила вместе два проядрышка оплодотворенных яйцеклеток. Когда сперматозоид проникает в яйцеклетку, его ядро с хромосомами еще некоторое время соседству­ет с ядром яйцеклетки, не сливаясь с ним. Такие ядра вну­три яйцеклетки называются проядрышками. Ловкие ученые с помощью пипеток извлекают одно из проядрышек и заме­няют его другим. Можно слить проядрышки из двух яйце­клеток или из двух сперматозоидов, в результате чего полу­чается яйцеклетка с полным набором хромосом, но только от отца или только от матери. В Кембридже с этой целью использовали другой подход, но результат получился тот же. И в обоих случаях эксперимент закончился неудачей. Эмбрионы не смогли нормально развиваться и вскоре по­гибли в матке. В случае с материнскими хромосомами эмбрион сна­чала развивался нормально, но не образовывал плаценту, без которой быстро погибал. Напротив, когда в яйцеклет­ке объединили только отцовские хромосомы, получалась большая плацента и покровы эмбриона, но самого эмбрио­на внутри не было. Вместо эмбриона разрасталась дезорга­низованная масса клеток, в которой нельзя было различить никаких частей тела (McGrath J., Solter D. 1984. Completion of mouse embryogenesis requires both the maternal and pater­nal genomes. Cell 37: 179-183; Barton S. C., Surami M. A. H., Norris M. L. 1984. Role of paternal and maternal genomes in mouse development. Nature ?>V. 374-376). Результаты экспериментов позволили сделать неожи­данный вывод: отцовские гены ответственны за развитие плаценты, а материнские гены — за дифференциацию кле­ток эмбриона в органы и части тела. Почему появилось та­кое распределение труда между отцовскими и матерински­ми генами? Пятью годами позже Дэвид Хэйг (David Haig) из Оксфорда утверждал, что знает ответ на этот вопрос. Он просто взглянул на плаценту не как на материнский орган для вскармливания своего чада, а как на орудие па­разитизма, которое использует эмбрион для вытягивания питательных веществ из крови матери и подавления вся­кого противодействия с ее стороны. Плацента буквально врастает в материнскую плоть, заставляет расширяться кровеносные сосуды и выделяет гормоны, которые повы­шают кровяное давление и содержание сахара в крови ма­тери. Материнский организм в ответ повышает уровень ин­сулина в крови, чтобы как-то противодействовать инвазии. Интересно, что в тех случаях, когда плацента не выделяет активные гормоны, отношения эмбриона с материнским организмом складываются более дружелюбно. Другими словами, хотя у матери и эмбриона единая цель, они часто не могут добиться согласия относительно способов ее до­стижения и того, какие ресурсы мать должна предоставить своему ребенку. Эти споры продолжаются и после рожде­ния ребенка, во время отлучения от груди, а впрочем, и все остальные годы. Геном эмбриона наполовину состоит из материнских ге­нов, что может привести к конфликту интересов: должны ли материнские гены больше заботиться об эмбрионе или о самой матери. Отцовским генам эмбриона такой конфликт не грозит. Материнский организм их интересует только с точки зрения предоставления пищи и укрытия на время развития эмбриона. В терминах человеческого общества - 136... [стр. 136 ⇒]

Именно поэтому у эмбрионов, которые образовались в результате слияния двух проядрышек сперматозоидов, так хорошо по­лучалась плацента. Исходя из своих чисто теоретических гипотез, Хэйг сделал практические выводы, которые очень скоро под­твердились экспериментально. Так, он предположил, что у яйцекладущих животных не должно быть импринтинга материнских и отцовских генов, поскольку внутри яйца эм­бриону бессмысленно спорить с организмом матери о раз­мерах желтка, выделенного для его пропитания. Эмбрион оказывается вне организма матери еще до того, как получа­ет возможность как-либо манипулировать ее организмом. Даже у сумчатых животных, таких как кенгуру, у которых роль плаценты выполняет складка кожи на животе, по ги­потезе Хэйга не должно быть импринтинга генов. Сейчас уже известно, что Хэйг был прав. Импринтинг характерен только для плацентарных млекопитающих и для покрыто­семенных растений (Haig D., Westoby М. 1989. Parent-spe­cific gene expression and the triploid endosperm. American Naturalist 134: 147-155). Кроме того, вскоре Хэйг с триумфом отметил, что еще один случай импринтинга был зафиксирован для пары ге­нов в геноме мыши именно там, где он предсказывал: в си­стеме регуляции скорости роста эмбриона. Речь идет о гене, кодирующем небольшой белок IGF2, напоминающий инсулин. Этот белок постоянно обнаруживается в тканях эмбриона, но отсутствует у взрослых организмов. В эм­брионе есть другой белок, IGF2R, который прикрепляет­ся к белку IGF2, хотя смысл этого взаимодействия пока не ясен. Возможно, его задача состоит в удалении белка IGF2 из организма. А теперь внимание. Оба гена, IGF2 и IGF^R, диверсифицированы по происхождению: первый считы- вается только с отцовской хромосомы, а второй — только с материнской. Видимо, здесь мы наблюдаем пример не­большого противостояния между родительскими генами: отцовский ген пытается ускорить развитие эмбриона, а материнский — притормаживает его (Haig D., Graham С. 1991. Genomic imprinting and