Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Абляция печени




Разнообразные методики проведения анестезии используются в  рентгенологическом отделении. Минимальная и  умеренная седация/аналгезия являются методиками, применяющимися у  большинства пациентов, которым выполняются эти вмешательства.14,27 Для большинства взрослых пациентов сочетание внутривенных форм бензодиазепинов и  опиоидов (например, титрование мидазолама и  фентанила) является достаточным для  достижения состояния комфорта во  время проведения процедуры. Как было отмечено ранее, использование более сильных анестетиков, таких как пропофол, барбитураты и кетамин, лучше оставить анестезиологам.7 Состояние пациента, предполагаемая интенсивность воздействия и положение пациента во время выполнения процедуры являются важными факторами, которые необходимо учитывать. Например, пациент, которому выполняется биопсия печени под контролем ультразвукового исследования, может иметь асцит, что может привести к развитию аспирации у  этого пациента в  состоянии седации в положении лежа на животе, и предполагается, что прокол печеночной капсулы биопсийной иглой будет довольно болезненным. У  такого пациента общая анестезия более предпочтительна, нежели седация/аналгезия. Вмешательства, которые, как  предполагается, могут продлиться несколько часов, лучше проводить под общей анестезией с самого начала, чем впоследствии переходить на нее после неудавшейся седации/аналгезии, когда доступ к пациенту может быть затруднен из-за положения катетера или рентгенологического оборудования. Некоторые вмешательства, проводимые в рентгенологическом отделении, могут потребовать выполнения специальных методик анестезии с  целью достижения максимально благоприятного эффекта для пациента. Было установлено, что пациенты, перенесшие РЧ абляцию болезненных очагов остеолиза, чувствуют себя лучше под продленной регионарной анестезией после вмешательства, которое обычно проводится под общей анестезией.12 Значение методов регионарной анестезии, возможно, будет возрастать в местах проведе... [стр. 994 ⇒]

• Уточнение расположения внутри маточного контрацептива (его фраг ментов) перед его удалением. • Бесплодие. • Привычное невынашивание беременности. • Контрольное исследование полости матки после перене сенных операций на матке, пузырного заноса, хорионэпителиомы. • Оценка эффективности и контроль гормонотерапии. • Осложненное течение послеродового периода. Противопоказания к гистероскопии те же, что и к любому внутриматочно - му вмешательству: общие инфекционные заболевания (грипп, ангина, вос паление легких, острый тромбофлебит, пиелонефрит и др.); острые воспали тельные заболевания половых органов; III—IV степень чистоты влагалищных мазков; тяжелое состояние больной при заболеваниях сердечно-сосудистой системы и паренхиматозных органов (печени, почек); беременность (желанная); стеноз шейки матки; распространенный рак шейки матки. После визуального определения характера внутриматочной патологии диагностическую гистероскопию можно перевести в оперативную — сразу же либо отсроченно (в случае необходимости предварительной под готовки). Гистероскопические операции разделяются на простые и сложные. Простые операции: удаление небольших полипов, разделение тонких синехий, удаление свободно лежащего в полости матки внутриматочного контрацептива, небольших субмукозных миоматозных узлов на ножке, тон кой внутриматочной перегородки, удаление гиперплазированной слизистой оболочки матки, остатков плацентарной ткани и плодного яйца. Сложные гистероскопические операции: удаление больших пристеночных фиброзных полипов эндометрия, рассечение плотных фиброзных и фиброзно -мышечных синехий, рассечение широкой внутриматочной перегородки, миомэктомия, резекция (абляция) эндометрия, удаление ино родных тел, внедрившихся в стенку матки, фаллопоскопия. Осложнения во время диагностической и оперативной гистероскопии включают в себя осложнения анестезиологического пособия, осложн ения, вызванные средой для расширения полости матки (жидкостная перегрузка сосудистого русла, сердечная аритмия вследствие метаболического ацидоза, газовая эмболия), воздушную эмболию, хирургические осложнения (перфорация матки, кровотечение). Осложнения гистероскопии можно свести к минимуму при соблюдении всех правил работы с оборудованием и аппаратурой, а также техники мани пуляций и операций. Лапароскопия — осмотр органов брюшной полости с помощью эндоско па, введенного через переднюю брюшную стенку на фоне создания пневмо- перитонеума. Лапароскопия в гинекологии используется как с диагностиче ской целью, так и для проведения хирургического вмешательства. • Показания к плановой лапароскопии: — бесплодие (трубно-перитонеальное);... [стр. 24 ⇒]

Противопоказания к гистероскопии те же, что и к любому внутриматочно- му вмешательству: общие инфекционные заболевания (грипп, ангина, воспаление легких, острый тромбофлебит, пиелонефрит и др.); острые воспалительные заболевания половых органов; III—IV степень чистоты влагалищных мазков; тяжелое состояние больной при заболеваниях сердечно-сосудистой системы и паренхиматозных органов (печени, почек); беременность (желанная); стеноз шейки матки; распространенный рак шейки матки. После визуального определения характера внутриматочной патологии диагностическую гистероскопию можно перевести в оперативную — сразу же либо отсроченно (в случае необходимости предварительной подготовки). Гистероскопические операции разделяются на простые и сложные. Простые операции: удаление небольших полипов, разделение тонких синехий, удаление свободно лежащего в полости матки внутриматочного контрацептива, небольших субмукозных миоматозных узлов на ножке, тонкой внутриматочной перегородки, удаление гиперплазированной слизистой оболочки матки, остатков плацентарной ткани и плодного яйца. Сложные гистероскопические операции: удаление больших пристеночных фиброзных полипов эндометрия, рассечение плотных фиброзных и фиброзно-мышечных синехий, рассечение широкой внутриматочной перегородки, миомэктомия, резекция (абляция) эндометрия, удаление инородных тел, внедрившихся в стенку матки, фаллопоскопия. Осложнения во время диагностической и оперативной гистероскопии включают в себя осложнения анестезиологического пособия, осложнения, вызванные средой для расширения полости матки (жидкостная перегрузка сосудистого русла, сердечная аритмия вследствие метаболического ацидоза, газовая эмболия), воздушную эмболию, хирургические осложнения (перфорация матки, кровотечение). [стр. 47 ⇒]

