Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Генерализация




Пароксизмы проявляются тоническими и (или) клоническими судорогами в каком-либо участке одной половины тела. Судороги остаются то локализованными, то распространяются на соседн-ие области тела. Сознание во время припадка обычно остается ясным. Чаще всего судороги начинаются с мышц пальцев руки, предпочтительно с мышц большого пальца и реже с мышц мизинца; далее судороги переходят на мышцы предплечья, плеча, лица, туловища и в последнюю очередь — на мышцы ноги. В других случаях судороги начинаются с мышц лица, предпочтительно с мышц рта; затем судороги распространяются на язык, веко, глазное яблоко, руку и в последнюю очередь — на мышцы ноги. Реже всего судороги первоначально возникают в мышцах стопы, начинаясь в мышцах большого пальца, и далее могут, поднимаясь вверх, последовательно захватить остальные мышцы одной половины тела — в последнюю очередь мышцы дистального отдела руки. Генерализация односторонних судорог, а также их переход на противоположную сторону тела сопровождаются потерей сознания. Возникает вторично-генерализованный припадок. В части таких случаев судороги на одной части тела выражены сильнее. Для того, чтобы произошла генерализация джексоновского припадка, по-видимому, необходимо, чтобы судороги с самого начала имели определенную локализацию или же в процессе своего распространения захватили бы определенные мышечные группы. "Генерализация припадка может наблюдаться при фокальных эпилептических судорогах в лицевых мышцах, но никогда не развивается при фокальных судорогах в руке или ноге. Припадок же, начавшийся с судорог в ноге и перешедший в руку, может генерализоваться только после захвата лицевых мышц. Chavany (1958) также отмечает,... [стр. 109 ⇒]

Парциальный припадок (припадок Браве—Джексона). При таком припадке тоническая и клоническая фазы характеризуются судорогами определенной группы мышц и лишь в части случаев происходит генерализация припадка. Парциальные припадки могут проявляться судорогами мышц только верхней или нижней конечности, мускулатуры лица. Динамика судорог в конечностях всегда имеет проксимальное направление. Так, если припадок развертывается в мышцах рук, тоническая судорога переходит с кисти на предплечье и плечо, рука поднимается и возникает насильственный поворот головы в сторону поднятой руки. Далее развертывается клоническая фаза припадка. Если же припадок начинается с судорог мышц ноги, тонические судороги появляются в мышцах стопы, причем происходит подошвенный сгиб, далее судороги распространяются вверх на голень и бедро, иногда охватывают мускулатуру тела на соответствующей стороне. И, наконец, если припадок имеет лицевую локализацию, рот перекашивается в тонической судороге, затем последняя распространяется на всю мускулатуру лица на соответствующей стороне. Возможна генерализация припадков Браве— Джексона: в этих случаях они чрезвычайно напоминают обычный судорожный припадок; их отличие состоит лишь в том, что имеется преобладание интенсивности судорожных явлений на одной стороне тела. Генерализация парциальных припадков чаще всего сопровождается потерей сознания. Припадки Браве—Джексона нередко возникают сериями и могут заканчиваться вялыми параличами, обычно при локализации органического процесса в передней центральной извилине. [стр. 60 ⇒]

Парциальный (джексоновский) припадок отличается от классического эпилептического тем, что тоническая и клоническая фазы ограничиваются определенной группой мышц и лишь в части случаев бывает генерализация припадка. При парциальных припадках возможны судороги мышц только верхней или нижней конечности, мускулатуры лица. Судороги мышц конечностей распространяются в проксимальном направлении. Так, если судороги развиваются в мышцах верхней конечности, то тоническая судорога переходит с кисти на предплечье и плечо, рука поднимается и возникает насильственный поворот головы в сторону поднятой руки. Далее наступает клоническая фаза припадка. Если припадок начинается с судорог в нижней конечности, то тонические судороги бывают вначале в мышцах стопы (происходит ее подошвенное сгибание) и далее распространяются вверх на голень и бедро, а в ряде случаев охватывают мускулатуру тела на соответствующей стороне. Наконец, если припадок начинается с мышц лица, то вначале в тонической судороге перекашивается рот, а затем она распространяется на всю мускулатуру лица на соответствующей стороне. Возможна генерализация джексоновских припадков. В этих случаях они чрезвычайно напоминают обычный судорожный припадок, но с преобладанием судорожных явлений на одной стороне тела. Генерализация парциальных припадков в большинстве случаев сопровождается потерей сознания. Джексоновские припадки нередко возникают сериями и могут заканчиваться вялыми параличами, обычно при локализации органического процесса в передней центральной извилине. [стр. 25 ⇒]

ПАРЦИАЛЬНЫЕ ЭПИЛЕПТИЧЕСКИЕ ПРИПАДКИ подразделяются на простые и сложные. Первые отличаются от вторых отсутствием нарушений сознания во время приступа. Парциальные припадки могут распространяться и переходить в генерализованные. Этот процесс известен как «вторичная генерализация». Сам по себе парциальный эпилептический припадок может клинически проявляться только во время такой генерализации, и в этом случае его очаговый характер удаётся установить только при регистрации на ЭЭГ. Клинически простой парциальный припадок проявляется, в зависимости от локализации очага, сенсорными или двигательными расстройствами. Сенсорные припадки проявляются в виде неприятных ощущений в различных областях тела (покалывание, онемение, ощущение холода, жара, боли). Моторные приступы выражаются клоническими судорогами мышц конечностей или лица с последующей возможной генерализацией. Иногда припадок протекает в виде т.н. «джексоновского марша», при котором имеет место последовательное распространение клонических судорог с мышц лица на мышцы рук, туловища, ног. Сознание при этом не нарушено. В изолированном виде эти припадки встречаются редко, чаще они сочетаются с генерализованными или фокальными большими судорожными приступаи. [стр. 20 ⇒]

Парциальный (джексоновский) приступ отличается от классического эпилептического тем, что тоническая и клоническая фазы ограничиваются определенной группой мышц и лишь в части случаев бывает генерализация припадка. При парциальных припадках возможны судороги мышц только верхней или нижней конечности, мускулатуры лица. Судороги мышц конечностей распространяются в проксимальном направлении. Так, если судороги развиваются в мышцах верхней конечности, то тоническая судорога переходит с кисти на предплечье и плечо, рука поднимается и возникает насильственный поворот головы в сторону поднятой руки. Далее наступает клоническая фаза припадка. Если припадок начинается с судорог в нижней конечности, то тонические судороги бывают вначале в мышцах стопы (происходит ее подошвенное сгибание) и далее распространяются вверх на голень и бедро, а в ряде случаев охватывают мускулатуру тела на соответствующей стороне. Наконец, если припадок начинается с мышц лица, то вначале в тонической судороге перекашивается рот, а затем она распространяется на всю мускулатуру лица на соответствующей стороне. Возможна генерализация джексоновских припадков. В этих случаях они чрезвычайно напоминают обычный судорожный припадок, но с преобладанием судорожных явлений на одной стороне тела. Генерализация парциальных припадков в большинстве случаев сопровождается потерей... [стр. 60 ⇒]

Начальные суточные дозы препарата составляют 500–1000 мг. В последующем возможно увеличение до 3000 мг/сут. Препарат в целом отличается хорошей переносимостью, хотя могут возникать побочные эффекты в виде изменения полей зрения у 30–40% больных, что ограничивает его применение. Среди других побочных эффектов наблюдается повышенная утомляемость, раздражительность. Вигабатрин несколько чаще, чем другие АЭП, может привести к развитию депрессии и психозов (Baumgartner, 2001). Габапентин (нейронтин, тебантин). Препарат является структурным аналогом ГАМК. Механизм его действия связан с  изменением метаболизма L-аминокислот и опосредованным влиянием на ГАМК- и глутаматергическую нейротрансмиссию. Препарат эффективен при парциальных припадках как с вторичной генерализацией, так и без нее, может использоваться как в режиме дополнительной терапии, так и  монотерапии. По силе противоэпилептического действия габапентин уступает таким препаратам, как ТПМ и вигабатрин. При абсансах и миоклониях при приеме габапентина может наблюдаться учащение приступов, поэтому препарат в этих случаях противопоказан (Baumgartner, 2001). Его суточные дозы составляют от 900 до 3600 мг. Габапентин практически не связывается с белками плазмы, не взаимодействует с другими антиконвульсантами, выделяется почками, что обусловливает его хорошую переносимость как в режиме дополнительной, так и монотерапии. Габапентин — один из наименее токсичных новых АЭП. Прегабалин (лирика) — аналог ГАМК ((5)-3-(аминометил)-5-метилгексановая кислота). Это объясняет его механизм действия, который сводится к связыванию с дополнительной субъединицей потенциалзависимых кальциевых каналов в ЦНС (α2-дельта-протеин). Полагают, что такое связывание может способствовать наступлению противосудорожного, анксиолитического и  аналгезирующего эффекта. Препарат применяют для лечения парциальных форм эпилепсии с вторичной генерализацией или без нее в  качестве дополнительной терапии. Суточные дозы прегабалина составляют от 150 (начальная) до 600 мг (максимальная) в сутки. Фармакокинетика препарата характеризуется тем, что при приеме внутрь он быстро всасывается. Биодоступность превышает 90% и не зависит от суточной дозы. Препарат не связывается с белками плазмы, практически не подвергается метаболизму и выделяется почками в неизменном виде. Фелбамат (талокса) (препарат в Российской Федерации не зарегистрирован). Механизм действия фелбамата связан с  потенцированием ГАМК-А-рецепторов и влиянием на NMDA-рецепторы. Он обладает широким спектром противоэпилептического действия, положительно воздействуя на парциальные припадки с вторичной генерализацией или без нее, эффективен у детей с синдромом Леннокса–Гасто с парциальными и генерализованными припадками. У фелбамата отмечено значительное фармакокинетическое взаимодействие с ВПТ, КБЗ, фенитоином. На фоне добавочной терапии фелбаматом увеличивается риск возникновения и степень выраженности побочных эффектов. Известны случаи тяжелой апластической анемии, поражения печени. Зонисамид (зонегран) относится к АЭП новой генерации и является производным бензизоксазола. В структурном отношении препарат не имеет аналогов сре... [стр. 222 ⇒]

С переходом их на лицо возможна генерализация приступа в общий припадок. Адверсивные припадки — тоническая судорога с поворотом глаз, головы и туловища в сторону, противоположную локализации эпилептического очага. Как правило, сопровождается вторичной генерализацией приступа. Окулоклонические припадки,— клоническое отведение глазных яблок (эпилептический нистагм). Окулотонические припадки — тоническое отведение глазных яблок (эпилептическая судорога взора). Версионные припадки — вращение тела вокруг собственной оси. Соматосенсорные припадки — пароксизмы парестезий на половине лица и конечностях, противоположных латерализации эпилептического очага. Чаще генерализуются в общий припадок. Речевые- или фонаторные припадки — пароксизмы расстройств речи (произнесение отдельных слов, фраз, иногда осмысленных, итеративное их повторение, внезапная утрата речи) и фонации. Сенсорные припадки — пароксизмы элементарных или простых галлюцинаций (слуховых, зрительных, тактильных, обонятельных, вкусовых, вестибулярных) и сенестопатических ощущений. Большей частью наступает генерализация в общий припадок. Соматосенсорные джексоновские припадки — приступы парестезий на половине тела на стороне, противоположной локализации эпилептического очага (постцентральная извилина). Вегетативные припадки изолированных вегетативных расстройств (резчайших болей в эпигастрии, животе, области сердца — «абдоминальная эпилепсия»; «эпилептическая грудная жаба»; нарушений дыхания — «эпилептическая астма»; дизурических расстройств, вегетативно-сосудистых нарушений), наблюдающихся при локализации эпилептического очага в корковых отделах височной доли мозга (орбитоинсулотемпоральная область). Вегетативные припадки могут проявляться лишь расширением зрачков — «зрачковая эпилепсия». Абдоминальные и эпигастральные припадки чаще наблюдаются у детей в возрасте от трех до семи лет. Сопровождаются оглушением сознания, отчего воспоминания о них нечетки. От кортико-висцеральных вегетативных припадков отличают общевегетативные пароксизмы, сочетающиеся с оглушением сознания и тоническими судорогами — диэнцефальная эпилепсия. В современных классификациях она не упоминается. Помимо вышеупомянутых наблюдаются фокальные припадки с разнообразными психопатологическими феноменами («психические эквиваленты», «пароксизмальные эпилептические психозы», «припадки психические эпилептические»). Эпилептический очаг обнаруживается при этом чаще всего в височных долях мозга — «височная эпилепсия». Эпилепсия, проявляющаяся изолированными психическими эквивалентами, обозначается также «ларвированной» или «маскированной» эпилепсией. Не очень ясен вопрос о различиях, существующих между пси... [стр. 142 ⇒]