the strange case of the insulin­like growth factor II receptor. Cell 64: 1045-1046). По теории Хэйга половой импринтинг как раз дол­жен проходить по таким конкурирующим парам генов. Подобная ситуация должна проявляться и в геноме челове­ка. Человеческий ген IGF на хромосоме 11 также считыва- ется только с отцовской хромосомы. Бывают случаи, когда на одной хромосоме оказывается две копии этого гена, что вызывает синдром Беквита-Видемана. В этом случае серд­це и печень вырастают слишком большими. Кроме того, развитие эмбриона часто сопровождается появлением опухолей. Для гена 1GFJI у человека импринтинг не обна­ружен, но, похоже, эту роль взял на себя другой диверсифи­цированный ген, Н19. Если два диверсифицированных гена только то и дела­ют, что воюют друг с другом, наверное, их можно было бы отключить без вреда для организма? Как ни странно звучит эта гипотеза, но такое возможно. Разрушение обоих генов не мешает развитию нормального эмбриона мыши. Мы воз­вращаемся к теме, которую уже рассматривали на примере хромосомы 8, к вопросу об эгоистичных генах, работаю­щих исключительно ради самих себя и совершенно не за­ботящихся о процветании организма и популяции. Многие ученые полагают, что в половом импринтинге генов нет никакого рационального зерна с точки зрения пользы для организма. Это лишь еще одно подтверждение теории эго­истичных генов и полового антагонизма. Как только мы начинаем мыслить категориями эгои­стичных генов, в голову приходят неожиданные идеи и гипотезы. Рассмотрим одну из них. Эмбрионы в одной утробе, управляемые отцовскими генами, могут вести себя по-разному в зависимости от того, какой набор генов им до­стался. Эти конкурентные различия будут особенно сильно проявляться в тех случаях, когда яйцеклетки были оплодот­ворены семенем разных отцов, что в природе встречается довольно часто. Конкуренция между эмбрионами может вести к отбору более эгоистичных отцовских генов. От по­добных рассуждений очень просто перейти к - 137... [стр. 137 ⇒]

Теперь же мы узнаем, что гены несут в себе не только прописи белков, но и что-то вроде печати в паспорте с указанием места рождения — импринтинг. Нечто особенное есть в генах, полученных от матери и от отца, что позволяет отличить их, как будто в одном из случаев текст генетического кода пишется курсивом. В некоторых тканях работают не оба гена на разных хромосомах, а только материнский или только отцовский. Поэтому мутация в одном и том же гене может проявляться по-разному, в зависимости от того, пришла она от отца или от матери, что и имеет место в случае с синдромами Прадера-Вилли и Ангельмана. Как клетки отличают отцовские гены от материнских, пока до конца не ясно, но некоторые гипотезы уже начинают появляться. Другой интересный вопрос: в силу каких причин в ходе эволюции возник импринтинг материнских и отцовских генов, какие преимущества это дает организму и популя​ции в целом? В начале 1980-х годов две группы ученых, работающие в Филадельфии и в Кембридже, одновременно сделали удивительное открытие. Они пытались получить мышь только от одного родителя. Поскольку в те времена клонировать мышь из соматических клеток тела было еще невозможно (ситуация быстро стала меняться после успешного опыта с овцой Долли), группа исследователей в Филадельфии просто слила вместе два проядрышка оплодотворенных яйцеклеток. Когда сперматозоид проникает в яйцеклетку, его ядро с хромосомами еще некоторое время соседствует с ядром яйцеклетки, не сливаясь с ним. Такие ядра внутри яйцеклетки называются проядрышками. Ловкие ученые с помощью пипеток извлекают одно из проядрышек и заменяют его другим. Можно слить проядрышки из двух яйцеклеток или из двух сперматозоидов, в результате чего получается яйцеклетка с полным набором хромосом, но только от отца или только от матери. В Кембридже с этой целью использовали другой подход, но результат получился тот же. И в обоих случаях эксперимент закончился неудачей. Эмбрионы не смогли нормально развиваться и вскоре по​гибли в матке. В случае с материнскими хромосомами эмбрион сначала развивался нормально, но не образовывал плаценту, без которой быстро погибал. Напротив, когда в яйцеклетке объединили только отцовские хромосомы, получалась большая плацента и покровы эмбриона, но самого эмбриона внутри не было. Вместо эмбриона разрасталась дезорганизованная масса клеток, в которой нельзя было различить никаких частей тела (McGrath J., Solter D. 1984. Completion of mouse embryogenesis requires both the maternal and paternal genomes. Cell 37: 179-183; Barton S. C., Surami M. A. H., Norris M. L. 1984. Role of paternal and maternal genomes in mouse development. Nature ?