В процессе длительной гормонотерапии целесообразно назначать препараты, улучшающие функцию печени, гипосенсибилизирующие средства, проводить витаминотерапию. В случае неэффективности консервативной терапии ГПЭ показано ОПЕРАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ. При неатипических формах ГПЭ, особенно у женщин репродуктивного возраста, используется гистероскопическая резекция или абляция эндометрия, а при атипических формах — экстирпация матки. Показания к оперативному лечению больных с ГПЭ 1. В репродуктивном периоде: атипическая комплексная ГПЭ при отсутствии эффекта от консервативной терапии в течение 3 месяцев; простая атипическая и комплексная неатипическая ГПЭ при неэффективности терапии в течение 6 месяцев. 2. В климактерическом периоде: комплексная атипическая гиперплазия; простая атипическая и комплексная неатипическая ГПЭ. При рецидивирующих полипах эндометрия показано эндоскопическое хирургическое воздействие на зону роста («ножка» полипа), а именно криодеструкция, лазервапоризация или резектоскопия. Абляция эндометрия Больным без предшествующей гормональной подготовки проводится кюретаж или вакуум-аспирация эндометрия за 3— 5 дней до абляции. Деструкция эндометрия производится гистероскопически с помощью токов высокой частоты, используя при этом эффект рассечения, обугливания и высушивания. Рассечение тканей достигается благодаря сочетанию термоэффекта и искрового разреза. За счет обугливания тканей осуществляется гемостаз. На уровне плотного контакта электрода с тканью происходит процесс высушивания тканей с образованием струпа, а в подлежащих слоях ткани — испарение внутриклеточной жидкости. Методика электродеструкции: коагуляция эндометрия в области дна матки по линии, соединяющей устья маточных труб, последовательно коагуляция задней и передней стенки матки, не доходя 1 см до уровня внутреннего зева. [стр. 360 ⇒]

Рис. 29.17. Чреспищеводная эхокардиограмма. Демонстрирует шарообразный тромб (указан стрелкой) в устье ушка ЛП (точечная линия). Материал предоставлен: Dr. Andreas Göette, больница при университете Магдебурга, Германия. Лабораторные исследования могут быть ограничены анализами функции щитовидной железы, кон-центрации электролитов, уровня гемоглобина, креатинина, оценкой протеинурии и тестами на сахарный диабет (обычно уровень глюкозы натощак). Могут оказаться полезными маркеры СН (натрийуретический пептид), воспаления (С-реактивный белок) или инфекции. При лечении амиодароном следует оценить функцию щитовидной железы и печени. ХМ и регистрация событий используются в диагностике ФП. У пациентов с имплантированными приборами (кардиостимуляторы, ИКД или имплантируемые регистраторы ЭКГ) очень полезными могут оказаться регистрирующие функции устройства. Если, несмотря на нормальную величину частоты пульса в покое, пациенты продолжают испытывать сердцебиение или снижение переносимости физической нагрузки, ХМ (или нагрузочный тест) помогает в определении адекватности контроля частоты ритма. ФП может начинаться на фоне синусовой брадикардии или тахикардии с одиночной или групповой предсердной ЭС, предсердной тахикардии; может наблюдаться переход между ФП и ТП. Определение инициирующих механизмов помогает в выборе лечения, например ваголитиков или β-адреноблокаторов, стимуляции предсердий или катетерной абляции инициирующих аритмий (см. "Кардиостимуляторы и дефибрилляторы"). Может быть измерено "бремя" ФП (burden - общая продолжительность или процент времени на ФП), но его клиническая значимость пока неясна. Проведение нагрузочного теста полезно у пациентов с постоянной ФП и клиническими проявлениями, несмотря на адекватную частоту ритма в покое. Тест позволяет выявить чрезмерное повышение частоты ритма во время первых ступеней нагрузки, что ограничивает толерантность к нагрузке в виде одышки, усталости или сердцебиения. В этих случаях применяются препараты для контроля частоты ритма во время низких ступеней нагрузки. Нагрузочный тест полезен в детекции ИБС, наличие которой влияет на антиаритмическое лечение ФП. Наконец, нагрузочный тест может использоваться для оценки безопасности лечения антиаритмическими препаратами, например, для выявления расширения комплекса QRS на фоне приема антиаритмических препаратов Iс класса. Электрофизиологическое исследование может потребоваться в некоторых случаях, особенно у пациентов с другими нарушениями ритма, СССУ или при фокусной инициации ФП. Многим из этих пациентов проводят катетерную абляцию или имплантируют кардиостимулятор. [стр. 1800 ⇒]

РЕЗУЛЬТАТЫ Осложнения после операций выявлены у 2 (8,3%) больных I группы и у 4 (12,1%) – во второй. В одном случае у пациентки I группы после выполнения атипичной РЧ-резекции правой доли печени в течение 2 недель после вмешательства сохранялись фебрильная температура в вечерние часы, высокие цифры печеночных трансаминаз. Признаки печеночной недостаточности объясняем большим объемом резекции, распадом и отторжением зоны коагуляционного некроза по линии резекции, а также абсорбцией коагулята в брюшной полости и печеночной паренхимой. Благодаря адекватному дренированию зоны вмешательства на печеночной паренхиме, данное состояние было купировано медикаментозно. У второй пациентки было отмечено нагноение послеоперационной раны. Во II группе отмечена летальность на госпитальном этапе послеоперационного периода в 2 (5,8%) наблюдениях вследствие несостоятельности толсто-толстокишечного анастомоза с развитием разлитого калового перитонита. В одном случае у пациента длительное время сохранялась фебрильная температура вследствие развития внутрипеченочной гематомы в зоне РЧ-абляции. В течение месяца был отмечен фиброз данной области. Еще у одного больного после выполненной низкой передней резекции прямой кишки отмечено нагноение... [стр. 67 ⇒]