Перед нами пример слаженного сотрудничества в цепи «медицинаправосудие-семья-больной». Здравомыслящий больной, его обеспокоенная семья, бдительный судебный исполнитель, компетентный врач: все они обступают, изолируют, опутывают, локализуют это пресловутое желание убивать и быть убитым, появляющееся здесь в чистом виде, как двусмысленное стремление к смерти, двойное стремление к смерти. Будучи опасным для самого себя, больной опасен и для других, и все берутся за руки вокруг этого мельчайшего, абсолютного, чистого, но отчетливо различимого черного пятна опасности. И мы оказываемся, если угодно, в стихии психиатрического здоровья. В центре - беспримесный, только что явившийся на свет инстинкт смерти. Рядом с ним - больной, носитель, генератор этого инстинкта; по другую сторону - запретная женщина, объект этого инстинкта; за ними - юридический вол и психиатрическая ослица. Это рождество, рождество божественного ребенка, инстинкта смерти, которому суждено стать первым и основополагающим объектом психиатрической религии. Но, говоря «инстинкт смерти», я, разумеется, не имею в виду некое предзнаменование фрейдовского понятия." Я имею в виду лишь следующее: то, что в данном случае вполне отчетливо заявляет о себе, становится отныне главнейшим предметом психиатрии; это инстинкт, причем инстинкт как носитель опасности в ее чистейшей и абсолютной форме, как носитель смерти - смерти больного и смерти тех, кто его окружает, - опасности, которая требует двойного вмешательства как со стороны администрации, так и со стороны психиатрии. В рамках этой фигуры инстинкта-носителя смерти заключен, по-моему, очень важный эпизод истории психиатрии. В дальнейшем я попытаюсь объяснить вам, почему, на мой взгляд, это второе рождение психиатрии, ее истинное рождение после периода протопсихиатрии, которая, в сущности, была всего лишь теорией или медициной умопомешательства. И это все, что я хотел рассказать о первом процессе, ведущем к генерализации элемента инстинкта, а также к генерализации психиатрического знания и власти, - о включении психиатрии в новый административный режим. Второй процесс, которым объясняется эта генерализация* - это реорганизация семейного ходатайства. И теперь вновь надо сослаться на закон 1838 г. С выходом закона от... [стр. 104 ⇒]

Их глубокая идентичность - вот что открывает психиатрии доступ к Шарлю Жуй. В конечном счете он оказался подлежащим психиат-ризации потому, что состояние ребенка, детство, инфантильность предстали как общая черта преступника и его жертвы. Детство как историческая стадия развития, как общая форма поведения становится главнейшим орудием психиатризации. Я бы сказал, что именно через детство психиатрии удалось подобраться к взрослым, ко всем взрослым без исключения. Детство было принципом генерализации психиатрии; в психиатрии, так же как, впрочем, и везде, детство оказалось ловушкой для взрослых. Об этой- то функции, об этой роли, об этом месте детства в психиатрии я и хотел бы сказать несколько слов. Мне кажется, что с определением не столько ребенка, сколько именно детства в качестве центральной и постоянной референтной точки психиатрии ясно вырисовывается как новизна функционирования психиатрии по сравнению со старой медициной умопомешательства, так и характер ее функционирования в течение почти целых ста лет, то есть до наших дней. Итак, психиатрия открывает ребенка. Я хотел бы указать вот на что: во-первых, если то, что я говорю, верно, то это открытие психиатрией ребенка, или детства, является не поздним, но необычайно ранним феноменом. Его свидетельство мы находим в 1867 г., но я уверен, что можно было бы найти его и раньше. Более того, мне кажется (это-то я и хочу показать), что это не просто ранний феномен, но и [феномен], вовсе не являющийся следствием расширения психиатрии. Поэтому вовсе не следует считать детство новой территорией, которая с некоторого момента оказалась присоединена к психиатрии; на мой взгляд, именно обратившись к детству как к главному предмету своей деятельности, то есть и своего знания, и своей власти, психиатрия сумела достичь генерализации. Иначе говоря, детство кажется мне одним из исторических условий генерализации психиатрического знания и власти. Каким же обра... [стр. 212 ⇒]

Германские заимствования сохранили в этих языках свою первозданную форму без редукции. Более очевидна связь генерализации ударения с законом Вернера, поскольку именно генерализация начального ударения привела к фонологизации чередований по закону Вернера, и, в частности, к появлению /z/. Соответственно аллофонные чередования звонких и глухих должны были предшествовать сдвигу ударения. Традиционно сдвиг ударения датировали временем до Первого перебоя согласных, который и связывали с переносом ударения. Однако существует и точка зрения, согласно которой сдвиг ударения произошел после Первого перебоя (см., напр.: Antonsen 1965: 19; 1994: 52; van Coetsem 1994: 193). Абсолютная датировка сдвига ударения колеблется от конца II тыс. до н. э. до конца первого тысячелетия до н. э., однако эта датировка зависит во многом от того, какие изменения исследователи связывают со сдвигом ударения (см., напр.: Coetsem van 1970: 14–16). Генерализация ударения на корне рассматривается иногда как признак, который позволяет отделить первую стадию германского, которая в разных традициях имеет разное наименование (см. выше) от второй (Lehmann 1961: 69–70; Coetsem van 1970: 14–16) или вторую (в терминологии ван Кутсема ранний протогерманский) от самой последней третьей (поздний протогерманский), к которой ван Кутсем и относит сдвиг ударения, датируя его концом первого тысячелетия до н. э. (van Coetsem 1994: 73, 193). Часто генерализацию ударения на первом слоге рассматривают как исключительную германскую инновацию. Однако это не совсем так. Уже Хирт отмечал сходство сдвига германского ударения на первый слог с соответствующими изменениями в италийском и кельтском (см., напр.: Hirt 1894: 45). Генерализацию ударения на первом слоге в протоиталийском и возможно в венетском реконструируют и современные лингвисты (Staaji 1995: 65). Предположение о сдвиге индоевропейского подвижного ударения на первый слог в протоиталийском обосновывается синкопой и апокопой, которая сильнее всего проявилась в оско-умбрских языках (см., напр.: Devoto 1936: 539; Benediktsson 1960: 281; Staaij 1995: 65, 209; de Vaan 2008: 9–10), где предполагают сильное начальное ударение („a strong stress accent“), выполняющее делимитативную функцию (Benediktsson, idem). Несмотря на то, что это предположение разделялось далеко не всеми (см., напр.: Тронский 2001: 64–71) представление о том, что «именно действие начальной интенсивности привело к коренным изменениям в латинском языке» (Казанский, Солопов 2001: 494) в последнее время является преобладающим. Установленная Н. Н. Казанским связь синкопы с фразовым ударением в латинском (Казанский 2004) не опровергает наличие «начальной интенсивности» в слове. Если справедливо предположение о существовании в италийском сдвига ударения на первый слог, то мы обнаруживаем в италийском сходную с... [стр. 41 ⇒]

Лабораторная диагностика В настоящее время даже при наличии тяжелых форм гнойного воспаления часто наблюдают «стертую» лабораторную симптоматику, обусловленную в том числе применением массивной антибактериальной терапии и местной санации. Поэтому нецелесообразно ориентироваться на лейкоцитоз, как на основной маркер гнойного процесса (наблюдают только у 1/3 больных). Кроме того, лейкопению отмечают у 11,4% больных с тяжелыми формами гнойных ВЗОМТ у женщин. Она сопряжена с персистенцией в крови патологических аутоантител к мембранам нейтрофилов. В целом для данных пациенток наиболее характерно повышение СОЭ, наличие лимфопении и анемии. Анемию считают интоксикационной, и степень ее коррелируют с тяжестью состояния больных. Показатели периферической крови отражают стадию гнойного процесса. В стадии обострения чаще выявляют лейкоцитоз, повышение СОЭ (до 60–70 мм/ч), появление C-реактивного белка. При ремиссии гнойного процесса наблюдают снижение числа эритроцитов и гемоглобина, лимфопению и повышенную СОЭ. Длительное течение гнойного процесса сопровождается нарушением белкового (гипо- и диспротеинемия), минерального, липидного обмена и ферментативной функции печени. Выраженные нарушения системы гемостаза (с преобладанием процессов гиперкоагуляции) отмечают у 35,7% пациенток с осложненными формами гнойного воспаления, нарушения системы кровообращения — у 69,4% (гипокинетический тип кровообращения у 22% больных, снижение сократительной функции миокарда у 13% и нарушение скорости мозгового кровотока у 52% больных). Для определения наличия и степени генерализации инфекции большое значение имеет определение концентрации прокальцитонина в плазме крови. Концентрация прокальцитонина менее 0,5 нг/мл позволяет исключить пациенток из группы высокого риска по развитию сепсиса и генерализации инфекции; концентрация 0,5–2 нг/мл требует наблюдения в динамике и, как правило, соответствует имеющемуся локальному гнойно-некротическому процессу; концентрация 2–10 нг/мл свидетельствует о наличии выраженного воспалительноинтоксикационного синдрома и генерализации инфекции. Одним из критериев диагностики ВЗОМТ является индентификация возбудителя гонореи (N. gonorrhoeae) [культуральный метод или полимеразная цепная реакция (ПЦР), материал — отделяемое цервикального канала] и/или урогенитальной хламидийной инфекции (C. trachomatis) [только молекулярно-биологические методы — ПЦР или NASBA, материал: отделяемое (соскоб) уретры, цервикального канала, первая порция свободно выпущенной мочи]. Отсутствие инфекции в... [стр. 464 ⇒]

Очаг внедрения инфекции (область, характер и объём разрушения тканей, состояние кровообращения в очаге внедрения, место и пути распространения инфекции и др.). 3. Реактивность организма (иммунологическое состояние, аллергия, состояние различных органов и систем и др.). Основная роль в развитии сепсиса принадлежит состоянию макроорганизма. В одних случаях незначительные повреждения (ссадины, уколы и др.) приводят к развитию сепсиса, а в других обширные повреждения, распространённые гнойные процессы протекают без генерализации инфекции. В зависимости от различных сочетаний перечисленных факторов сепсис может возникнуть в течение нескольких ближайших часов или дней после развития гнойного воспаления или получения повреждения (ранний сепсис) или через длительный промежуток времени - спустя несколько недель и даже месяцев после появления воспалительного очага (поздний сепсис). Ранние формы сепсиса обычно развиваются более остро, иногда молниеносно, а поздние чаще более медленного течения. Ранние формы сепсиса протекают по типу бурной аллергической реакции и развиваются у больных, уже находящихся в состоянии сенсибилизации (гиперергическая форма). При позднем сепсисе поступление токсинов и продуктов распада тканей в организм при длительно текущем процессе приводит к изменению его реактивности и развитию состояния сенсибилизации в процессе болезни. На фоне развившейся сенсибилизации происходит генерализация инфекции с соответствующей реакцией организма. К особенностям макроорганизма в развитии сепсиса относят следующие: у мужчин сепсис встречается в 2 раза чаще, чем у женщин; у детей и престарелых он протекает более тяжело; особенно тяжёлое течение, часто с неблагоприятным исходом, происходит у больных с гормональной недостаточностью (декомпенсированный сахарный диабет, надпочечниковая недостаточность), у которых гнойно-воспалительные заболевания чаще протекают с генерализацией инфекции. Вид микроорганизма также сказывается на тяжести и характере течения септического процесса. Так, для стрептококкового сепсиса малохарактерно развитие метастазов гнойной инфекции, в то время как стафилококковый сепсис протекает с образованием метастазов в 90-95% случаев. Различия в течении общей гнойной инфекции обусловлены биологическими свойствами микроорганизмов: стрептококки выделяют фермент фибринолитического действия (стрептокиназу), что не способствует оседанию и фиксации микробов в тканях; стафилококк же, наоборот, способствует выпадению фибрина и легко оседает в различных тканях. Распространение (генерализация) инфекции из очага поражения происходит гематогенным или лимфогенным путём, либо по тому и другому одновременно. При распространении инфекции гематогенным путём обычно поражаются региональные вены - развиваются восходящие флебит, тромбофлебит, перифлебит, являющиеся источником образования тромбов, эмболов, перенос которых приводит к появлению вторичных гнойных очагов. Лимфогенный путь распространения инфекции из очага более редок, так как здесь играет роль фильтрующий барьер, каким являются лимфатические узлы, где микроорганизмы задерживаются и уничтожаются. Вторичные гнойники обычно развиваются на месте оседания инфицированного тромба, принесённого током крови из первичного очага гнойного воспаления при восходящем тромбофлебите, иногда - в результате нагноения инфарктов при местных тромбозах. Вторичные гнойные очаги (метастазы инфекции) могут быть одиночными и множественными, развиваются в 462... [стр. 463 ⇒]