>V. 374-376). Результаты экспериментов позволили сделать неожиданный вывод: отцовские гены ответственны за развитие плаценты, а материнские гены — за дифференциацию клеток эмбриона в органы и части тела. Почему появилось такое распределение труда между отцовскими и материнскими генами? Пятью годами позже Дэвид Хэйг (David Haig) из Оксфорда утверждал, что знает ответ на этот вопрос. Он просто взглянул на плаценту не как на материнский орган для вскармливания своего чада, а как на орудие паразитизма, которое использует эмбрион для вытягивания питательных веществ из крови матери и подавления всякого противодействия с ее стороны. Плацента буквально врастает в материнскую плоть, заставляет расширяться кровеносные сосуды и выделяет гормоны, которые повышают кровяное давление и содержание сахара в крови матери. Материнский организм в ответ повышает уровень инсулина в крови, чтобы как-то противодействовать инвазии. Интересно, что в тех случаях, когда плацента не выделяет активные гормоны, отношения эмбриона с материнским организмом складываются более дружелюбно. Другими словами, хотя у матери и эмбриона единая цель, они часто не могут добиться согласия относительно способов ее достижения и того, какие ресурсы мать должна предоставить своему ребенку. Эти споры продолжаются и... [стр. 143 ⇒]

Геном эмбриона наполовину состоит из материнских генов, что может привести к конфликту интересов: должны ли материнские гены больше заботиться об эмбрионе или о самой матери. Отцовским генам эмбриона такой конфликт не грозит. Материнский организм их интересует только с точки зрения предоставления пищи и укрытия на время развития эмбриона. В терминах человеческого общества мужские гены просто не доверяют женским генам такой ответственный момент, как создание плаценты, и берут этот процесс под свой персональный контроль. Именно поэтому у эмбрионов, которые образовались в результате слияния двух проядрышек сперматозоидов, так хорошо по​лучалась плацента. Исходя из своих чисто теоретических гипотез, Хэйг сделал практические выводы, которые очень скоро подтвердились экспериментально. Так, он предположил, что у яйцекладущих животных не должно быть импринтинга материнских и отцовских генов, поскольку внутри яйца эмбриону бессмысленно спорить с организмом матери о размерах желтка, выделенного для его пропитания. Эмбрион оказывается вне организма матери еще до того, как получает возможность как-либо манипулировать ее организмом. Даже у сумчатых животных, таких как кенгуру, у которых роль плаценты выполняет складка кожи на животе, по гипотезе Хэйга не должно быть импринтинга генов. Сейчас уже известно, что Хэйг был прав. Импринтинг характерен только для плацентарных млекопитающих и для покрытосеменных растений (Haig D., Westoby М. 1989. Parent-spe​cific gene expression and the triploid endosperm. American Naturalist 134: 147-155). Кроме того, вскоре Хэйг с триумфом отметил, что еще один случай импринтинга был зафиксирован для пары генов в геноме мыши именно там, где он предсказывал: в системе регуляции скорости роста эмбриона. Речь идет о гене, кодирующем небольшой белок IGF 2, напоминающий инсулин. Этот белок постоянно обнаруживается в тканях эмбриона, но отсутствует у взрослых организмов. В эмбрионе есть другой белок, IGF 2R, который прикрепляется к белку IGF2, хотя смысл этого взаимодействия пока не ясен. Возможно, его задача состоит в удалении белка IGF 2 из организма. А теперь внимание. Оба гена, IGF2 и IGF^R, диверсифицированы по происхождению: первый считы- вается только с отцовской хромосомы, а второй — только с материнской. Видимо, здесь мы наблюдаем пример небольшого противостояния между родительскими генами: отцовский ген пытается ускорить развитие эмбриона, а материнский — притормаживает его (Haig D., Graham С. 1991. Genomic imprinting and the strange case of the insulin​like growth factor II receptor. Cell 64: 1045-1046). По теории Хэйга половой импринтинг как раз должен проходить по таким конкурирующим парам генов. Подобная ситуация должна проявляться и в геноме челове​ка. Человеческий ген IGF на хромосоме 11 также считыва- ется только с отцовской хромосомы. Бывают случаи, когда на одной хромосоме оказывается две копии этого гена, что вызывает синдром Беквита-Видемана. В этом случае сердце и печень вырастают слишком большими. Кроме того, развитие эмбриона часто сопровождается появлением опухолей. Для гена 1GFJI у человека импринтинг не обна​ружен, но, похоже, эту роль взял на себя другой диверсифи​цированный ген, Н19. Если два диверсифицированных гена только то и делают, что воюют друг с другом, наверное, их можно было бы отключить без вреда для организма? Как ни странно звучит эта гипотеза, но такое возможно. Разрушение обоих генов не мешает развитию нормального эмбриона мыши. Мы возвращаемся к теме, которую уже рассматривали на примере хромосомы 8, к вопросу об эгоистичных генах, работающих исключительно ради самих себя и совершенно не заботящихся о процветании организма и популяции. Многие ученые полагают, что в половом импринтинге генов нет никакого рационального зерна с точки зрения пользы для организма. Это лишь еще одно подтверждение теории эго​истичных генов и полового антагонизма. [стр. 144 ⇒]