В 5 наблюдениях второй группы пациентов при контрольных осмотрах выявлена локальная опухолевая прогрессия. В одном случае выполнена повторная РЧТА через 3 месяца после первой операции, в остальных абляция не выполнялась, так как выявлены множественные билобарные метастазы. Объем резекции в I группе пациентов был от атипичной в границах R0 до сегментэктомий и гемигепатэктомии. Средняя интраоперационная кровопотеря на печеночном этапе составила 1545,9±174,5 мл и диктовала необходимость в гемо- и плазмотрансфузиях. Длительность операции зависела от локализации первичной опухоли, метастатических узлов и их размеров и составляла от 156 до 360 мин. (243,4±45,6); корреляционной зависимости между продолжительностью операции и удельным весом интра- и послеоперационных осложнений не выявлено, роста числа осложнений, увеличения времени операции достоверно не получено (р>0,05). Отдаленные результаты послеоперационного лечения прослежены у 14 больных I группы и у 21 – II группы. Это объясняется неявкой пациентов на контрольные осмотры, отказом от дальнейшего лечения и наблюдения, отдаленностью территорий. Медиана послеоперационного койко-дня в первой группе составила 12 дней (M=12,4±2,1), во второй – 11 дней (M=11,8±3,1). Безрецидивный период у больных I группы составил 14,4±3,2 мес. 3-летняя выживаемость составила 37,5%, при медиане жизни в 32,5 месяцев. Основная причина летальных исходов связана с рецидивом и прогрессированием метастатического поражения печени в отдаленном послеоперационном периоде и наличием неблагоприятных факторов. У пациентов II группы 3-летняя выживаемости составила 27,2%. В нашем исследовании отмечено, что рецидивы метастазов выявлены у всех больных обеих групп с пораженными лимфатическими узлами гепато-дуоденальной связки, несмотря на выполненную лимфаденэктомию. Выживаемость больных в группах в отдаленном послеоперационном периоде представлена в табл. 5. В нашем исследовании достоверной выживаемости в группах не отмечено (р>0,05). Объясняем это малой выборкой пациентов в группах. [стр. 67 ⇒]

Однако, и по сей день, основными причинами отказа от резекции органа являются: обширное билатеральное поражение органа с малым объемом функционирующей паренхимы и исходно малый объем предполагаемой культи печени. На сегодняшний день остается много нерешенных вопросов: начинать ли лечение диссеминированных больных с хирургического этапа, и если «да», то какого объема должна быть операция: симптоматическая или циторедуктивная; какого объема должна быть операция; когда необходимо выполнять хирургические вмешательства на первичных опухолях и когда – на отдаленных метастазах. В нашем исследовании, у всех больных первоначально мы удаляли первичную опухоль, затем следовало резекционное вмешательство на печени, либо РЧТА метастатических узлов. РЧ-абляция является одним из методов выбора в лечении колоректальных метастазов печени, которая выполняется под ультразвуковым контролем. Оптимальными размерами являются очаги не более 3,0 см [2]. В ближайшем послеоперационном периоде положительные результаты РЧТА оценивались нами в виде появления увеличенных размеров зоны деструкции в 1,5 раза по сравнению с дооперационными размерами метастатического очага, отсутствием васкуляризации внутри зоны абляции. Данный критерий считаем достоверным лишь в тех случаях, когда был констатирован собственный кровоток внутри узла на дооперационном этапе. Спустя несколько месяцев после вмешательства удовлетворительными результатами после РЧТА считались следующие: стабильные размеры зоны деструкции, четкие границы, однородная эхоструктура, несколько повышенная эхогенность или изоэхогенность очага деструкции с различными акустическими эффектами, а также отсутствие васкуляризации внутри зоны деструкции с нормальными показателями печеночной гемодинамики и отсутствия тромбозов магистральных вен. В мировой литературе нет разногласий о необходимости выполнения резекций печени. Резекция является единственным методом лечения больных... [стр. 68 ⇒]

ЛИТЕРАТУРА 1. Алиев В.А., Барсуков Ю.А., Николаев А.В. Колоректальный рак с синхронными отдаленными метастазами: обоснование циторедуктивных операций и перспективы – взгляд хирурга. Онкологическая колопроктология. – 2012. – №4. – с. 15-20. 2.  Воздвиженский М.О., Дудко С.М. Современные подходы к резекции метастазов в печень при колоректальном раке. Вестн. Рос. Военно-мед. академии. – 2012. – №1 (37). – с. 291-295. 3.  Гребенкин Е.Н., Станоевич У.С., Чхиквадзе В.Д. и соавт. Роль радиочастотной абляции в лечении больных с метастазами колоректального рака в печень. Врач. – 2012. – №6. – с. 48-51. 4.  Тур Г.Е., Тур А.Г., Ролевич И.И. Непосредственные результаты операций по поводу колоректального рака с множественными метастазами в печень. Колопроктология. – 2014. – №53. – с. 80-81. 5. Царьков П.В., Кравченко А.Ю., Тулина И.А. и соавт. Лечебная тактика у больных с солитарными метастазами в печень. Практическая онкология. – 2012. – т. 13. – №4 (52). – с. 255-260. 6. Vаuthey J.N., Zimmitti G., Kopetz S. et al. RAS mutation station predicts survival and patterns of recurrence in patients undergoing hepatectomy for colorectal liver metastases. Ann. Surg. – 2013. – vol. 258. – р. 619-626. [стр. 69 ⇒]