При попадании в организм больших доз вирулентных бруцелл очень быстро может наступить диссеминация возбудителя. При малых инфицирующих дозах и пониженной вирулентности бруцеллы могут длительно задерживаться в регионарных лимфатических узлах, фаза генерализации запаздывает или вообще отсутствует. В основе развивающихся в ранний период бруцеллеза диффузных изменений сосудов и паренхиматозных органов лежит токсическое действие бруцелл. Из кровотока бруцеллы оседают в воспалительных очагах, лимфатических узлах, селезенке и костном мозгу, где длительно могут сохраняться, располагаясь внутриклеточно. При обострениях процесса бруцеллы вновь усиленно размножаются, попадают в кровоток, вызывая повторные волны генерализации. Длительное пребывание возбудителя в организме приводит к его аллергизации. Со 2—3 нед, а иногда и с самого начала заболевания на первый план в патогенезе выдвигаются аллергические поражения. Аллергия при бруцеллезе играет двоякую роль. С одной стороны, аллергическое воспаление лежит в основе большинства клинических проявлений болезни, особенно в хронической стадии. С другой стороны, аллергическая реакция препятствует распространению бруцелл в организме, что имеет большое значение для предупреждения повторной генерализации процесса. Клиническая картина. Инкубационный период колеблется в пределах I—3 нед, но может затягиваться и до нескольких месяцев. Болезнь начинается постепенно, иногда остро. Болезнь протекает с длительной лихорадкой, ознобом, потливостью, болями в суставах, мышцах, с симптомами поражения сердечно-сосудистой, нервной, мочеполовой систем, опор но-двигательного аппарата и др. Клиническая картина бруцеллеза характеризуется большим полиморфизмом и зависит от характера пораженного органа. Иммунитет при бруцеллезе клеточно-гуморальный, в основном нестерильный и относительный. После выздоровления иммунитет угасает, возможна реинфекция. Ввиду относительности иммунитета большие инфицирующие дозы бруцелл могут вызвать его прорыв у больных хроническим или латентным бруцеллезом, что ведет к тяжелому течению болезни. Лабораторная диагностика. Для диагностики используют методы: бактериологический, серологический, биологический, аллергологический. Серодиагностику и аллергические пробы проводят в... [стр. 106 ⇒]

Хотя менингококк и не стоек, однако следует все вещи, приходившие в соприкосновение с б-ным, тщательно продезинфицировать; особенно это относится к белью как нательному, так и постельному, носовым платкам и т. д. Вопрос о возможности предохранительной вакцинации в очагах, неблагополучных в смысле заболевания эпид. М., совершенно не изучен; наконец сан. просвещение в борьбе с этим заболеванием должно занимать первое место: ознакомление населения с самим заболеванием, путями распространения инфекции, опасностями бацилоносительства, с необходимостью наблюдения за состоянием слизистых носа и глотки, с методами их санации, с необходимостью срочной госпитализации б-НЫХ И Т. Д. В. Леонов. Туберкулезный менингит, весьма серьезное заболевание, за крайне редкими исключениями кончающееся летально. До сего времени в литературе описано не более 60 случаев заведомого туб. М., кончившихся выздоровлением. Туб. М.—гл. обр. болезнь детского возраста. Наиболее поражаемым является возраст от 2 до 6 лет. Заболевания в первые месяцы жизни встречаются весьма редко. У взрослых туб. менингит наблюдается значительно реже, чем у детей. Э т и о л о г и я и п а т о г е н е з . Туб. М. у детей чаще всего есть одно из проявлений генерализации туберкулеза. Обычно на вскрытии наблюдается также рассеивание бугорков в других органах. Такое сочетание является особенно характерным для раннего детского возраста, тогда как в старших возрастах, когда нет столь резкой тенденции к генерализации процесса, можно порой наблюдать поражение мозговых оболочек без общей генерализации. В виду столь частого сочетания туб. М. с милиарным tbc вопрос об этиологии туб. М. в сущности сводится к вопросу о причинах более частой поражаемости детей общим обсеменением организма, кончающимся поражением мозговых оболочек. По Штефко, к туб. М. предрасполагает гипоплазия сосудистого аппарата вообще и артерий основания мозга в частности. Как на момент, предрасполагающий к генерализации tbc и туб. М., указывается также на внесемейное заражение детей: при таком заражении процесс у ребенка течет будто бы особенно бурно, чаще кончаясь туб. М. Наконец имеет значение также и время года. Наичаще туб. М. отмечается у детей в весенние месяцы. Возможно, что метеорологические сдвиги, свойственные каждому сезону, влекут за собой и вегетативную перестройку организма, а эта последняя в связи с эндокринными моментами является решающей для нарушения иммуннобиологического равновесия ребенка.. Энгель (Engel) полагает, что уменьшение витаминов в пище весной также имеет значение. Однако все эти вопросы требуют дальнейшего изучения. Особенно часто к генерализации процесса, кончающейся нередко туб. М., ведут корь, коклюш и грип. Что ушибы головы или падения ребенка могут разбудить лятентно протекающий туб. процесс и повести к генерализации его и туб. М., теоретически допустимо, но при тщательном изучении анамнеза почти не удается точно установить причинную связь этих явлений. [стр. 424 ⇒]

3. Клиника Классификация эпилептических приступов I. Парциальные (фокальные, локальные) приступы. A. Простые парциальные приступы (сознание не нарушено). 1. С двигательными симптомами. 2. С соматосенсорными или специфическими соматосенсорными симптомами, 3. С вегетативными симптомами. 4. С психическими симптомами. B. Сложные парциальные приступы (с нарушением сознания). 1. Начинающиеся как простые парциальные приступы и прогрессирующие до нарушения сознания. 2. Без других проявлений. 3. С проявлениями как при простых парциальных приступах. 4. С автоматизмами. C. С нарушениями сознания в начале приступа. 1. Без других проявлений. 2. Проявляющиеся как простой парциальный приступ. 3. С автоматизмами. D. Парциальный приступ с вторичной генерализацией. 1. Простой парциальный приступ с последующей генерализацией. 2. Сложный парциальный приступ с последующей генерализацией. 3. Простой парциальный приступ, переходящий в сложный парциальный приступ с последующей генерализацией. II. Генерализованные приступы (судорожные и бессудорожные). A. Абсансы 1. Абсансы. 2. Атипичные абсансы. B. Миоклонические приступы. C. Клонические приступы. D. Тонические приступы. E. Тонико-клонические приступы. F. Атонические приступы (астатические). [стр. 37 ⇒]

Приступы цингулярные — сложные парциальные приступы, проявляющиеся различными автоматизмами мимики и жестов, эмоционально-аффективные по типу панических атак, вегетативно-висцеральные с выраженным вегетативным компонентом, может возникать вторичная генерализация. Приступы полюса лобной доли - простые и сложные парциальные приступы, проявляются адверсией глаз и головы в контралатеральную очагу сторону, короткими автоматизмами без ауры с очень быстрой вторичной генерализацией. Приступы орбито-фронтальные — сложные парциальные приступы, проявляющиеся автоматизмами мимики и жестов (часто непроизвольный смех), обонятельными галлюцинациями и иллюзиями, вегетативно-висцеральным компонентом, часто бывает вторичная генерализация. Приступы дорсолатеральные - простые и сложные парциальные приступы, проявляющиеся адверсией головы и глаз с преимущественно тоническим компонентом, афатические (в случае расположения очага в доминантном полушарии). Приступы моторной коры — простые моторные парциальные приступы, часто возникает вторичная генерализация. Кожевниковский синдром — простые парциальные приступы, миоклонии. [стр. 634 ⇒]

Лимфангит возникает при вовлечении в процесс лимфатических сосудов, в которых выявляется воспаление. Макроскопически при лимфангите наблюдаются серовато-желтоватые полосы, идущие от первичного очага к прикорневым лимфатическим узлам. Лимфаденит развивается при воспалении регионарных к первичному очагу лимфатических узлов (бронхопульмональных, бронхиальных и бифуркационных). Лимфатические узлы увеличиваются, на разрезе представлены сухими, крошащимися массами серо-желтого цвета. При алиментарном пути заражения первичный туберкулезный аффект наблюдаются в виде язвы в кишечнике, лимфангит с появлением бугорков по ходу лимфатических сосудов и лимфаденит мезентериальных лимфатических узлов. Редко аффект развивается в миндалине с вовлечением в воспалительный процесс лимфатических узлов шеи. При контактном (инвазивном) пути заражения первичный аффект определяется в виде язвы на коже, конъюнктивита, при этом наблюдаются лимфангит и регионарный казеозный лимфаденит. Выделяют следующие варианты течения первичного туберкулезного комплекса: заживление очагов первичного комплекса, прогрессирование первичного туберкулеза с генерализацией процесса, хроническое течение (хронически текущий первичный туберкулез). При заживлении очагов первичного комплекса вокруг первичного аффекта формируется капсула, казеозные массы обезвоживаются, уплотняются и обызвествляются (петрификация). Петрифицированный первичный аффект подвергается оссифицикации (очаг Гона). На месте туберкулезного лимфангита формируется фиброзный тяж. Заживление в лимфатических узлах протекает медленнее, чем в легочном очаге. Очаг казеоза в лимфатическом узле постепенно обезвоживается, обызвествляется и оссифицируется. Прогрессирование первичного туберкулеза может наблюдаться в виде гематогенной генерализации, лимфогенной (лимфожелезистой) генерализации, роста первичного аффекта или смешанной генерализации. Гематогенная форма прогрессирования развивается в связи с попаданием микобактерий в кровь из первичного аффекта или из казеозно измененных лимфатических узлов. Различают милиарную и крупноочаговую формы гематогенной генерализации. Если микробы проникают в a.рulmonalis, то процесс может быть ограничен легкими (диссеминация). Одиночные очаги отсевов в верхушках легких называют очагами Симона. Если микобактерии преодолевают легочные капилляры или казеозному некрозу подвергается v.pulmonalis, происходит системное обсеменение и милиарные очажки могут быть в любом органе (генерализация). При гематогенной генерализации наиболее часто в процесс вовлекаются костный мозг, глазное дно, оболочки головного мозга, печень, почки. Редко – сердце, гладкомышечная ткань. При лимфогенном прогрессировании развивается тотальный казеозный некроз бронхиальных, бифуркационных, околотрахеальных и далее по току лимфы лимфатических узлов. Редко возникает изолированно, чаще в виде 109... [стр. 109 ⇒]