Бек упрекает обычную методологию биоэтических исследований и анализов, которые переходят из области естественных наук к этике слишком резко, опуская средний, объясняющий, уровень. Сам он использует в своем исследовании методологический подход, основанный на следующих этапах: представление научно-биологических фактов, онтологический анализ (в духе феноменологии Э.  Гуссерля), определение семантических проблем и выводы в виде этических оценок183. Под онтологическим анализом гибридов и химер человека Бек понимает определение их сути, независимо от цели их создания или навязанных им интересов, т. е. ищет ответ на вопрос, чем они являются «aus sich heraus» (нем. «сами из себя»). О том, является ли человеческий эмбрион «человеком» (со всеми вытекающими оттуда правами и наличием достоинства) или нет, не существует единого мнения. В случае гибридных эмбрионов эта проблема тем более не является решенной. В отношении человеческих эмбрионов существуют четыре главных аргумента, почему мы должны считать эмбрион человеком: т. н. аргументы SKIP, название которых происходит от первых букв этих аргументов. Это: 1) аргумент от вида (Speziesargument) – эмбрион, созданный из человеческих сперматозоида и яйцеклетки, является человеком и как таковой обладает человеческим достоинством, 2) аргумент от непрерывности (Kontinuitätsargument) – от момента зачатия до взрослого человека мы имеем дело с непрерывным процессом развития, непрерывность которого не позволяет проводить качественного (морально релевантного) разграничения эмбриона на разных стадиях развития и уже рожденного ребенка, 3) аргумент от идентичности (Identitätsargument)  – нет разницы между эмбрионом и взрослым, который из него вырастет, поскольку этот взрослый сможет когда-то сказать про себя: «я был зачат, я был эмбрионом», 4)  аргумент от потенциальности (Potentialitätsargument)  – эмбрион обладает человеческим достоинством, поскольку несет в себе потенциал стать взрослым человеком, а тот обладает человеческим достоинством. 183... [стр. 115 ⇒]

Поскольку знания точного возраста эмбриона и плода необходимы для правильного ведения беременности и родов, особенно, когда возникает необходимость инвазивных процедур (биопсия хориона или амниоцентез), то в трудных случаях используется ультразвуковое определение размеров хориальной полости или эмбриона. Эмбрион на 3-й – начале 4-й недели выпрямлен и его измерение очень простое — от начала до конца (рис. 6.4). У более поздних эмбрионов измеряют венечно-крестцовую длину (CRL). Т. к. четких анатомических критериев для определения копчика или темени нет, поэтому CRL — это максимальная длина С-образного эмбриона. Для 8-недельных эмбрионов используют венечно-пяточную длину (СHL). Она трудна для измерения, т. к. конечности не всегда разогнуты. В этом случае СHL составляет сумму двух отрезков: от темени до середины бедра и от середины бедра до пятки. В течение 6-7-й недели отдельные эмбриональные структуры визуализируются, и поэтому возраст эмбриона можно установить с точностью до 1–4 дней. После 6-й недели можно измерить отдельно голову или туловище. Определение возраста эмбриона при спонтанных абортах основано на его наружных характеристиках и длине. Но длина не является очень четким критерием, т. к. к моменту смерти эмбриона скорость его роста прогрессивно уменьшается. Наличие и внешний вид конечностей — более четкий критерий. [стр. 108 ⇒]

Майкл Ричардсон, преподаватель и эмб: риолог из медицинс: кой школы больницы Святого Георгия в Лондоне, говорит об этом дополнительном обмане в статье жур: нала Anatomy and Embryology8, которая недавно была опубли: кована в журналах Science9 и New Scientist.10 Как говорит сам Ричардсон, он всегда чувствовал, что с ри: сунками Геккеля что: Рис. 1 Известная (и позорная) Геккелевская серия из 24 рисунков, которая изображаH то не так, «потому что ет восемь различных эмбрионов на трех стадиях внутриутробного развития, опублиH они просто не соотве: кованная Геккелем в Германии в работе Anthropogenie (1874). тствовали его [Рича: рдсона] пониманию скорости, с которой у рыб, рептилий, птиц и млекопитающих животных раз: Это еще не все! виваются их отличительные особенности»8. Он Когда эволюционисты говорят, что теория эмбрионального повторения ложная, они, как не смог обнаружить никаких данных, указываю: правило, не признают того, что сравнение эмбри: щих на то, что кто:либо фактически сравнивал онов абсолютно не подтверждает существования эмбрионы разных видов, т. е. «никто не предс: общего предка. В действительности, «защищая» тавлял каких:либо сравнительных данных в под: эволюцию, они зачастую говорят о предполагае: держку этой идеи»8. мых сходствах между эмбрионами на их ранних В связи с этим Ричардсон собрал междуна: стадиях развития (идея, называе: родную команду для изучения и мая «эмбриональной гомологи: Тем не менее, до сих фиксации «внешнего вида эмбри: ей»). Такое предположение осно: онов различных видов позвоноч: пор во многих вывается лишь на той идее, что по: ных животных на той стадии, на учебниках идею добные сходства являются «обще: которой животные изображены на эмбрионального известным фактом»5. рисунках Геккеля»8. На протяжении долгих лет Команда собрала эмбрионы повторения это, так называемое, сходство 39 различных животных, включая представляют как эмбрионов основывалось (осоз: эмбрионы сумчатых из Австра: подтверждение нанно или неосознанно) на серии лии, древесных лягушек из Пуэр: теории эволюции. из 24 рисунков Геккеля, которые то:Рико, змей из Франции и алли: он впервые представил ученому гатора из Англии. Они обнаружи* миру в 1866 г. в своей работе Generalle ли, что эмбрионы различных видов сущест* Morphologie der Organismen, а затем повторно в венно отличаются. В действительности, эмб: 1874 г. в более популярной работе Anthropogenie рионы оказались настолько непохожими на те, (см. ниже). В этой серии рисунков были изобра: которые изобразил Геккель (сходные между со: жены эмбрионы рыбы, саламандры, черепахи, бой эмбрионы человека, кролика, саламандры, цыпленка, коровы, кролика и человека на трех рыбы, курицы и т. д.), что ученые пришли к од: стадиях своего развития, которые на ранних нозначному выводу: рисунки Геккеля вообще стадиях имели значительное сходство. не могли быть составлены на основе реаль*... [стр. 14 ⇒]