На 5-е сут в зоне воздействия формируется богатая кровеносными сосудами грануляционная ткань, активируются пролиферативные процессы и к 15-30 суткам области воздействия полностью эпителизируются. Таким образом, высокоинтенсивное инфракрасное излучение вызывает диссекцию мягких тканей, а вскипание внутриклеточной воды (абляция поверхностных тканей) вызывает послойное удаление многослойного плоского эпидермиса. Рассекая ткани, луч одновременно стерилизует их, оказывает гемостатическое действие, перекрывая лимфатические сосуды, но не нарушая архитектонику прилегающих тканей. Вместе с тем, побочные термические эффекты непрерывного лазерного излучения ограничивают его применение в терапевтической косметологии. Лечебные эффекты: фотодеструктивный, коагулирующий. Показания. Доброкачественные опухоли кожи и ее придатков - шеи и лица диаметром до 1 см, других участков тела - не более 2,5 см, бородавки, базальноклеточный и плоскоклеточный рак кожи, предраковые заболевания кожи и слизистых оболочек. Противопоказания. Повреждения кожи в области воздействия, заболевания печени и почек с выраженным нарушением функций, гипертиреоз, фотоэритема, меланома. Параметры. Для проведения процедур используют непрерывное и импульсное оптическое излучение инфракрасного диапазона (λ=0,98 - 1,04, и 10,6 мкм). Максимальная мощность непрерывного излучения составляет 3-5 Вт; диаметр сфокусированного луча - 0,25-0,5 мм. При фотокоагуляции опухолей мощность непрерывного излучения увеличивают до 10-15 Вт. Параметры проведения процедуры зависят от локализации опухоли и толщины кожного покрова на различных участках тела. Используют отечественные пазовые импульсные углекислотные лазеры LST-20/01 Ланцет-1, LST-20/02 Ланцет-2 со сканерами для косметологии SM-4 (СК-К 02) СК-К 03 (длина волны излучения 10,6 мкм), а также лазерные медицинские аппараты ЛМА 10, 20, 40, 80 (длина волны 0,98 - 1,04 мкм). Эти лазеры снабжены автономной системой охлаждения и для наведения излучения используют «пилотное» красное излучение светодиода. Методика. Перед процедурой доброкачественную опухоль и подлежащие ткани максимально инфильтрируют 0,25-0,5% раствором тримекаина или новокаина (защитная жидкостная «подушка»). Лазерное излучение направляют на границу опухоли со здоровой тканью, захватывая ободок здоровой ткани на 1мм и постепенно направляют к центру опухоли. При абляции злокачественной опухоли ее предварительно инфильтрируют 5-10 мл 0,5% раствора новокаина, а затем на расстоянии 3-4 мм от видимой границы опухоли циркулярно от периферии к центру испаряют кожу с патологическими образованиями на всю толщу кожи до подкожно-жирового слоя в течение 40-60 с. По окончании процедуры поверхность коагулированного участка обрабатывают 5% раствором перманганата калия в течение 2-4 дней, а окружающую кожу - 70% спиртом. Через 1-2 сут отек проходит, а оставшееся в области воздействия розовое пятно через 2-3 недели приобретает нормальную окраску. В лечебных целях применяют дистантное воздействие лазерным излучением как непосредственно на опухоль, так и на область ее кожной проекции. Дозирование лечебных процедур осуществляют по выходной мощности лазеров и плотности потока энергии излучения. Продолжительность процедур лазерной фотокоагуляции определяется видом и стадией раз... [стр. 80 ⇒]

Рандомизированные исследования второй фазы получают все большее признание, так как они намного дешевле и короче, чем большие исследования третьей фазы. Методы визуализации часто являются важным вопросом для хирургов. Исследования второй фазы, основанные на модели “дополнительного (add-on)” исследования являются подходящей моделью для определения влияния дополнительных методов визуализации на объем и технику хирургического вмешательства. В исследовании ULIIS (Ultrasound Liver Intraoperative Imaging with SonoVue, NCT01880554) интраоперационное ультразвуковое исследование с контрастным веществом во время операций по поводу колоректальных метастазов сравнивается с простым интраоперационным ультразвуковым исследованием, которое в свою очередь сравнивается с предоперационной визуализацией. Исследования четвертой фазы (Phase IV): Исследования четвертой фазы представляют собой постмаркетинговые исследования для дополнительного определения рисков, преимуществ и методов оптимального применения методик, когда-то одобренных для применения. Предполагается, что предыдущие фазы исследований (0-III) обеспечивают достаточно высокий уровень доказательности, чтобы разрешить применение нового способа лечения. Проблема, связанная именно с хирургической практикой, заключается в том, что зачастую предшествующие фазы пропускаются и исследование четвертой фазы становится первым шагом к методологическому анализу методики. Как пример, метастазы колоректального рака в печень рутинно удаляются по всему миру на протяжении более 30 лет с помощью одно- и двухэтапных операций, с или без эмболизации воротной вены или абляции. При этом проспективные данные появились только в 2012 году, когда были опубликованы два исследования второй фазы, оценивающие эффективность применение комбинации оперативного вмешательства и абляции. Когда методика входит в рутинную клиническую практику и становится поздно проводить исследования второй или третьей фазы, всегда возможно начать исследование четвертой фазы. Хирурги онкологи могут многое почерпнуть из исследований по оценке исходов. Недавно было установлено стратегическое сотрудничество между Европейским Обществом Хирургической Онкологии (ESSO) и Европейской Организацией по Исследованию и Лечению Рака (EORTC) для проведения совместных исследований по оценке исходов. Первое из этих исследований носит название CLIMB (Colorectal Liver Metastasis Database, NCT02218801). Оно представляет собой многоцентровую базу данных, в которую заносятся случаи распространенного поражения печени колоректальными метастазами, которые либо изначально не резектабельны и требуют проведения химиотерапии для перевода их в статус резектабельных, либо первично резектабельны и требуют проведения операции в комбинации с абляцией. Частота осложнений и выживаемость являются первичными конечными точками, но также планируется создание программы по улучшению качества оперативных вмешательств. После включения первых ста случаев будут выбраны параметры, которые станут мишенями для улучшения клинических результатов. В данный момент обсуждаются и другие проекты в таких областях, как визуализация метастатического поражения печени... [стр. 8 ⇒]