В этом зло. Оно должно быть преодолено. Преодоление непосредственных психоморфологических корреляций в учении о способностях и задатках — такова первая предпосылка для построения подлинно научной теории о способностях. Способности формируются в процессе взаимодействия человека, обладающего теми или иными природными качествами, с миром. Результаты человеческой деятельности, обобщаясь и закрепляясь, входят как "строительный материал" в построение его способностей. Эти последние образуют сплав исходных природных качеств человека и результатов его деятельности. Подлинные достижения человека откладываются не только вне его, в тех или иных порожденных им объектах, но и в нем самом. Способности человека — это снаряжение, которое выковывается не без его участия. Способности человека определяются диапазоном тех возможностей к освоению новых знаний, их применению к творческому развитию, которые открывает освоение этих знаний. Развитие любой способности совершается по спирали: реализация возможностей, которые представляет способность данного уровня, открывает новые возможности для развития способностей более высокого уровня. Способность более всего сказывается в возможности использовать знания как методы, результаты предшествующей работы мысли — как средства ее деятельного развития. Отправным пунктом развития многообразных способностей человека является функциональная специфика различных модальностей чувствительности. Так, на базе общей слуховой чувствительности в процессе общения человека с другими людьми, осуществляемого посредством языка, у человека формируется речевой, фонетический слух, детерминированный фонематическим строем родного языка. Существеннейшим "механизмом" формирования речевого (фонематического) слуха — как закрепленной у индивидов способности, а не просто того или иного слухового восприятия как процесса — является закрепляющаяся в слухе генерализованная система определенных фонетических соотношений. Генерализация соответствующих отношений, всегда более широкая, чем генерализация входящих в нее членов, обусловливает возможность отделения общих свойств чувствительности от данных конкретных восприятий и закрепления этих свойств чувствительности (в данном случае слуховой) в индивиде как его способности. Направленность же генерализации и, соответственно, дифференциации тех, а не иных звуков (фонем), свойственная конкретному языку, определяет специфическое содержание или профиль этой способности. Существенную роль в формировании способностей к освоению языка играет не только генерализация (и дифференциация) фонетических отношений. Не меньшее значение имеет генерализация грамматических отношений; существенным компонентом способности к освоению языков является способность к генерализации отношений, лежащих в основе словообразования и словоизменения. Способным к овладению языком является тот, у кого легко и быстро, на основании небольшого числа проб, совершается генерализация отношений, лежащих в основе словообразования и словоизменения, и в результате — перенос этих отношений на другие случаи. Генерализация тех или иных отношений, естественно, предполагает соответствующий анализ. Свойственные данному индивиду тонкость анализа и широта генерализации, легкость и быстрота, с которой эти процессы у него совершаются, образуют отправной путь, исходную предпосылку формирования его способностей — языковых, математических и т. д. Способность как свойство личности должна выражаться в действиях, допускающих перенос из одних условий в другие, с одного материала на другой. Поэтому в основе способностей должно заключаться обобщение. Говоря об обобщении, мы, не ограничиваясь вообще... [стр. 500 ⇒]

(Отсюда путь к обратимости операций.) Обобщение или генерализация тех или иных отношений является необходимым компонентом всех способностей, но в каждой способности происходит обобщение других отношений, другого материала. Из этого факта следует, что другие специальные способности предполагают способность обобщать другие отношения. Наличие быстрой и широкой обобщаемости в одной области и одновременное отсутствие ее в другой области объясняются тем, что обобщение обусловлено анализом, а степень проанализированности, дифференцированности разных областей у каждого человека различна. Два положения должны быть здесь отмечены. Первое из них заключается в том, что в состав способностей человека входят общественно выработанные, исторически складывающиеся операции, освоение которых опирается на генерализацию существенных для данной области отношений. Вместе с тем — таково второе из этих положений — способности складываются не из набора операций, в них входящих, они задаются характером тех процессов (генерализация отношений и т. д.), которые и являются внутренним условием превращения данных операций в способности. Таким образом, здесь соотнесены: 1) свойства высшей нервной деятельности, характер (быстрота и т. д.) генерализации отношений, 2) исторически вырабатываемые операции или способы деятельности, 3) основные для данной предметной области отношения, на генерализации которых основываются соответствующие операции. Ни одна способность не является актуальной способностью к определенной деятельности, пока она не вобрала в себя, не инкорпорировала систему соответствующих операций, но способность никак не сводится только к такой системе операций. Ее необходимым исходным компонентом являются процессы генерализации отношений, которые образуют внутренние условия эффективного освоения операций. Актуальная способность необходимо включает оба этих компонента. Продуктивность непосредственно зависит от наличия соответствующих операций, но функционирование самих этих операций в свою очередь зависит от вышеуказанных внутренних условий; от характера этих последних зависит эффективность усвоения и функционирования (применения) операций, входящих в состав или структуру способности. Это строение способностей объясняет трудности, с которыми сталкиваются в жизни суждения о способностях людей. О способностях человека обычно судят по его продуктивности. Эта же последняя непосредственнозависит от наличия у человека хорошо слаженной и исправно функционирующей системы соответствующих операций или способов действия в данной области. Но, наблюдая людей в жизни, нельзя отделаться от впечатления, что продуктивность и одаренность людей не прямо, не механически совпадают, что люди, как будто чрезвычайно одаренные, иногда оказываются не очень продуктивными, дают не столько, сколько обещали, и, наоборот, люди, как будто не очень даровитые, оказываются весьма продуктивными. Эти несоответствия объясняются разными соотношениями между совершенством, с которым осуществляются у человека процессы анализа и генерализации отношений, существенных для данной сферы деятельности, и обработанностью, слаженностью надстраивающихся на этой основе операций, освоенных индивидом. В некоторых случаях бывает, что на базе генерализованных процессов, открывающих большие возможности, надстраивается слабо обработанная и слаженная система операций и из-за несовершенства этого компонента способностей продуктивность оказывается относительно незначительной; в других же случаях, наоборот, на базе генерализованных (аналитико-синтетических) процессов невысокого уровня достигается относительно высокая продуктивность благодаря большой отработанности... [стр. 501 ⇒]

Например, влияние семейного вмешательства зависит и от навыков тренера, и от степени семейной дисфункции. Вмешательство будет наиболее эффективным в отношении молодых, совершивших меньше правонарушений делинквентов из здоровых семей. Основное беспокойство вызывает видимое отсутствие сохранения и генерализации исхода вмешательства. Как отмечают Готтшалк с коллегами (Gottschalk et al., 1987), генерализация не является обязательным критерием успеха прикладного анализа поведения, поскольку допущение о средовом контроле предполагает перенос поведения на другие ситуации, только если они представляют собой общие стимульные элементы. Тем не менее репутация модификации поведения зависит от демонстрации воздействия на рецидивизм. На одном уровне это техническая проблема, поскольку генерализация может быть достигнута при соответствующем программировании (Stokes, Baer, 1977). Однако то, что достигается, — это генерализация с т и м у л а , а не генерализация одной реакции на другую (Hollin, Henderson, 1984). Предполагается, что изменения в поведении делинквентов изменят реакции их социального окружения и это приведет к уменьшению вероятности дальнейшего преступного поведения. Но, возможно, из-за догмы «поведение —это только поведение» мало внимания было уделено криминологическим теориям, и целями поведенческих программ в основном были учебные и социальные навыки, функциональная взаимосвязь которых с делинквентностью не установлена (Emery, Marholin, 1977). Также предполагается, что недавно отработанные навыки будут поддерживаться естественными условиями подкрепления, раз уж они были созданы посредством соответствующего вмешательства. Однако это неявно повторяет модель острого расстройства, в которой «излечение» навсегда достигается «лечением» (Kazdin, 1987; Kendall, 1989). Учитывая то, что антисоциальное поведение представляет собой постоянное состояние, оно может потребовать постоянного осуществления вмешательства. [стр. 423 ⇒]

Предмет, структура, основные этапы развития... татора и силой ответа организма. Драйв — это некая сила внутри организма (но не потребность), которая, достигая оптимума, активизирует поведение в направлении подкрепления и, следовательно, является импульсом к действию. Важными являются также категории генерализации (обобщения) и дискриминации (различения). Генерализация — это тенденция реакции, полученной на один определенный стимул, ассоциироваться с другим, новым, но похожим стимулом. Чем более сходны стимулы, тем успешнее генерализация. Генерализацией объясняется, например, быстрота овладения языком у ребенка. В социально-психологическом контексте для бихевиоризма возникает сложный вопрос о генерализации двух или более стимулов, которые не имеют общих стимульных свойств. Например, внешние физические свойства слов могут быть различными, но они характеризуются эквивалентностью значений. Дискриминация (дифференциация) имеет место, когда индивид научается различать подобные стимулы и отвечать только на один из них вследствие дифференцированного подкрепления. Дискриминация затрудняется, когда стимулы становятся слишком схожими. Следующим важным понятием в необихевиористской традиции является понятие подкрепления. Позитивные подкрепления определяются как стимулы, усиливающие реакции; негативные подкрепления — как стимулы, усиливающие реакции, будучи устраненными. Таким образом, подкрепление приводит к наблюдаемым изменениям во внешних реакциях. Формы подкреплений могут варьироваться от пищи и воды до элементов социального взаимодействия (например, одобрения словом). В теории социального научения известного необихевиориста Д. Роттера ключевым 21... [стр. 21 ⇒]

...е. из 13 лиц всего только у 5. Это обстоятельство совершенно недвусмысленно указывает на незначительную стабильность нашей фиксированной установки на равенство. Если при этом принять во внимание, что у 3 из этих 5 лиц установка оказалась до такой степени слабой, что она ликвидировалась после одной—четырех экспозиций, то вывод о незначительной стабильности установок на равенство будет вне всякого сомнения. Что же касается возможности сохранения такой фиксированной установки на более продолжительное время, например на сутки, то полученные в этих опытах данные не подтверждают ее. Во всяком случае, бесспорных показателей в пользу этой возможности мы не получили. Из ряда данных наших экспериментальных исследований по установке можно считать бесспорным, как мы на это указывали выше, что фиксированная на определенном материале (скажем, на кругах) установка без всякого затруднения транспонируется на другой материал (скажем, на квадраты), что установка эта вообще генерализируется. Мы знаем, что для наших обычных опытов факт генерализации установки до такой степени обычное явление, что если не иметь его в виду, то нельзя постигнуть настоящей сущности этих опытов. И вот для того, чтобы показать, что в опытах на равенство мы имеем дело по существу с обычными фиксированными установками, мы остановимся дополнительно на опытах, касающихся вопроса о возможности генерализации этих установок. Опыты проводились на испытуемых, у которых установка на равенство фиксировалась точно и определенно. Чтобы проверить факт генерализации выработанной у испытуемого установки, были использованы в этом случае лишь круги и квадраты: проверялось, может ли установка на равенство в случае кругов распространиться и на квадраты. В результате опытов оказалось, что явление генерализации следует считать и в этих опытах бесспорным фактом. А именно оказалось, что установка на равенство кругов генерализировалась на квадраты, и наоборот. Факт, констатированный в опытах с установкой на «больше» — «меньше», оправдывается и в этом случае. Следовательно, если бросить взгляд на все эти фактьь станет бесспорным, что в опытах на равенство мы получаем в основном те же результаты, что и в обычных наших установочных опытах. Отсюда можно заключить, что эти опыты представляют собой те же установочные опыты, только на другом материале. Они представляют для нас большой интерес, особенно в том отношении, что они подводят нас... [стр. 81 ⇒]