Сперма для осеменения коров – доноров эмбрионов должна соответствовать требованиям главы 2 настоящих Требований. Коровы–доноры должны находиться в хозяйстве последние 60 дней перед операцией по отбору эмбрионов и не иметь контакта с другими животными, ввезёнными в страну в течение последних 12 месяцев. Эмбрионы должны происходить из страны или административной территории, свободной от заразных болезней животных: - блутанга – в течение последних 24 месяцев, предшествовавших началу операций по отбору эмбрионов; - везикулярного стоматита, контагиозной плевропневмонии, чумы крупного рогатого скота – в течение последних 24 месяцев; - ящура – в течение последних 12 месяцев. Хозяйства по получению эмбрионов крупного рогатого скота должны быть свободны от заразных болезней: - бруцеллеза, туберкулеза – в течение последних 6 месяцев; - энзоотического лейкоза – в течение последних 12 месяцев; - инфекционного ринотрахеита, трихомоноза (Trichomonas fetus), кампилобактериоза (Campylobacter fetus venerealis), хламидиоза – в течение последних 12 месяцев; - сибирской язвы – в течение последних 20 дней. В хозяйствах по получению эмбрионов крупного рогатого скота не были зарегистрированы случаи: - паратуберкулеза – в течение последних 3 лет; - лептоспироза – в течение последних 3 месяцев; - вирусной диареи крупного рогатого скота – в течение последних 6 месяцев. Коровы – доноры эмбрионов должны не менее 1 раза в год подвергаться тестированию в лаборатории (аккредитованной или сертифицированной в установленном порядке) с использованием диагностических тестов, которые соответствуют методам, утвержденным экспортирующей страной, на следующие болезни: туберкулез, паратуберкулез, бруцеллез, лептоспироз, энзоотический лейкоз, блутанг, вирусная диарея крупного рогатого скота, инфекционный ринотрахеит, трихомоноз, кампилобактериоз и хламидиоз. Результаты диагностических тестов должны быть отрицательными. Коровы – доноры эмбрионов после получения от них эмбрионов должны находиться под наблюдением ветеринарного врача не менее 30 дней. В случае обнаружения контагиозной болезни животных, указанной в настоящих Требованиях, ввоз эмбрионов на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) их перемещение в пределах территории Евразийского экономического союза должны быть запрещены. Эмбрионы должны быть отобраны, храниться и транспортироваться в соответствии с рекомендациями Кодекса МЭБ. [стр. 8 ⇒]

Глава 43 ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ при ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) перемещении между государствами-членами эмбрионов свиней К ввозу на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) перемещению между государствами-членами допускаются эмбрионы, полученные от здоровых племенных животных. Хряки-производители должны содержаться в центрах отбора спермы и (или) в центрах искусственного осеменения, а свиноматки – доноры эмбрионов – в хозяйствах и (или) центрах искусственного осеменения, свободных от заразных болезней животных, в течение последних 40 дней, находиться в стране-экспортере с рождения или минимум 6 месяцев до получения спермы или эмбрионов и не должны иметь контакта с животными, ввезенными в страну в течение последних 12 месяцев. Ввозимые на таможенную территорию Евразийского экономического союза и перемещаемые между государствами-членами эмбрионы свиней должны происходить из стран или административных территорий в соответствии с регионализацией, свободных от следующих заразных болезней животных: - африканская чума свиней – в течение последних 36 месяцев; - ящур, классическая чума свиней – в течение последних 12 месяцев; - везикулярная болезнь свиней – в течение последних 24 месяцев. Сперма для осеменения свиноматок – доноров эмбрионов должна соответствовать требованиям главы 8 настоящих Требований. Ввозимые на таможенную территорию Евразийского экономического союза и перемещаемые между государствами-членами эмбрионы свиней должны происходить из хозяйств и (или) центров искусственного осеменения по получению эмбрионов свиней, свободных от следующих заразных болезней животных: - туберкулез, бруцеллез, репродуктивно-респираторный синдром свиней, тексовирусный энцефаломиелит свиней (болезнь Тешена или энтеровирусный энцефаломиелит свиней) – в течение последних 6 месяцев; - болезнь Ауески (псевдобешенство) – в течение последних 12 месяцев; - лептоспироз – в течение последних 3 месяцев; - сибирская язва – в течение последних 20 дней. Свиноматки – доноры эмбрионов должны не реже 1 раза в течение 12 месяцев подвергаться тестированию с отрицательным результатом методами, рекомендованными МЭБ (при наличии), в лаборатории (аккредитованной или сертифицированной в установленном порядке) на следующие болезни: классическая чума свиней, болезнь Ауески, репродуктивно-респираторный синдром свиней, вирусный трансмиссивный гастроэнтерит, везикулярная болезнь свиней, туберкулез, бруцеллез, лептоспироз, хламидиоз. [стр. 67 ⇒]