Онкология наряду с другими высокотехнологичными направлениями современной медицины шагнула в XXI век с мощным арсеналом лечебно-диагностических возможностей. Сегодня трудно представить крупное медицинское учреждение без магнитнорезонансного, компьютерного и ультразвукового томографа, эндоскопической стойки, рентгено-телевизионного комплекса, хорошо оснащенных операционных и реанимационных блоков. Разумеется, все это оснащение и оборудование эффективно работает лишь при условии, что имеется профессиональный, высококвалифицированный коллектив. Несмотря на внушительный перечень достижений науки и техники, основы терапии в онкологии за последние десятилетия принципиально не изменились: ряд опухолей имеют высокую чувствительность к химио- и лучевой терапии, но единственным радикальным методом лечения при большинстве злокачественных новообразований остается хирургия, эффективность которой дополняется лучевой и/или химиотерапией. Современные химиопрепараты, в том числе «таргетные», дают возможность, в ряде случаев на определенном этапе контролировать динамику опухолевого роста, но подавляющее большинство злокачественных клеток (даже при исходной чувствительности), в результате мутаций под воздействием химических мутагенов (химиопрепаратов) через некоторое время приобретают резистентность к данному препарату. Прогноз больного наряду с морфологической формой опухоли во многом определяется распространенностью опухолевого процесса и возможностью начать адекватное лечение, которое при многих злокачественных новообразованиях подразумевает выполнение радикальной операции. Однако даже радикальная операция на начальной стадии не гарантирует полного излечения. Механизмы канцерогенеза до настоящего времени не изучены в полной мере, и потому мы говорим лишь о потенциально радикальном лечении и о факторах прогноза, которые с определенной долей вероятности позволяют предположить отдаленный результат лечения. Но и потенциально радикальную операцию удается выполнить далеко не во всех случаях. Например, операбельность пациентов с метастазами колоректального рака в печень не превышает 15%. В то время как метастазы в печень при злокачественных опухолях толстой кишки выявляются более чем у половины больных. С другой стороны, некоторым больным, которым операция показана и технически выполнима, хирурги вынуждены отказывать по причине тяжелой сопутствующей патологии. И, наконец, ряд пациентов, осознавая тяжесть заболевания сами, отказываются от операции. До недавнего времени большинство этих пациентов вынуждены были обращаться к экстрасенсам и народным целителям. Но сегодня во многих перечисленных случаях современная онкология может предложить целый комплекс малоинвазивных технологий, которые при малом количестве осложнений несут в себе высокий терапевтический потенциал. При этом сохраняются основные направления противоопухолевого воздействия. Речь идет о методах локальной доставки химио- и радиофармпрепаратов (химио- и радио-эмболизация опухолевых сосудов) и технологиях локальной деструкции опухолей (различные виды аблации, фотодинамическая терапия). Аблация (абляция; от латинского ablatio) – это методика прямого направленного разрушения ткани, которое достигается путем термического либо химического/ электрохимического воздействия... [стр. 1 ⇒]

Прогноз Перебіг раку печінки залежить від типу пухлини, але як правило бурхливий і без лікування через декілька місяців приводить до смерті хворого. При операбельних пухлинах середня тривалість життя пацієнтів після операції складає 3 роки. 5-річне виживання - біля 20%. Профілактика Оскільки розвитку раку печінки сприяє хронічний вірусний гепатит В та вірусоносійство, деякі паразитарні хвороби, канцерогенний вплив на печінку промислових отрут, в основі первинної профілактики лежить профілактика цих хвороб і охорона навколишнього середовища. Вторинна профілактика полягає у ранньому виявленні та своєчасному лікуванні хронічних захворювань печінки. Особливе значення має боротьба з алкоголізмом, оскільки цироз печінки (особливо крупновузлову форма) знаходять приблизно у 60-90% хворих з гепатомою. Література: 1. Зубарев А.В. Новые возможности ультразвука в диагностике очаговых поражений печени "Кремлевская медицина. Клинический вестник" № 3, 1999г. http://pmcserv.pmc.ru/data/Vestnik/V99-3/17a.html 2. Радиочастотная абляция злокачественных опухолей печени / Федоров В.Д., Вишневский В.А., Корняк Б.С. и др. // Хирургия. Журнал им. Н.И.Пирогова. – 2003. - №10 http://www.mediasphera.aha.ru/surgery/2003/10/r10-03con.htm 3. Хоружик С.А., Ваганов Ю.В. Первоначальный опыт использования многосрезовой компьютерной томографии. Материалы межучрежденческой конференции по лучевой диагностике Минск, 2 мая 2002 года http://nld.by/conferences/confmay02/khoruzhik/slide19.htm 4. Циторедуктивная хирургия злокачественных опухолей печени: интраартериальная регионарная и гипертермическая интраоперационная интраперитонеальная химиотерапия Н.Н. Малиновский, А.Н. Северцев, Е.И. Брехов и др.// "Кремлевская медицина. Клинический вестник" № 2, 2000г. http://pmcserv.pmc.ru/Vestnik/V2000-2/01a.html СПЕЦІАЛІЗОВАНІ САЙТИ: •... [стр. 183 ⇒]