Конечно, не иначе обстоит дело и с родственной проблемой — проблемой генерализации установки. Выше мы нашли, что аспект генерализации — это специальный аспект, который имеет свой особый предмет, свою специфическую задачу и определенное значение с точки зрения общетеоретических психологических интересов. Одновременно даже и тот незначительный материал, который мы имеем на сегодняшний день по этой проблеме, достаточно определенно указывает также на ее дифференциально-психологическое значение. Поэтому, конечно, и проблема генерализации установки должна быть специально исследована в дифференциально-психологическом аспекте. Уже и те данные, которые на сегодняшний день имеются у нас относительно этих проблем, указывают, что в данном случае перед нами стоит задача, которая обещает немало интересного материала при изучении индивидуально-психологических особенностей отдельных лиц. В цитированной выше работе Хачапуридзе «О некоторых особенностях установки у детей» мы находим ряд данных по вопросу об иррадиации установки в детском возрасте. Если рассмотреть эти данные в дифференциально-психологическом аспекте, мы найдем в них ряд интересных положений но интересующему здесь нас вопросу. Нужно, однако, иметь в виду, что эта работа была закончена в тот период, когда у нас не было еще понятия генерализации и оно трактовалось пока еще в диффузной связи с понятием иррадиации. Поэтому-то в этой работе мы еще не имеем дифференцированных данных по этим двум проблемам. Тем не менее данные, нашедшие себе место в ней, и по сегодняшний день продолжают сохранять за собой значение. Эти данные сводятся к следующему. В дошкольном возрасте установочные опыты проводились в гаптической сфере (в качестве раздражителей предлагались обычные в наших опытах деревянные шары), а критические — в зрительной (два равных круга в тахистоскопе). Результаты, которые получались с самого начала, определенно указывали на наличие факта иррадиации: если в фиксационных опытах принимались меры для того, чтобы фиксировать гаптически установку — «направо больше», то в критических экспозициях, которые следовали в тахистоскопе непосредственно за установочными, чаще всего круг направо казался больше, чем круг налево, т. е. обнаруживались случаи ассимилятивных иллюзий. Но это имело место не во всех случаях наших опытов: правда, сравнительно редко, но случаи контрастных иллюзий все же имели место. На основании многократно и с разных сторон проверенных опытов были получены следующие цифры:... [стр. 100 ⇒]

Под атрибутивным сопровождением общения, в частности, включая общение в  конфликте, автор методики понимает уровень атрибуции, порождаемый природой общения (в том числе и  в конфликте), присутствующий в  них, существенным образом изменяющий ход общения (и конфликтного взаимодействия), определяющий особенности и  последствия коммуникативного процесса, в  том числе и конфликтного[7]. Анализируя содержание и эмоциональную составляющую характеристик, приписываемых респондентом себе и значимым другим, иным людям и миру в целом, психолог может достоверно представить качества отношения к названным объектам, а следовательно, – типичные для данного человека способы поведения в соответствующих обстоятельствах, готовность трансформировать их в определенном направлении и т. д. Специальные исследования и  терапевтическая практика свидетельствуют о том, что одной из основных характеристик самовосприятия и восприятия других людей является его эмоциональная оценка, которая может варьировать в весьма широких пределах: от едва ли не абсолютно позитивной до крайних проявлений негативной [1–10]. Эмоционально-оценочная характеристика восприятия человеком себя и  других названа автором опросника генерализацией восприятия, которая является своеобразной призмой, позволяющей личности оценивать себя, близких, посторонних людей вообще как личностей и субъектов конфликтного взаимодействия с респондентом. Основным показателем этой перцептивной характеристики является уровень позитивной генерализации восприятия человеком себя и  других. Эта характеристика может варьировать в  широких пределах: от абсолютно позитивной до крайних проявлений негативной. Уровень позитивности генерализации восприятия – достоверный показатель психологического исследования личности, ее отношения к другим людям, так как, несмотря на вербализацию клиентом информации о себе и других, именно этот индикатор является минимально осознаваемым, фиксирует, скорее, содержание бессознательной подструктуры личности, следовательно, с трудом контролируется и редко преднамеренно искажается обследуемым. Последние замечания справедливы при соблюдении условий опроса и обработки информации. Внутренние факторы, обусловливающие становление генерализации восприятия: пол, возраст, национальность, вероисповедание, состояние соматического и психологического статусов человека. Внешние факторы: традиции семейного воспитания и пережитой опыт формирования личности вне семьи. Для конкретного человека этот показатель является достаточно устойчивым, константным, он в существенной мере характеризует личность и выполняет как минимум 3 функции: является простым и достоверным критерием принятия личностью себя и других, представляет собой психологический механизм социальной адаптации человека, а также способ психологической... [стр. 259 ⇒]

...п.) и изменения этим положения главенствующих доминант. Несколько иная ситуация складывается, когда мы переходим из сферы бессознательного в сферу неосознанного (от «гомеостатического» уровня поведения – к «условно-рефлекторному»115366), то есть от «первичных драйвов» («элементарных эмоций», «главных эмоций», «системных чувств») ко «вторичным драйвам», по К.Л. Халлу («условные рефлексы», по И.П. Павлову). О чем с очевидностью свидетельствуют феномены «стимульной генерализации»116 и «генерализации реакции»,117 поскольку здесь речь идет о функционировании «первого сигнала (образа)» («первичная сигнальная система», по И.П. Павлову) 118367. С одной стороны, в этом случае важную роль имеет феномен подкрепления, однако, как было показано в экспериментах Д. Долларда и Н. Миллера, «первый образ» весьма стоек, а потому не нуждается в постоянном подкреплении и не угасает сам собой. С другой стороны, указанные авторы описывают феномен «внезапной редукции драйва»368, который прослеживается в тех случаях, когда за 115 В этом случае речь идет уже не о поддержании целостности динамического стереотипа, но об отношении динамических стереотипов друг с другом. Здесь мы имеем дело уже не с «элементарными эмоциями» (И.П. Павлов), а с дифференцированными, «очерченными» эмоциями, как то – радость, горе, интерес, удивление, агрессия, страх и др. (К. Изард). У. Макдауголл рассматривает их в противовес «элементарным эмоциям», которые возникают по векторам «удовольствия» и «страдания», как «в некотором смысле сочетание или смесь удовольствия и страдания» (эта концепция восходит к Б. Спинозе). Они «генетически» родственны «элементарным эмоциям», но возникают по иным механизмам, а именно как процесс взаимодействия актуализированных динамических стереотипов и конкурирующих доминант, на что указывал еще Л.С. Выготский. 116 Под «стимульной генерализацией» понимается следующий феномен: когда стимул обретает способность вызывать реакцию благодаря сочетанию с безусловным стимулом, другие стимулы автоматически обретают некоторый уровень этой способности, в зависимости от сходности с исходным стимулом. 117 Под «генерализацией реакции» понимается феномен, когда стимул обретает способность вызывать не только реакцию, которая типично следует за ним, но также и ряд сходных реакций. 118 В настоящем контексте нельзя не вспомнить опыты д-ра Г.П. Конради, проведенные им в лаборатории И.П. Павлова. У собаки из трех тонов одного и того же инструмента были образованы три условных рефлекса на три безусловных раздражителя: из низкого тона – на кислоту, из среднего – на пищу и из высокого – на сильный электрический ток, приложенный к коже голени. Когда указанные условные рефлексы установились, то наблюдались следующие явления. Во-первых, при низком и среднем тонах в начале их действия наблюдалась оборонительная реакция, только потом, при продолжении раздражения переходившая соответственно то в кислотную, то в пищевую. Во-вторых, испытанные промежуточные тоны оказывались главным образом связанными с оборонительной реакцией. Районы генерализованных кислотного и пищевого тонов были очень ограниченны, а весь диапазон тонов как за пределами обоих крайних, так и в промежутке между низким и средним вызывал оборонительную реакцию. Этот опыт интересен как с точки зрения образования «вторичного драйва», где звук инструмента («нервный сигнал») стал образом «страха» («первый сигнал»), так и с точки зрения функционирования общей тенденции выживания, «отдающей предпочтение» прежде всего «экстренному спасению жизни». [стр. 145 ⇒]

После повторных угасаний реакция обычно исчезает. (К этому утверждению также применим приведенный выше комментарий.) Подкрепление, сопровождающее какой-либо раздражитель, не только повышает вероятность вызывания реакции данным раздражителем, но также распространяется на сходные раздражители, и они также вызывает ту же реакцию. Чем меньше сходства между раздражителями, или сигналами, тем меньше вероятность возникновения реакции. Такое распространение, или перенос, на другие раздражители называется генерализацией, а варьирование тенденции возникновения реакций принято называть градиентом генерализации. Не существует в точности одинаковых раздражителей или ситуаций, в которых они действуют, поэтому без генерализации не происходило бы научения. Если реакция сопровождается разными раздражителями, научение также невозможно. Происходит различение (дискриминация) непохожих раздражителей, в результате реакции на них не наблюдается. Либо различение между реакциями может быть установлено с помощью отсутствия вознаграждения или наказанием реакций на раздражители, как-либо отличающиеся от вознаграждаемого раздражителя. Подкрепление тем более эффективно, чем ближе к нему реакция, то есть отсроченное подкрепление не столь действенно, как незамедлительное. Таким образом, имеет место градиент подкрепления; реакции, возникшие до заключительной подкрепленной реакции, также подкрепляются, но в меньшей степени, чем эта заключительная реакция. Существование градиентов генерализации и подкрепления позволяет сформулировать следующий принцип: «реакции, близкие по времени к подкреплению, имеют склонность, в тех случаях, когда это физически возможно, возникать ранее положенного времени в серии реакций, то есть становятся опережающими» (там же, р. 57). Опережающие реакции, таким образом, вытесняют бесполезные действия. Отстранение от вызывающего боль раздражителя произойдет еще до того, как человек прикоснется к предмету, способному причинить боль. Склонность к опережению проявляется непроизвольно. Она может стать причиной ошибок или неадаптивных реакций так же, как и адаптивным устранением бесполезных действий. Использование подкрепления, в частности наказания или отсутствия вознаграждения реакций, которые не способствуют проявлению желательных опережающих реакций, может предотвратить устранение этих желательных реакций. Значение страха в поведении становится очевидным, если иметь в виду, что страх является одним из важнейших выученных влечений. Страх легко выучивается и переносится на новые раздражители, перерастая в мощное влечение, становясь включенным в создание конфликтов, приводящих к невротическому поведению. Когда страх присоединяется к новой ситуации, он сопровождается множеством реакций, являющихся частью врожденного стереотипа страха. Страх служит ключом для реакций, которые были выучены в других пугающих ситуациях. Когда наказание следует за снижающими влечение реакциями, выучивается страх, который впоследствии мотивирует реакции, препятствующие уменьшению этих влечений, приводя к запретам, результатом которых становятся расстройства и невротическая симптоматика. Страх, по-видимому, является частью многих социально выученных влечений, таких как вина, стыд, гордость, потребность в социальном конформизме, стремление к власти или деньгам. Страх утраты любви или статуса, неудачи, нищеты, скорее всего, социально выучен. Уменьшение страха служит подкреплением научения и воспроизведения новых реакций, например реакций избегания. Страхи часто отличаются высокой устойчивостью к угасанию, иногда их не удается полностью устранить. Подобно другим реакциям, страх может быть заторможен несовместимыми с ним реакциями, например приемом пищи. Известно множество других выученных социальных мотивов, некоторые из которых представляют особую важность для личностного развития и психотерапии, в частности стадность, общительность, зависимость и независимость, конформность и неконформность, потребность получать и отдавать любовь, желание получить одобрение других, гордость, справедливость и честность. Выученные влечения, а также их подкрепления заметно варьируют между культурами и между социальными классами в рамках культурой. Психотерапевтам следует учитывать эту вариабельность. [стр. 104 ⇒]