При разрушении аминокислот увеличивается концентрация аммиака и мочевины в крови. Считается, что это в свою очередь приводит к неблагоприятным изменениям кислотно-щелочного баланса эндометрия, что может сказаться на имплантации. Кроме того, было доказано, что повышенная концентрация аммиака и мочевины как в кровотоке, так и в среде эндометрия, может оказывать влияние на жизнеспособность эмбриона и его способность к дальнейшему развитию. Самые значительные изменения среды матки происходят в середине лютеиновой фазы, являющейся критическим периодом для раннего развития эмбриона, определяющим его выживание в долгосрочной перспективе. Недавняя работа Rhoads и соавт. (2006) продемонстрировала, что высокое содержание мочевины в плазме крови у молочных коров в период лактации уменьшает жизнеспособность эмбриона путем воздействия на яйцеклетку и эмбрион еще до имплантации его в матку через семь дней после осеменения. Достаточная информация о возможном воздействии субклинических эндометритов и необратимых морфологических изменений эндометрия, вызванных продолжительным воспалительном процессом, на успешность имплантации эмбриона у КРС отсутствует. Существующие данные о кобылах, однако, ясно указывают на то, что подобные изменения могут оказывать негативное влияние на диагностику стельности и замедлять процесс имплантации, приводя к ранней гибели эмбриона. Более того, Hill and Gilbert (2008) обнаружили ухудшение качества эмбрионов КРС, выращенных в среде, имитирующей воспаленный эндометрий. Это может указывать на то, что изменение качества эмбриона запускает раннюю эмбриональную смертность у коров с субклиническими эндометритами. 2.3.3.3. Важность ранней функции желтого тела для диагностики стельности и ее сохранения Уже в течение многих лет считается, что концентрация прогестерона на ранних стадиях стельности оказывает значительное воздействие на ее исход. Как недавно отметили Robinson и соавт. (2008), образование функционирующего желтого тела и подъем уровня прогестерона после овуляции имеют критическое значение для развития эмбриона. Периферийная концентрация прогестерона начинает увеличиваться примерно на четвертый день после овуляции и достигает максимального уровня к 8-10-му дню. Именно быстрое снижение концентрации эстрадиола и последующее увеличение концентрации прогестерона гарантирует согласованное по времени функционирование эндометрия и яйцевода, обусловливающее выживание и развитие 69... [стр. 69 ⇒]

На пятый день цикла эструса гранулезные клетки доминантного фолликула содержат рецепторы к ЛГ, таким образом ХГЧ будет инициировать овуляцию и образование дополнительного желтого тела. Поэтому ввод ХГЧ на пятый день после искусственного осеменения может увеличить выделение прогестерона в ранний период стельности. Положительное воздействие ХГЧ на показатели стельности характеризуется уменьшением случаев ранней гибели эмбрионов. Помимо этого, наиболее явное положительное влияние введения ХГЧ наблюдалось у лактирующих молочных коров, потерявших упитанность во время периода осеменения. Поскольку высокоудойные коровы имеют ускоренный метаболизм прогестерона (Wiltbank и соавт., 2006), их реакция на лечение ХГЧ более вероятна. Хорионический гонадотропин человека обычно вводится в дозе 1500 ед. в день пересадки эмбриона. Было доказано, что введение ХГЧ в это время непосредственно поддерживает развитие и функционирование желтого тела, образовавшегося в результате овуляции, а также индуцирует овуляцию/ лютеинизацию восприимчивых фолликулов первой волны последующего фолликулярного развития. Это приводит к образованию индуцированного желтого тела, повышению концентрации прогестерона и снижению концентрации эстрадиола. Small и соавт. (2002) оценили действие ХГЧ (Chorulon®, «Интервет»; 2500 ед. на корову) при введении его на седьмой день реципиентам эмбриона и осемененным коровам. Обнаружено, что лечение ХГЧ в момент пересадки эмбриона, через семь дней после искусственного осеменения, улучшает показатели стельности после запланированного искусственного осеменения у коров с многоплодной стельностью и первотелок. Авторы утверждают, что лечение ХГЧ на седьмой день после искусственного осеменения может применяться для улучшения показателей стельности у коров, имеющих проблемы с метаболизмом, и первотелок. Nishigai и соавт. (2002) вводили ХГЧ на шестой день после эструса реципиентам при пересадке эмбриона. Результаты эксперимента показали, что введение ХГЧ (1500 ед. на корову) на шестой день после эструса повышает показатели стельности при нехирургической пересадке замороженных эмбрионов на седьмой день после эструса, усиливая функцию желтого тела и подавляя выделение эстрадиола. Недавние исследования, представленные Chagas и Silva и соавт. (2008), оценили влияние введения ХГЧ высокоудойным коровам в день пересадки эмбриона при крайне неблагоприятных исходных условиях (двойной эмбрион). Лечение 1500 ед. ХГЧ повышало живучесть слабых эмбрионов (в двойне) и увеличивало концентрацию прогестерона, вызывающую образование дополнительного желтого тела. Хотя причины введения ГнРГ и ХГЧ в день пересадки эмбриона одинаковы, немногочисленные исследования отмечают положительные результаты 80... [стр. 80 ⇒]