Хирургическое отделение В хирургическом отделении онкологического центра оказывают высококвалифицированную плановую и экстренную медицинскую помощь при различных заболеваниях онкологического профиля. Освоены операции на современном уровне с применением новых технологий. Хирургическая операция - это эффективное оружие при условии полного удаления опухоли, так как рецидивы злокачественной опухоли возникают из отдельных, даже одиночных опухолевых клеток, не удаленных во время операции. Становится понятной в этой связи необходимость ранней операции: чем меньше опухоль, тем меньшее повреждение нанесет организму операция. Хорошие результаты дает сочетание хирургии и радиотерапии. Врачи и медсестры отделения реанимации обеспечивают профессиональное послеоперационное наблюдение. Выполняются различные виды высокотехнологичных оперативных вмешательств: дистальная и проксимальная резекция желудка, гастрэктомия (в том числе с резекцией грудного отдела пищевода при кардиоэзофагеальном раке), панкреатодуоденальная, срединная и дистальная резекция поджелудочной железы, резекция ободочной кишки различных объемов, брюшно-анальная и брюшно-промежностная операция при раке прямой кишки, резекция сегментов и долей печени при метастазах, радикальная резекция молочной железы, абляция метастазов печени. Хирургическое отделение онкоцентра включает в себя операционные, оснащенные по последнему слову техники. Это три smart-операционные, преимущество которых состоит в том, что они позволяют заранее настроить всю аппаратуру под конкретного специалиста – это значительно экономит время на подготовку и повышает точность всех процедур. Во время операций производится видеозапись, которую можно получить на DVD–диске после окончания операции. Для родственников пациентов, находящихся в блоке интенсивной терапии стационара клиники, создана возможность общения с врачом и пациентом БИТ по SKYPE. Палаты сделаны по стандартам пятизвездочного отеля. [стр. 72 ⇒]

ТЕРМИНЫ В ОРТОПЕДИИ Лбазия — неспособность ходить, связанная с растройствами равновесия тела или с двигательными нарушениями нижних конечностей (параличами, гиперкинезами, мышечными спазмами). Абдуктор — мышца, осуществляющая отведение конечности или ее части (например, пальца). Абляция — хирургическая операция удаления органа или какой-либо части тела. Абрахия — аномалия развития: отсутствие верхних конечностей. Адактилия — аномалия развития: отсутствие пальцев. Адамантинома — доброкачественная эпителиальная опухоль, в которой формируются структуры, напоминающие зубной (эмалевый) орган; возникает обычно в толще челюсти. Адамса борозда — продольный дефект на задненаружной поверхности головки плечевой кости, обнаруживаемый при рентгенологическом обследовании больных с привычным вывихом плеча. Аденолипома — липома, содержащая железистые элементы. Аденолипоматоз — болезнь, характеризующаяся возникновением множественных аденолипом в подкожной клетчатке (чаше на спине, в паху и в подмышечных ямках). Аденома злокачественная —; высокодифференцированная аденокарцинома без выраженного структурно-клеточного полиморфизма в железисто-тубулярных образованиях. Аденома метастазирушщая — высокодифференцированный фолликулярный рак щитовидной железы, дающий метастазы в кости, печень, легкие и другие органы. Адинамия — уменьшение или полное прекращение двигательной активности организма или отдельного органа. Акинезия — отсутствие активных движений. Акромегалия частичная — акромегалия, характеризующаяся увеличением отдельных частей тела (языка, пальцев, стопы и т. п.). Акропарсстезия — спонтанно возникающее ощущение онемения, покалывания и т. п. в дистальных отделах конечностей, наблюдается, например, при ангиотрофоневрозах, полиневритах. Аксиальный — осевой. Аксиллярный — относящийся к подмышечной впадине. Актограмма — графическая запись двигательной активности человека. Актограф — прибор для автоматической регистрации двигательной активности человека. [стр. 158 ⇒]

За 2014 год на базе санатория Лаба прошли курс реабилитации 714 человек после лечения в кардиологическом отделении. В том числе: 1 – 250 человек (35%) с нестабильной стенокардией 2 – 464 человека (65%) после инфаркта миокарда Повторная госпитализация потребовалась 5 пациентам (0,7%). Причиной госпитализации являлось ухудшение состояния пациента, развивающееся на 2-3 день пребывания в санатории. Ухудшение состояния в 2х случаях было связано с отсроченными осложнениями после оперативного вмешательства, в 3х случаях причиной ухудшения состояния послужило преждевременное прекращение медикаментозного лечения пациентом. Во время нахождения в санатории пациенты продолжали получать медикаментозное лечение, рекомендованное при выписке из стационара, и комплекс физиотерапевтических процедур. Основной комплекс санаторно-курортного лечения включал: 1. Общеминеральные ванны – получали 100% пациентов, в случае открытых оперативных вмешательств ванны назначались на 2-е сутки после снятия швов. 2. Лазеротерапия – получали 100% пациентам. Лазер использовался на область сердца, послеоперационные швы. 3. Общая магнитотерапия – получали 85% пациентов. Процедура не назначалась пациентам после протезирования клапанов и имплантации ИВР. 4. Парауглекислые ванны – получали 30% пациентов. 5. Лечебная физкультура – получали 75-80% пациентов. Также по показаниям назначались ингаляции, электросон, ультразвуковая терапия, ингаляции. Эффективность санаторно-курортного лечения оценивалась как по субъективным, так и по объективным показателям. Оценка эффективности лечения на базе санатория Лаба. Субъективно: 1. Субъективно пациенты отмечали улучшение общего состояния (98% пациентов). 2. Увеличение толерантности к физической нагрузке (68% пациентов). Объективно. 1. Стабилизация и нормализация АД, ЧСС отмечалась у 100% пациентов. У 40% пациентов – это позволило снизить дозу гипотензивных препаратов (). 2. У 53% пациентов отмечалось снижение холестерина до средненор-мальных значений в течении 10-14 дней (на фоне приема статинов), что позволило снизить дозу липидснижающих препаратов. В 47% случаев отмечалось незначительное снижение холестерина. 3. Восстановление работы печени: нормализация уровня трансаминаз (100% пациентов). 4. Увеличение насыщения эритроцитов гемоглобином (76% пациентов). 5. Положительная динамика картины ЭКГ: уменьшение глубины отрицательного зубца Т (38% пациентов), уменьшение проявлений АВ блокады 1 степени (35% пациентов). 6. Положительная динамика по ЭхоКС в виде увеличения ФВ на 2-4%, снижение выпота в плевральных полостях в послеоперационном периоде (98% пациентов). 7. Заживление послеоперационных швов первичным натяжением (99% пациентов). 8. Сохранение восстановленного синусового ритма и отсутствие синдрома WPW после радиочастотной абляции (98% пациентов). [стр. 145 ⇒]