Способность к высшему психическому функционированию, о котором можно судить по предшествующему функционированию в различных сферах, делает прогноз более благоприятным. При отсутствии возрастных достижений, таких как проявления совести или Суперэго, психотерапия будет сильно затруднена. В-шестых, хуже, если история невроза уходит в детство. Наконец, неблагоприятными признаками являются привычки, нарушающие ход психотерапии, например, неспособность разумно говорить или слушать, чрезмерная подозрительность, чрезмерная пассивность и зависимость, а также крайняя независимость и гордость. Элементы терапевтического научения. Терапевтический процесс состоит из ряда аспектов. Первым является снятие подавления через противообусловливание страха или тревоги, которые связаны с подавленным материалом. «В терапии создается новый тип социальной ситуации, противоположной той, в которой происходило научение подавлению» (Dollard & Miller, 1950, p. 240). Иначе говоря, клиент произносит слова, которые были присоединены к страху, стыду и вине, в терпимой, теплой, принимающей атмосфере, эта вербализация ведет к угасанию страха и вины. Угасание генерализуется от слов к мыслям, от болезненных, но не подавленных тем к подавленным. Влечения, которые мотивируют подавление, ослабевают, циклы угасания и генерализации происходят, пока «идет постепенное отучение от подавления в социальных условиях терпимости в противовес пунитивным условиям, в которых оно было выучено» (там же, р. 240). Следовательно, терапевтическая ситуация характеризуется терпимостью, которое ведет к снятию подавления. Процесс этот медленный и трудный, поскольку обсуждение подавленного материала сопровождается страхом и тревогой. Несмотря на терпимость и нейтральность, психотерапевт в глазах клиента выглядит специалистом, которому можно доверять и который может успокоить и подбодрить. Клиент испытывает страх и тревогу во время разговора, которые являются необходимым условием угасания. В то же время клиент ощущает доброжелательное внимание со стороны психотерапевта. Наказания не следует, и страх, присоединенный к запрещенным фразам, не подкрепляется. В терминах конфликта приближения/избегания, свойственного подавлению, градиент избегания уменьшается благодаря установкам и действиям психотерапевта, поэтому клиент, в результате влечения приближения, может начать движение к цели, достижение которой позволит удовлетворить влечение. Помимо высказываний клиента о себе и своем прошлом, второй необходимой частью терапии являются отношения переноса. Перенос дает информацию, которую сам клиент не способен высказать прямо. Клиент реагирует на психотерапевта эмоционально, проявляя страх, ненависть, любовь, но не осознает этого. Эти эмоциональные реакции получили название «переноса», поскольку в действительности вызывает их не сам психотерапевт; эти реакции переносятся на него как представителя других личностей, которым они были адресованы изначально. Перенос происходит во всех сферах обычной жизни, поскольку эмоциональные реакции возникают под действием многих ситуаций, которые не могут считаться адекватными для них раздражителями. В терапии эти перенесенные реакции используются для получения информации, необходимой для оказания клиенту помощи. Психотерапевт поощряет реакции переноса, стараясь вести себя двусмысленно, что облегчает генерализацию со стороны клиента. Ослабление подавления благодаря терпимому отношению также облегчает перенос — реакции избегания на психотерапевта не столь выражены, как на других людей. Генерализация, или перенос, множества ранее выученных адаптивных привычек на терапевтическую ситуацию позволяет начать терапию. Эти привычки включают проявление восприимчивости, логики, рассудительности; самокритику; разговор по существу; слушание; готовность учесть мнение специалистов; выражение адекватных эмоций; ощущение надежды, доверия к психотерапевту и науке; желание угодить психотерапевту. Эти виды генерализации, или реакции переноса, способствуют терапии. Другие реакции ей мешают. Страх и зависимость, беспомощность незамедлительно сказываются на ходе терапии. Ложные надежды на быстрое исцеление могут быть перенесены на ситуацию терапии из опыта общения с врачами. Кроме того, клиент привносит в терапию более специфические реакции, мешающие ходу процесса. Эти реакции являются привычными для... [стр. 110 ⇒]

Вербальные реакции имеют большое значение для различения, позволяя распознать разные раздражители, на которые даются сходные реакции, или сходные раздражители, на которые даются разные реакции. Вербальные сигналы способны предотвратить генерализацию тревоги из прошлого в настоящее. Когда тревога снижается за счет различения, становятся возможными новые реакции; а поскольку эти реакции уменьшают невротические влечения, они могут стать основой для новых привычек, которые окончательно разрешат невротический конфликт. Результат: восстановление высших психических процессов. Терапевтическое улучшение может произойти в отсутствие инсайта и без совершенствования в различении. Терпимая установка психотерапевта, по-видимому, способствует снижению у клиента страха, при генерализации этого явления возникает общее улучшение. Обычно этого недостаточно для полного исцеления; обязательно должны иметь место устранение подавления, новые обозначения, улучшение различения и налаживание высших психических процессов. Высшие психические процессы требуют вербальных и других сигнал-продуцирующих реакций, поэтому зависят от устранения подавления и от обозначений. Результатом является целый ряд изменений в мышлении. Одно из них — это способность производить адаптивное различение, которое позволяет воспрепятствовать иррациональным страхам и генерализации первичного раздражителя. Второе изменение состоит в способности осуществлять адаптивную генерализацию, при которой улучшается генерализация вторичного раздражителя, что ведет к адаптивным реакциям на культурно определенные сходства. Третьим изменением, или улучшением, является предвидение опасности и мотивированное предусмотрительное поведение. Вербальные и другие сигнал-продуцирующие реакции могут опосредовать надежду, а также вознаградить индивида за достижение промежуточной цели или же поощрить к ожиданию отсроченного вознаграждения. Четвертое изменение состоит в улучшении способности к рассуждению и планированию через осознание реальной проблемы и точного ее определения. Пятое изменение заключается в лучшем применении культурного наследия проверенных решений проблем, которые имеются в наличии. Шестое — избегание противоречивого поведения благодаря логическому мышлению. Наконец, вербализация ранее подавленного материала приводит не к растормаживанию поведения, а к поведению, находящемуся под более успешным социальным контролем. Такой вербальный контроль поведения предполагает, что слова присоединены к соответствующим эмоциональным и инструментальным реакциям, а не просто к другим словам. Необходима значительная практика, или «проработка», прежде чем адекватное обозначение, а затем различение и генерализация перерастут в привычку. Кроме того, мысли и планы должны претворяться в действие, которое вознаграждается, если нужно улучшить поведение. На все это требуется время, поэтому терапия — процесс длительный, причем улучшение может продолжаться и после завершения терапевтических сессий. Аспекты терапии, связанные с реальным миром. Терапевтические сессии представляют собой «разговорный» этап терапии. Второй этап протекает во внешнем, или реальном, мире. Реальные жизненные проблемы должны решаться при помощи новых видов поведения за рамками терапии. Одним из аспектов этого процесса является генерализация реакций, выработанных на психотерапевта, также и на других людей. Это важная часть лечения. Эти реакции закрепляются или исчезают в зависимости от вознаграждения/наказания. Вместе с тем воспроизведения в реальном мире реакций, которые были выучены в процессе терапии, явно недостаточно. В реальном мире потребуются реакции, которые никогда не проявлялись во время терапии. Терапия может подготовить индивида к таким реакциям, благодаря снижению связанной с ними тревоги, однако, реакции должны... [стр. 112 ⇒]

В кишечнике на месте первичной язвы при заживлении образуется небольшой рубец, а в лимфатических узлах – петрификаты. Оссификация их протекает очень медленно. Прогрессирование первичного туберкулеза с генерализацией процесса имеет четыре варианта (см. схему). Гематогенная генерализация при первичном туберкулезе связана с попаданием микобактерий в кровь из первичного очага или из казеозноизмененных лимфатических узлов. В результате диссеминации микобактерий в различных органах образуются очаги-отсевы размером от милиарных (просовидных) до крупных, величиной с горошину и более. В связи с этим различают милиарную и крупноочаговую формы гематогенной генерализации. Очаги-отсевы, спустя годы после затихания первичной инфекции, служат основой для гематогенного туберкулеза. Лимфогенная (лимфожелезистая) форма прогрессирования первичного туберкулеза проявляется в увеличении объема поражения лимфатических узлов (бронхиальных, бифуркационных, околотрахеальных, шейных, мезентериальных и др.). Лимфатические узлы, в связи с прогрессированием казеозного некроза, увеличиваются, образуют конгломераты (пакеты), напоминающие опухоль, которые могут сдавить бронхи и сосуды. При разрушении стенки бронха развивается бронхиальный свищ. Рост первичного аффекта проявляется в расширении зоны казеозного некроза. Из ацинозного и лобулярного первичный очаг становится сегментарным и лобарным (долевая казеозная пневмония). Это форма прогрессирования первичного туберкулеза быстро приводит к смерти больного («скоротечная чахотка»). В некоторых случаях первичный очаг казеозной пневмонии подвергается расплавлению с образованием на его месте полости – первичной легочной каверны. Первичный аффект в кишечнике – туберкулезная язва становится больших размеров, вызывая ограниченный туберкулезный перитонит, спайки в брюшной полости. Смешанная форма прогрессирования развивается в ослабленном организме. Её отличают рост первичного аффекта, выраженный казеозный бронхоаденит и многочисленные туберкулезные высыпания в легких и других органах. Исходы прогрессирующего первичного туберкулеза различны. В неблагоприятных случаях смерть больного наступает от общей генерализации процесса и туберкулезного менингита. При благоприятном течении заболевания и применении эффективных лекарственных препаратов прогрессирование первичного туберкулеза может быть приостановлено, удается перевести экссудативную реакцию в продуктивную, вызвать инкапсуляцию и обызвествление очагов первичного комплекса и рубцевание его отсевов. Хроническое течение первичного туберкулеза характеризуется чередованием обострений и ремиссий. Оно протекает на фоне сенсибилизация организма с развитием в тканях и органах параспецифических изменений (Струков А.И., 1948). К ним относятся:... [стр. 5 ⇒]

Обеспечение генерализации навыков На каждом этапе тренинга навыков ведущему следует активно программировать два типа обобщения. Что касается первого вида, который называется генерализацией реакций, терапевт заботится о том, чтобы осваиваемые навыки были универсальными и гибкими, дабы в разных условиях у пациента было несколько вариантов поведения, из которых он мог бы выбирать. При применении описанных выше процедур терапевт должен приложить усилия к тому, чтобы моделировать, объяснять, подкреплять и рекомендовать ряд эффективных ответов на каждую ситуацию. Например, при выработке адекватных решений проблемных ситуаций терапевт должен помочь пациенту придумать различные реакции, а не останавливать его сразу после того, как он предложит одно эффективное решение. Подобным образом следует моделировать и подкреплять различные реакции на один и тот же тип ситуации. Что касается второго типа, который называется генерализацией раздражителей, терапевт заботится о том, чтобы навыки, освоенные в определенном контексте, распространялись и на другие контексты. Большинство процедур, перечисленных ниже, рассчитаны на то, чтобы способствовать именно этому типу генерализации. Основной смысл такой генерализации состоит в том, что терапевту нужно подвести пациента к применению навыков в самых разных ситуациях. Особенно важно, чтобы специалист постарался отобразить в терапевтических отношениях важные характеристики межличностных отношений пациента вне терапии. Один из способов добиться этого, не теряя искренности отношений, подчеркивать сходство внешних ситуаций, с одной стороны, и проблем и взаимодействий в рамках терапии – с другой. 2. Консультации в промежутках между сеансами Пациентов нужно поощрять к консультациям в промежутках между психотерапевтическими сеансами, если они не могут применять новые навыки в естественном окружении. При индивидуальной амбулаторной терапии такая консультация обычно проходит по телефону. Другая техника, разработанная Чарльзом Свенсоном из Корнелльского медицинского центра (Нью-Йоркский госпиталь в Уайт-Плейнс), которая обсуждалась в главе 6, заключается в том, чтобы создать должность поведенческого консультанта с постоянными часами приема,... [стр. 492 ⇒]

Это не значит, что пациентов не нужно обучать навыкам саморегуляции; скорее, типы навыков саморегуляции должны быть ориентированы на сильные стороны пациентов. Письменный самоконтроль на основе подготовленной дневниковой формы, например, более предпочтителен, чем попытки каждый день запоминать наблюдаемое поведение. Предпочтительнее не держать дома алкоголь, чем уговаривать себя не прикасаться к бутылке, которая стоит в холодильнике. И последнее. Иногда недавно освоенные навыки не генерализуются, потому что в повседневной жизни сами пациенты наказывают собственное поведение. Это обычно происходит оттого, что их требования к своему поведению настолько высоки, что они просто не могут достигнуть уровня подкрепления. Чтобы обеспечить возможность генерализации поведенческих навыков, упомянутый паттерн необходимо изменить. (Проблемы самоподкрепления и самонаказания обсуждались в главах 8 и 10.) Стратегии поведенческой валидации, предназначенные для предотвращения подобных проблем, также следует при этом использовать. Работа с семьями и парами. Один из способов максимизировать генерализацию навыков – приглашать на психотерапевтические сеансы людей из окружения пациентов. Обычно это члены семьи пациента, супруг/супруга или романтический партнер. Работа с семьями и парами способствует генерализации по нескольким направлениям. Навыки, освоенные и отработанные с терапевтом, могут практиковаться применительно к другим значимым для пациента людям. Такой формат психотерапевтических сеансов также позволяет терапевту непосредственно наблюдать трудности межличностного общения пациента с близкими людьми; иногда обе стороны могут обнаружить, что приобретенных навыков недостаточно и необходимо осваивать новые. Сеансы подобной направленности также дают возможность инструктировать членов семьи, супругов или партнеров о необходимости подкрепления позитивного поведения, а не негативного. Зачастую новые навыки не поддаются генерализации, потому что окружение скорее наказывает, чем вознаграждает их. Навыки уверенного поведения – типичный тому пример, особенно когда непосредственное социальное окружение не располагает временем, энергией или желанием удовлетворять потребности индивида. [стр. 498 ⇒]