Обнаружено, что эмбрион коровы и овцы вырабатывает и высвобождает специфический белок беременности — интерферон-τ (INF-τ) (Farin и соавт., 1989; Mann и соавт., 1999). Механизм ингибирования INF-τ во время лютеолиза хорошо известен и заключается в подавлении рецепторов к окситоцину в эпителии полости матки (Robinson и соавт., 1999) и индукции ингибитора синтеза простагландина (Thatcher и соавт., 1995). У КРС мРНК для интерферона-τ была впервые обнаружена в трофэктодерме, основном месте его производства, на 12-й день и достигла максимального уровня между 15 и 16-м днем. (Farin и соавт., 1990). Интерферон-τ может быть в значительном количестве обнаружен в первую очередь в смывах из матки на 14-16-й день, совпадающий с началом удлинения эмбриона (Mann и соавт., 1998). В случае задержки развития эмбриона — или в том случае, если рост эмбриона и материнский половой цикл не синхронизованы (напр. вследствие задержки овуляции или позднего осеменения), — наблюдается недостаточная или запоздалая выработка интерферона-τ, подавления лютеолиза не происходит, и эмбрион погибает. Основной причиной недостаточной выработки интерферона-τ эмбрионом, происходящей в результате оплодотворения яйцеклетки на фоне задержки овуляции, является процесс старения яйцеклетки, связанный с увеличением периода существования доминантного фолликула. Предполагается, что вследствие увеличения этого периода и задержки овуляции в яйцеклетке происходят изменения, которые выражаются в ее преждевременном созревании и, в свою очередь, уменьшают ее способности к оплодотворению и развитию. Слабое развитие эмбриона, ассоциирующееся со слабой выработкой интерферона-τ, не подавляет лютеолиз, что приводит к гибели эмбриона (Mann и соавт., 1996, Mann и соавт., 1998). Как указано в главе 2.3.3, существует тесная взаимосвязь между ранним увеличением концентрации прогестерона после осеменения, развитием эмбриона и его способностью вырабатывать интерферон-τ (Kerbler и соавт., 1997; Mann и соавт., 1999; 2001). На рис. 19 схематически показана взаимосвязь между эмбрионом и коровой на ранней стадии развития эмбриона и механизм признания стельности. [стр. 120 ⇒]

7. Пересадка эмбриона Применение искусственного осеменения помогает быстро достичь улучшения генофонда поголовья, что делает возможным более эффективное использование производителей высшего качества. Максимально возможная продуктивность коровы заключается в рождении одного теленка в год. Методики множественной овуляции и пересадки эмбриона повышают репродуктивный потенциал коров-производителей и, тем самым, увеличивают значимость последних в разведении КРС. Некоторые основания для пересадки эмбриона: • получение большего количества телят от ценной высокопродуктивной коровы; • улучшение генофонда поголовья; • упрощение международной перевозки животных; • предотвращение связанных с акклиматизацией проблем при экспорте КРС в тропические регионы; • (международные) программы разведения быков-производителей; • индукция многоплодной стельности; • получение мясных телят чистой линии из группы молочного поголовья более низкого качества; • получение потомства от коров, имеющих нарушение фертильности. Традиционные технологии пересадки эмбриона дают сегодня довольно стабильные результаты, и многие практикующие ветеринары имеют подобный опыт в течение 20-ти и более лет (Scherzer и соавт., 2008). Точные размеры данной индустрии определить сложно. В 2003 году было пересажено более полумиллиона эмбрионов, 40% из них — после заморозки и оттаивания и 18% — выращенных in vitro (Betteridge и соавт., 2006). Северная Америка по прежнему занимает лидирующее положение (45% пересадок), а Европа и Южная Америка — по 20% за 2003 г. Недавно такие страны, как Бразилия и Китай, заняли передовые позиции по производству эмбрионов КРС. Выращивание эмбрионов в лабораторных условиях является на сегодня хорошо организованной и достаточно выгодной процедурой. Более 100 тыс. эмбрионов, выращенных подобным образом, были пересажены в 2003 году, почти 60% из них — в Южной Америке. В 2005 году (последний год, по которому у нас имеются данные) число пересаженных эмбрионов, полученных естественным путем или выращенных in vitro, продолжает увеличиваться. Однако из более чем 600 тыс. эмбрионов in vivo, пересаженных по всему миру, приблизительно половина были свежими и половина замороженными. По контрасту, около 260 тыс. лабораторных 143... [стр. 143 ⇒]