Актуальность Рак щитовидной железы (РЩЖ) является редкой формой злокачественного новообразования, которая встречается в 1% случаев всех онкологических заболеваний, в то же время составляет 91,2% от общего числа вновь диагностируемых случаев эндокринного рака в мире. В России распространенность РЩЖ на 2016 г. составляет 5,93 (стандартизованный показатель) на 100 000 населения. Зарегистрировано 1961 человек с впервые в жизни установленным диагнозом РЩЖ [1]. Наиболее распространенным гистологическим подтипом РЩЖ является высокодифференцированный рак щитовидной железы (ВДРЩЖ), который характеризуется относительно благоприятным течением – высокой безрецидивной и общей выживаемостью [2–4]. Однако в 10% случаев при данной патологии регистрируются отдаленные метастазы [5]. Основной локализацией отдаленных метастазов являются легкие и кости скелета. Тогда как печень, мозг и кожа поражаются в 3–5% от общего числа отдаленных метастазов. Локализация поражения зависит от ряда факторов – легкие поражаются у 71% пациентов с папиллярной карциномой и у 35% пациентов с фолликулярной карциномой, отдаленные метастазы выявлены у 95% пациентов моложе 20 лет и у 29% старше 60 лет. В то время как метастазы в кости определяются у 12% пациентов с папиллярной карциномой и у 36% пациентов с фолликулярной карциномой, у 22% пациентов моложе 60 лет и 34% старше этого возраста [6]. Основные локализации костных метастазов – позвоночник, кости таза, трубчатые кости, ребра, грудина и основание черепа. Лечение местнораспространенных и метастатических форм РЩЖ основывается на комбинированном подходе и включает супрессивную гормональную терапию, локальные методы лечения (хирургическое лечение, термическая абляция и лучевая терапия), радиойодтерапию I131 и симптоматическую терапию. Следует отметить, что у 5–15% больных РЩЖ развивается резистентность к терапии радиоактивным йодом. Средняя продолжительность жизни пациентов с резистентным к радиоактивному йоду дифференцирован... [стр. 2 ⇒]

Цветное картирование, 173 аортального потока, 163 трансмитрального потока, 164 Цветной доплер, 159 Целлюлит, 481 Центрально расположенный внутрипеченочный шунт, 247 Цереброкортикальная гипоплазия,31 Цирроз печени, 220, 221, 224 Цистаденокарцинома, 338 Цистит, 359, 360 Цистоцентез, 369 Ч Частичный разрыв сухожилия двуглавой мышцы плеча, 456 Частичный разрыв сухожилия икроножной мышцы, 476 Черепно-мозговая травма, 3 1 Чрескожная биопсия печени под контролем УЗИ, 252 Чрескожная тонкоигольная аспирационная биопсия желудочно-кишечного тракта, 306 Чрескожная этаноловая абляция, 116 Ш Шея инвазивные процедуры, 115 нормальная ультразвуковая картина, 93 позиции датчика при ультразвуковом исследовании, 94 размеры структур в области шеи в норме, 101 техника сканирования, 93 ультразвуковое исследование при патологиях, 102 Щ... [стр. 501 ⇒]

Эластографию применяют для оценки очаговых образований молочных желез, щитовидной железы, предстательной железы, лимфатических узлов. Кроме того, ее применяют для оценки общей структуры того или иного органа и для оценки возможного отторжения трансплантата при трансплантации печени, почек. Совсем недавно с помощью эластографии стали проводить оценку жесткости артериальной стенки, стабильности бляшки, плотности шейки матки при начинающейся родовой деятельности и при мониторинге области абляции при лечении опухолей.22 В настоящее время на рынке доступно три типа аппаратов для ультразвуковой эластографии. Ультразвуковая эластография в режиме реального времени (RTE), как правило, используется для оценки образований щитовидной железы. С помощью цветовой эластографии полуколичественным методом проводится вычисление коэффициента жесткости, сравнивая значения плотности узла и окружающей паренхимы щитовидной железы. Далее мы обсудим опыт, включая нашу работу, использования эластографа Hitachi-R. Совсем недавно компанией SuperSonic была разработана эластография сдвиговой волны (SWE), позволяющая напрямую оценивать эластичность узла, выраженную в кПа. Вариабельность результатов такой эластографии при обследовании одного и того же пациента разными исследователями достаточно низка. 23 Компания Siemens Acuson-R на основе технологии ультразвуковой визуализации с усиленным акустическим импульсом (ARFI) представила новый вид эластографии, позволяющий оценить эластичность узла и жесткость ткани щитовидной железы. Однако из-за небольшой области исследования (около 1 см2) требуется проведение повторных измерений. 24 Принцип эластографии в реальном времени состоит в том, что плотные образования не деформируются, а эластичные образования обладают способностью сжиматься под давлением. Таким образом, система анализирует количество искажений, которые возникают... [стр. 13 ⇒]