Вопрос, который следует задавать в этом случае, таков: «Какие именно власти/люди/женщины и т. д.?» Это помогает нам сфокусировать внимание говорящего на том конкретном референтном опыте, на котором построена данная генерализация. 4. Неопределенные действия (или неопределенные глаголы). Нередко глаголы и наречия, употребленные в утверждении, не проясняют конкретный способ действия. Очень часто бывает важно определить или исследовать детали конкретного действия или отношения, о которых идет речь в вербальном описании. Например, утверждение «Я не смог контролировать мою тревогу» не определяет, как именно человек «не смог» или как именно он пытался «контролировать» свою тревогу. Утверждение «Мы тщательно проанализировали проблему» ничего не говорит о стратегиях, предположениях, перспективах, уровнях и т. д., которые практически использовались в процессе «анализа». Однако бывает очень важно убедиться в том, что вы точно понимаете конкретный способ действия до того, как будет принято решение. Обычно это можно сделать, задавая вопросы типа «Как именно вам не удалось контролировать вашу тревогу?» или «Как именно вы тщательно проанализировали проблему?» 5. Номинализации. Процесс номинализации происходит, когда действие, имеющееся условие или отношение (глагол или наречие) представляются предметом или существительным. Когда говорится, например, «Мой страх охватил меня», – это совсем не то, что сказать: «Мой отец схватил меня» – в том смысле, что отец – существо, которое можно увидеть, услышать и потрогать. «Страх», с другой стороны, это сложное эмоциональное состояние, процесс, а не объект, который можно прямо наблюдать, хотя о нем часто говорят как о предмете или «существе». Точно так же «тревога», «невроз» и «агрессия» — это слова, выражающие оценку и отношения, которые разные люди могут испытывать совершенно по-разному. На уровне глубинных структур эти понятия представляют собой процессы, а не предметы или существа. Они были «номинализированы» путем превращения в предметы на уровне поверхностной структуры. Часто номинализация представляет собой неопределенный глагол (или наречие), который подвергся дальнейшему искажению при использовании существительного. Когда язык слишком отдаляется от опыта, возникает возможность замешательства или неверной коммуникации. Способ преодоления номинализации является возвратом к глагольной форме и восстановлением опущений. Например, в отношении приведенных выше примеров можно было бы спросить: «Чего вы боитесь и каким образом это проявляется?», «Кто тревожится и о чем именно и как?», «Кто действует невротически, кто говорит, что это невротические действия, при каких обстоятельствах и каким образом это происходит?», «Кто ведет себя агрессивно, по отношению к кому именно и по какому именно поводу?» Б. Установление и определение границ Вербальные категории, входящие в эту группу, относятся к словам, связанным с «генерализациями», когда человек устанавливает (или предполагает) границы и ограничения в отношении либо своего собственного поведения, либо действий других людей. Эта группа содержит такие паттерны: 1. Универсальные квантификаторы. Они обычно характеризуются употреблением таких слов, как все, каждый, никогда, всегда, только, всякий, каждое и т. д.; по сути, это утверждения о генерализациях или обобщениях. Сложности возникают, когда такой язык приводит к чрезмерной генерализации поведения или отношений, наблюдаемых лишь в некоторых (или даже во многих) случаях и отнесении частных случаев ко всем подобным ситуациям. Примерами подобных генерализаций являются утверждения типа «Мы никогда не поймем человеческий разум» или «Улучшение этих симптомов никогда не наступит». Вот еще примеры: «Все знают, что Моисей в приступе гнева разбил скрижали с десятью запо63... [стр. 63 ⇒]

Это не означает, что между разными формами не может быть точек соприкосновения. Например, как программы кризисной помощи нуждающимся, так и круглосуточные кабинеты могут прежде всего заниматься текущим суицидальным поведением, а во вторую очередь – генерализацией навыков. В стационарном отделении при Корнелльском медицинском центре, которым управляет Чарльз Свенсон, группы тренинга навыков ДПТ стали составной частью терапии. Кроме того, назначен штатный консультант по навыкам, что стало нововведением. Этот консультант имеет определенные часы приема, и пациенты могут обращаться к нему с вопросами и проблемами относительно применения усвоенных навыков. Таким образом, генерализация поведенческих навыков – основная цель для консультанта, а не индивидуального терапевта. Такой подход особенно эффективен, если индивидуальный терапевт не занимается ДПТ. ДПТ все больше применяется при терапии, осуществляемой персоналом среднего звена. Успех такого применения тесно связан с четкой постановкой целей для персонала среднего звена и организацией стратегий ДПТ, которая соответствует этим целям. Иерархия целей может выглядеть следующим образом: 1) предотвращение парасуицида и суицида; 2) ослабление поведения, препятствующего функционированию лечебного отделения и его слаженности; 3) способствование генерализации поведенческих навыков ДПТ и их применению в стационарном отделении; 4) ослабление поведения, ухудшающего качество жизни, и усиление поведения, улучшающего качество жизни. Границы в стационарном отделении, касающиеся суицидального поведения пациентов и препятствующего терапии поведения, могут отличаться от границ, устанавливаемых индивидуальным терапевтом. Непосредственный контроль поведения пациентов может иметь большее значение отчасти и потому, что этого ожидает сообщество. Таким образом, персонал среднего звена может разработать правила и виды поведения в стрессовых ситуациях, которые будут отличаться от правил, установленных индивидуальным терапевтом. Эти правила могут отражать заботу специалистов среднего звена о благополучии не только индивидуальных пациентов, но и всего отделения в целом. Вероятно, потребуется определить более специфические и привязанные к данному контексту категории препятствующего терапии поведения, чтобы это поведение (со стороны как терапевтического персонала, так и пациентов) было своевременно замечено. В условиях долгосрочного стационарного лечения специалисты среднего звена могут нести основную ответственность за генерализацию навыков. В таких условиях пациент скорее обратится к медсестре, а не к индивидуальному терапевту. Как и при терапии в поддерживающей группе, ценность подобного подхода будет определяться эффективностью вне группы поведения, которое действенно внутри группы. Обучение пациента тому, как быть хорошим пациентом, не имеет первичной ценности для индивидов с ПРЛ. Мой опыт показывает, что с этой ролью многие пациенты справляются без труда. При терапии, проводимой персоналом среднего звена, и в других контекстах имеется по крайней мере один руководитель (а иногда много руководителей). В таких случаях необходимо уточнить цели этих лиц. Как правило, они следят за соблюдением правил лечебного учреждения специалистами и пациентами. Обычно они также несут ответственность за поведение терапевтов; таким образом, их цель – обеспечение ДПТ со стороны терапевтов. [стр. 176 ⇒]

Обеспечение генерализации навыков На каждом этапе тренинга навыков ведущему следует активно программировать два типа обобщения. Что касается первого вида, который называется генерализацией реакций, терапевт заботится о том, чтобы осваиваемые навыки были универсальными и гибкими, дабы в разных условиях у пациента было несколько вариантов поведения, из которых он мог бы выбирать. При применении описанных выше процедур терапевт должен приложить усилия к тому, чтобы моделировать, объяснять, подкреплять и рекомендовать ряд эффективных ответов на каждую ситуацию. Например, при выработке адекватных решений проблемных ситуаций терапевт должен помочь пациенту придумать различные реакции, а не останавливать его сразу после того, как он предложит одно эффективное решение. Подобным образом следует моделировать и подкреплять различные реакции на один и тот же тип ситуации. Что касается второго типа, который называется генерализацией раздражителей, терапевт заботится о том, чтобы навыки, освоенные в определенном контексте, распространялись и на другие контексты. Большинство процедур, перечисленных ниже, рассчитаны на то, чтобы способствовать именно этому типу генерализации. Основной смысл такой генерализации состоит в том, что терапевту нужно подвести пациента к применению навыков в самых разных ситуациях. Особенно важно, чтобы специалист постарался отобразить в терапевтических отношениях важные характеристики межличностных отношений пациента вне терапии. Один из способов добиться этого, не теряя искренности отношений, подчеркивать сходство внешних ситуаций, с одной стороны, и проблем и взаимодействий в рамках терапии – с другой. 2. Консультации в промежутках между сеансами Пациентов нужно поощрять к консультациям в промежутках между психотерапевтическими сеансами, если они не могут применять новые навыки в естественном окружении. При индивидуальной амбулаторной терапии такая консультация обычно проходит по телефону. Другая техника, разработанная Чарльзом Свенсоном из Корнелльского медицинского центра (Нью-Йоркский госпиталь в Уайт-Плейнс), которая обсуждалась в главе 6, заключается в том, чтобы создать должность поведенческого консультанта с постоянными часами приема, который будет специализироваться на помощи пациентам в применении новых навыков в повседневной жизни. При стационарной терапии и в условиях дневного стационара пациентам можно посоветовать обращаться за помощью к персоналу, если они испытывают трудности. Во время этого взаимодействия терапевт и пациент могут обсуждать применение значимых навыков в реальных ситуациях, с которыми сталкивается пациент. В целом такое... [стр. 301 ⇒]

Письменный самоконтроль на основе подготовленной дневниковой формы, например, более предпочтителен, чем попытки каждый день запоминать наблюдаемое поведение. Предпочтительнее не держать дома алкоголь, чем уговаривать себя не прикасаться к бутылке, которая стоит в холодильнике. И последнее. Иногда недавно освоенные навыки не генерализуются, потому что в повседневной жизни сами пациенты наказывают собственное поведение. Это обычно происходит оттого, что их требования к своему поведению настолько высоки, что они просто не могут достигнуть уровня подкрепления. Чтобы обеспечить возможность генерализации поведенческих навыков, упомянутый паттерн необходимо изменить. (Проблемы самоподкрепления и самонаказания обсуждались в главах 8 и 10.) Стратегии поведенческой валидации, предназначенные для предотвращения подобных проблем, также следует при этом использовать. Работа с семьями и парами. Один из способов максимизировать генерализацию навыков – приглашать на психотерапевтические сеансы людей из окружения пациентов. Обычно это члены семьи пациента, супруг/супруга или романтический партнер. Работа с семьями и парами способствует генерализации по нескольким направлениям. Навыки, освоенные и отработанные с терапевтом, могут практиковаться применительно к другим значимым для пациента людям. Такой формат психотерапевтических сеансов также позволяет терапевту непосредственно наблюдать трудности межличностного общения пациента с близкими людьми; иногда обе стороны могут обнаружить, что приобретенных навыков недостаточно и необходимо осваивать новые. Сеансы подобной направленности также дают возможность инструктировать членов семьи, супругов или партнеров о необходимости подкрепления позитивного поведения, а не негативного. Зачастую новые навыки не поддаются генерализации, потому что окружение скорее наказывает, чем вознаграждает их. Навыки уверенного поведения – типичный тому пример, особенно когда непосредственное социальное окружение не располагает временем, энергией или желанием удовлетворять потребности индивида. Периодическое подкрепление. На начальном этапе тренинга навыков ведущий моделирует, инструктирует, подкрепляет, обеспечивает обратную связь и «натаскивает» пациента для использования навыков как в контексте психотерапевтических сеансов, так и в естественном окружении. Однако если адекватное поведение в естественном окружении должно освободиться от влияния терапевта, то терапевту следует постепенно уменьшать использование этих процедур, особенно инструкций и подкрепления. Цель этого – перевести процедуры тренинга навыков в режим периодического подкрепления. При этом терапевт станет предоставлять инструкции и коучинг настолько редко, что пациенту легче будет справиться с проблемой самостоятельно; и обеспечивать меньше моделирования, обратной связи и подкрепления, чем пациент может получить от естественного окружения. [стр. 305 ⇒]