Подробное пошаговое описание производства и пересадки эмбриона было опубликовано Mapletoft и Hasler (2005) и Sirard и Coenen (2006). Для пересадки могут использоваться эмбрионы двух видов. • Эмбрионы, выращенные в естественных условиях и изъятые из репродуктивного тракта коровы-донора Это эмбрионы с известным генетическим потенциалом и известным анамнезом предков, что дает оптимальную возможность для быстрого улучшения генетики в стаде. Однако возможности данного способа относительно ограничены, что связано с такими факторами, как показатели овуляции после инициированной фармакологическим способом суперовуляции донора, показатели оплодотворяемости и показатели сохранения эмбриона. Такие эмбрионы могут быть пересажены напрямую реципиенту с синхронизованным циклом или заморожены и сохранены в жидком азоте для дальнейшего использования. • Эмбрионы, полученные путем созревания и оплодотворения яйцеклетки in vitro Такие эмбрионы могут быть получены или из яйцеклетки, взятой у известного отобранного донора, с помощью выращивания предовуляторного фолликула (так называемая процедура захвата яйцеклетки) или после созревания in vitro незрелой яйцеклетки, полученной из яичников животных с бойни. Последний вариант, будучи наиболее продуктивным, создает, однако, определенные проблемы, такие как (обычно) неизвестный генетический статус коровы-донора и состояние ее здоровья. Общеизвестно, что эмбрион, полученный в естественных условиях, обладает лучшими качествами по сравнению с созревшим и выращенным в лабораторных условиях. Несмотря на хорошие показатели созревания ядра, способности яйцеклетки к росту и развитию различны. Одной из причин такой вариативности могут быть внутренние свойства клетки, полученной из яичника. Более того, одним из негативных последствий пересадки эмбриона и переносе ядра соматической клетки у КРС и других видов является то, что эмбрионы, плод, плацента и потомство могут значительно отличаться по морфологическим признаками и потенциалу развития от эмбрионов, полученных в естественных условиях (Farin и соавт., 2004; 2006; Lonergan и Farin 2008). В целом такие отклонения называются «гигантизм потомства» или «гигантизм телят». Поскольку современные диагностические возможности выявления возможных аномалий у эмбрионов, полученных в лабораторных условиях, ограничены, требуется проведение дополнительных исследований 144... [стр. 144 ⇒]

Созревание яйцеклетки в лабораторных условиях и техника культивирования эмбриона связана с процессом клонирования и облегчения осеменения трансгенных коров для производства ценного фармацевтического белка в молоке. Клонирование взрослой коровы путем пересадки ядра и производство клонированной трансгенной коровы уже были осуществлены технически. Однако это дорогая и недостаточно развитая на сегодня технология, которая может пока применяться только исследовательскими сообществами и фармацевтической промышленностью (Mapletoft и Hasler 2007; Galli и Mazzari 2008). В лабораторных условиях оплодотворение путем итро-цитоплазмической инъекции спермы, которая является такой многообещающей при использовании для человека, возможно даже с использованием сухого замороженного семени, но еще не широко распространено. Несколько лабораторий сообщили о весьма скромных успехах при получении стельности в результате имплантации эмбрионов, выращенных in vitro на основе яйцеклеток, взятых у телок. Такой подход, возможно, позволит увеличить процент генетических улучшений путем уменьшения интервала между поколениями. Международное общество пересадки эмбрионов одобрило серию определенных процедур, особенно касающихся зоосанитарии и эпидемиологических аспектов, для производства и пересадки эмбрионов. Инфекции, такие как ВД КРС и ринотрахеит КРС, могут передаваться через эмбрион, поэтому требуется утверждение определенных процедур, гарантирующих, что эмбрион свободен от данных патогенов. Подробный отчет, предоставленный Givens и соавт. (2008b), обобщает современные рекомендации, касающиеся здоровья КРС при пересадке эмбриона, призывая исследователей развивать и уделять внимание аспектам биобезопасности. Большинство систем коммерческого производства эмбрионов используют культуральную среду, дополненную различными питательными элементами животного происхождения. Также применяются различные профилактические меры (сканирование источника, предварительная обработка при высокой температуре и добавка антибиотиков). Такие системы увеличивают риски для здоровья, особенно эмбрионов, выращенных в лабораторных условиях (Givens и соавт., 2008). Система, основанная на определенных компонентах, свободных от клеточных составляющих, или элементов, полученных из крови, была бы идеальной с точки зрения здоровья и качества. Более того, определенные химические условия без сыворотки и сывороточных белков могут позволить осуществлять точное наблюдение за ростом или другими факторами развития эмбриона в любой данной среде. 145... [стр. 145 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "эмбрион": [5] [22] [25] [42] [48] [22] [14] [104] [91] [146] [6] [16] [18] [14] [50] [84] [124] [154] [156] [12] [15] [90] [93] [125] [18] [52] [80] [81] [94] [95] [109] [82] [86] [89] [67] [68] [71] [72] [73] [13] [70] [98] [118] [123] [2] [4] [5] [28] [1] [1]