У детей, выработавших определенный иммунитет в ответ на прививку БЦЖ, первичный туберкулез обычно возникает в более старшем возрасте и поэтому протекает более благоприятно. КЛАССИФИКАЦИЯ ПЕРВИЧНОГО ТУБЕРКУЛЕЗА I. ПЕРВИЧНЫЙ ТУБЕРКУЛЕЗ 1) Без прогрессирования (очаги Гона, очаги Симона); 2) С прогрессированием первичного туберкулезного комплекса: а) рост первичного аффекта: инфильтративно-пневмонический туберкулез, казеозная пневмония (первичная скоротечная легочная чахотка), острый кавернозный туберкулез, хронический кавернозный туберкулез; б) преимущественно лимфожелезистая генерализация: острый и хронический туберкулезный бронхоаденит, туберкулезный мезаденит, скрофулодерма; в) преимущественно гематогенная генерализация: острый милиарный туберкулез с поражением легких и внутренних органов с туберкулезным менингитом; г) смешанная форма генерализации. Первичный туберкулез патоморфологически проявляет себя образованием первичного туберкулезного комплекса (ПТК). ПТК представляет собой триаду морфологических элементов: первичный туберкулезный аффект, туберкулезный лимфангит, туберкулезный лимфаденит. Первичный туберкулезный аффект развивается в месте первичного проникновения микробов в организм. Поскольку это обычно легкие,то он наиболее часто развивается именно здесь. Однако возможны и другие локализации первичного туберкулезного аффекта, зависящие от места первичного внедрения возбудителей: миндалины, кишечник, кожа, плацента (при внутриутробном, врожденном туберкулезе). Морфологически первичный туберкулезный аффект представляет собой зону специфического воспаления, где основным элементом является туберкулезная гранулема. В легких первичный туберкулезный аффект возникает в наиболее хорошо аэрируемых отделах - в III, VIII, IX, X сегментах и обычно имеет вид субплевральной ацинозно-нодозной казеозной пневмонии. Казеозная пневмония представляет собой очаг (очаги) особого коагуляционного некроза творожистого вида (caseum - сыр, творог), содержащего большое количество микробов и окруженного продуктивно-клеточным валом из эпителиоидных и лимфоидных клеток с примесью гигантских многоядерных клеток Пирогова-Лангханса. Перифокально отмечается зона неспецифического серозно-фибринозного воспаления (туберкулезная пневмония). В кишечнике первичный аффект имеет вид туберкулезной язвы с туберкулезными гранулемами в ее краях, локализующейся обычно в стенке дистального отдела тощей или слепой кишки. Вслед за этим поражаются брыжеечные лимфоузлы. В коже первичный аффект также имеет вид длительно незаживающей язвы, казеозный лимфаденит развивается в соответствующих регионарных лимфоузлах. При относительно высокой противомикробнй резистентности первичный туберкулезный комплекс может иметь "усеченный" вид и быть представленным только первичным туберкулезным аффектом. Исходы первичного туберкулезного комплекса. 1. Заживление: первичный туберкулезный аффект трансформируется в очаг Гона (инкапсулированный и петрифицированный очаг казеозного некроза в легком), лимфангит превращается в склерозированный тяжик, казеозный лимфаденит заканчивается петрификацией и оссификацией лимфоузла. 2. Прогрессирование: а) рост первичного аффекта - происходит увеличение зоны казеозного некроза с возникновением тяжелой сегментарной, полисегментарной и даже лобарной казеозной пневмонии. Увеличение объема казеозных некротических поражений в легких как правило сопровождается образованием каверн с легочными кровотечениями, пневмотораксом (первичный кавернозный туберкулез). (Легочная каверна - полость в легком, сообщающаяся с бронхом и заполненная воздухом). Образование каверны сопровождается бронхогенной генерализацией микробов по легочной ткани. б) лимфожелезистая форма прогрессирования является результатом лимфогенной генерализации микробов; выражается она в нарастающем поражении лимфоузлов, при этом нередко казеозный лимфаденит доминирует в клинико-морфологической картине туберкулеза (туберкулезный бронхоаденит, скрофулодерма - туберкулезное поражение подчелюстных и шейных лимфоузлов). в) гематогенная форма прогрессирования является результатом гематогенной генерализации микробов, что проявляется поражением многих внутренних органов, в том числе и головного мозга (туберкулезный менингит). Очень редко первичный туберкулез может развиваться п о в т о р н о у пожилых людей, при условии, что они перед этим полностью утрачивают специфический противотуберкулезный иммунитет. 3) Хроническое течение первичного туберкулеза - хроническая первичный легочная каверна (первичная легочная чахотка), хроническое течение туберкулезного лимфаденита. В настоящее время встречается редко. ГЕМАТОГЕННЫЙ ТУБЕРКУЛЕЗ (гематогенно-диссеминированный туберкулез)- форма туберкулеза, развивающаяся в условиях низкого специфического иммунитета, но высокой аллергизации (извращенный иммунитет). В англо-американской литературе такой формы туберкулеза нет, она расценивается как гематогенная вспышка первичного туберкулеза, протекавшего доселе хронически (и это более правильная позиция). 101... [стр. 101 ⇒]

Я сейчас вам эти идеи вкратце перескажу на понятном вам языке, поскольку это в принципе простые вещи — хотя они изложены в книге с большим количеством филологической премудрости (Д. Гриндер в прошлом — филолог). В начале 50-х годов американский филолог Хомский предложил идею порождающих грамматик, которая, как показал опыт, в общем-то себя не оправдала. Эта идея заключалась в том, что грамматика естественного языка может быть описана такими же сравнительно простыми правилами, какими описывается грамматика алгоритмических языков программирования. Но оказалось, что это не так: реальная грамматика очень сильно опирается на смысл текста. Но, тем не менее, эта идея была в свое время достаточно популярна и какие-то ее отголоски можно заметить в «Структуре магии». Однако эти ссылки, на мой взгляд, только сбивают с толку читателя, потому что никак в дальнейшем не используются, а чтение книги читателем без филологического образования становится очень затруднительным. Но, тем не менее, я вам сейчас попытаюсь рассказать о тех филологических идеях НЛП, которые имеют прямое психологическое значение. Авторы рассматривают клиента, который приходит за помощью к психотерапевту. Они пишут: «Согласно нашему личному опыту, люди приходят за помощью к психотерапевту обычно, когда они страдают, чувствуют в себе скованность, отсутствие выбора и свободы действия... Стремясь понять, почему же некоторые люди не перестают причинять себе страдания и боль, важно осознать для себя, что они не испорчены, не больны и не сумасшедшие. На самом деле они выбирают лучшие из осознаваемых ими возможностей, то есть делают лучший выбор из тех, что присутствует в их собственной конкретной модели мира. Трудность не в том, что они делают неверный выбор, а в том, что их выбор ограничен. У них нет богатого и четкого образа мира». То есть, говоря на нашем языке, их Обусловленный мир скудноват, и задача психотерапевта заключается в том, чтобы этот мир расширить и тем самым дать человеку большую способность выбора. (Эта идея у меня вызывает возражение: иногда бывает именно так — но далеко не всегда. Это, говоря на астрологическом языке, взгляд на проблему клиента как на сатурновскую. Скованность, отсутствие выбора, узость плана действий — вы все прекрасно понимаете, что это проявления Сатурна. Однако далеко не все проблемы человека связаны с тем, что тут сказано. Не всегда расширение возможностей — это то, что человеку нужно. Например, есть люди, у которых есть все возможности, которые им нужны для решения их проблем, но им нужна, например, сосредоточенность. Им нужна большая, а не меньшая скованность, им нужно перестать разбрасываться, им нужно, наоборот, сосредоточиться. И далеко не во всех случаях трудность состоит в том, что человек делает неверный выбор, или в том, что этот выбор ограничен. Однако во многих случаях ситуация именно такова.) И авторы предлагают определенную схему терапевтического взаимодействия с клиентом. Основные психические механизмы. Авторы рассматривают три основных механизма в психике: это генерализация (или обобщение), стирание (или опущение) и искажение. «Генерализация — это процесс, в котором элементы или части модели мира, принадлежащие данному человеку, отрываются от исходного опыта и начинают обозначать категорию в целом». Если сказать это по-русски, то генерализация — это обычное обобщение. Это переход от локальной модальности к модальности глобальной, индуктивный вывод: например, один раз прикоснувшись к горячей плите, вы делаете вывод, что к горячему прикасаться нельзя. Иногда это вывод правильный, иногда это вывод неправильный. Ребенок, которого один раз обманули, иногда перестает верить людям вообще; один раз уязвленный в своем самолюбии человек формулирует себе правило: «Никогда не выражай открыто своих чувств», — это тоже генерализация, или обобщение. Второй психический механизм, рассматриваемый в НЛП, — это стирание, то есть сужение сознания — механизм, который позволяет нам избирательно относиться к нашему опыту, выделять одни части нашего опыта и не... [стр. 112 ⇒]

Топографиялық дешифрлеудегi генерализация. Аэросуреттердi топографиялық дешифрлеу картаны құру үшiн орындалады. Аэрофотосуреттердiң информациялық кӛлемi сол масштабтағы сол масштабтағы картадан кӛп болады. Сондықтан жергiлiктi жердiң объектерiнiң бәрiн дешифрлемейдi ал тек қана топогрвфиялық картада бейнеленетiнiң ғана бейнелейдi. Объектiлердi таңдау еркiн орындалмайды ал анықталып бекiтiлген заң бойынша орындалады.. Таңдау занының тәртiбi яғни аэросуреттен картаға немесе iрi масштабты картадан ұсақ масштабтыға ӛткенде негiзгi объектiлердi қалдыру генерализацияныңқасиетi болып келедi. Суреттердi дешифрлеуде генерализацияны қолданатын екi аспект бар: картографиялық және оптикалық. Картографиялық – картографиялық ережелер негiзiнен тұрады. Оптикалық – механический орындалады, ең бастысы аэросуреттiң масштабының кiшiрейуiне байланысты және аэрофотобейнелердiң ұсақ детальдарын алып тастау. Космостық суреттерде бейнелеу генерализациясы. Космостық суреттердi дешифрлеуде генерализация физико-техникалық зандарға байланысты ӛткiзiледi. Кӛрiнетiн объектердiң размерi олардың формасынан және баиланысатын фонның контрасына байланысты. Iрi масштабтан ұсақ масштабқа ӛткенде байланыс нүктелерi бар Эталондар негiзiнде дешифрлеу. Дешифрлеу эталоны жер бетi участкiсiнiң кәдiмгi фотобейнелер болып келедi. Оларды далалық жұмыстар түрiнде зерттеп дешифрлейдi. Эталондарды бiр қос суреттен құрады. Эталондар мазмұны мен принциптерi бойынша классификацияланады. Мазмұны бойынша эталондар комплекстi және бӛлiндi (отраслевые) болып бӛлiнедi. Отраслевые – бiр ғана ландшаыыт элементiнiң мiнездемесi ғана болады. Мысалы тек қана бедердi немесе геологиялық құрылысты.. Комплекстi эталондар табиғаттың барлық компоекстарының кӛп отраслдi аннтациясынан тұрады. Принципi бойынша – системдiк және территориалды болып бӛлiнедi. Системдiк анықталған система бойынша орналасқан бӛлек жұмыстарды мiнездейдi Территориялы эталондар ландшафтар бойынша объектердiң комбинациясын мiнездейдi. [стр. 31 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "генерализация": [21] [20] [368] [164] [269] [2] [86] [470] [393] [147] [147] [25] [201] [202] [85] [338] [371] [20] [763] [19] [6] [48] [297] [301] [37] [40] [42] [426] [7] [155] [182] [183] [53] [53] [106] [35] [30] [4] [43] [66] [173] [147] [159] [160] [162] [102] [114] [35] [99] [5]