Из  двух оставшихся исследований в  одном [197] не  продемонстрировали достоверных различий в опухолевоспецифической выживаемости у  больных с  полной метастазэктомией и  без нее. В еще одном исследовании [201] сообщили о более продолжительной общей выживаемости в группе метастазэктомии, но р-значения не предоставлено [196–203]. При лечении костных метастазов метастазэктомия в  сочетании с местной стабилизацией процесса обеспечивает значительное преимущество в выживаемости по сравнению с больными, которым хирургического лечения не проводили [204]. У больных с метастазами во внутренние органы, такие как печень и поджелудочная железа, метастазэктомия продемонстрировала значительное увеличение длительности общей выживаемости по сравнению с нехирургическим лечением. У пациентов с метастазами в печени радикальная резекция приводила к значительно лучшей общей выживаемости по  сравнению с  неполной резекцией или абляцией [205–207]. В исследовании, сравнивающем метастазэктомию с последующей лучевой терапией на область всего мозга со стереотаксической фракционированой лучевой терапией или обычной дистанционной лучевой терапией, достоверных различий в опухолевоспецифической выживаемости не выявили, хотя оперативное лечение несколько улучшало местный контроль над опухолью. Показания к метастазэктомии: • больные, находящиеся в удовлетворительном общем состоянии; • пациенты с наличием операбельных опухолей; • возможность полного удаления метастазов; • больные с солитарными метастазами. Противопоказания к метастазэктомии: • пациенты, имеющие неоперабельные опухоли; • невозможность полного удаления метастазов; • больные, находящиеся в неудовлетворительном общем состоянии; • больные с быстро прогрессирующим метастатическим ПКР. Удаление метастазов играет важную роль в улучшении клинического прогноза для пациентов с ПКР (УД 3). Следовательно, возможность выполнения резекции метастазов должна каждый раз оцениваться заново, даже при назначении таргетной системной терапии. 323... [стр. 323 ⇒]

НАИБОЛЕЕ ЧАСТАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ МЕТАСТАЗОВ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 1) кости таза 2) легкие 3) печень 4) регионарные лимфатические узлы 5) кости черепа 712. НАИБОЛЕЕ ИНФОРМАТИВНЫЕ МЕТОДЫ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ РАКА И ТУБЕРКУЛЕЗА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 1) клинические 2) лабораторные 3) эндоскопические 4)определение уровня ПСА, пальцевое ректальное исследование, морфогистологическая картина биоптата предстательной железы, посев мочи, секрета предстательной железы на ВК 5) рентгенологические 713. РАДИКАЛЬНЫЙ МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ АДЕНОМЫ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 1) динамическое наблюдение 2) трансуретральная игольчатая абляция простаты 3) аденомэктомия (ТУР) 4) интерстициальная лазерная коагуляция простаты 5) бужирование уретры... [стр. 143 ⇒]

...нестероидные противовоспалительные средства нефракционированный гепарин острая дыхательная недостаточность острая кишечная непроходимость острый панкреатит отделение реанимации и интенсивной терапии объём циркулирующей крови послеоперационная вентральная грыжа портальная гипертензия поджелудочная железа полный клинический анализ крови пищеводное отверстие диафрагмы полимеразная цепная реакция позитронно-эмиссионная томография региональная анестезия рак желчного пузыря разовая очаговая доза рак поджелудочной железы ретроградная холангиопанкреатография радиочастотная абляция раково-эмбриональный антиген сахарный диабет суммарная очаговая доза скорость оседания эритроцитов синдром системной воспалительной реакции синтетический сетчатый эксплантат трансартериальная химиоэмболизация тромбоз глубоких вен трансплантация печени трансплантация поджелудочной железы тест почечной функции, включающий определение уровня мочевины, креатинина и электролитов крови тромбоэмболия лёгочных артерий ультразвуковое исследование угол операционного действия хронический панкреатит хронические неспецифические заболевания лёгких хроническая сердечная недостаточность холангиоцеллюлярная карцинома цистаденома цистаденокарцинома центральная гемодинамика центральное венозное давление... [стр. 19 ⇒]

Особенности послеоперационного периода Следует проводить профилактику венозных тромбоэмболических осложнений (НМГ с эластической компрессией нижних конечностей). Показана ранняя активизация (на 1-е сутки); отмена инфузионной терапии и энтеральное питание со 2-х суток; профилактика инфекционных осложнений (антибиотикотерапия в течение 3-5 дней); адекватная аналгезия; профилактика лёгочных осложнений (ингаляции); профилактика стрессповреждений желудка и ДПК; удаление дренажей из брюшной полости в течение 1-3 сут; контрольные исследования (УЗИ) и анализы крови, мочи на 5-е сутки. Отдалённый период. В случае цистаденомы: контрольные исследования (УЗИ, и/или МСКТ, и/или МРТ брюшной полости) каждые 3 мес в течение полугода, затем каждый год в течение 5 лет. При цистаденокарциноме контрольные исследования (УЗИ, и/или МСКТ, и/или МРТ брюшной полости) каждые 3 мес в течение года, затем каждые полгода в течение 2 лет и 1 раз в год в течение 5 лет. В случае выявления рецидива — повторное хирургическое лечение. При малых размерах рецидивного кистозного образования — биопсия стенки кисты с тонкоигольной аспирационной биопсией содержимого и анализом на онкомаркёры и наличие атипичных клеток. В случае невозможности повторного хирургического лечения (тяжёлая сопутствующая патология, вовлечение магистральных сосудов и др.) — проведение пункционно-дренажного лечения с химической абляцией 95% этанолом и динамическое наблюдение. Прогноз и выживаемость Прогноз благоприятный после радикального удаления опухоли. Наименьшее количество рецидивов при анатомических резекциях печени. Лучшие показатели выживаемости — при отсутствии отдалённых метастазов на момент операции. [стр. 614 ⇒]

Лечение Исходя из того, что простые кисты печени имеют тенденцию к увеличению, что приводит к атрофии прилежащей паренхимы, они подлежат устранению при размере более 5 см. Предпочтительно использование мини-инвазивных методов (чрескожный пункционный, пункционно-дренирующий и лапароскопический). Показаниями для открытого хирургического лечения кист печени могут быть только разрыв кист с кровотечением и подкапсульное расположение с высоким риском разрыва. Хирургическая тактика. Основной способ лечения билиарных кист — пункционное дренирование с последующими сеансами химической абляции 95% этанолом, включая кисты диаметром более 10 см. При осложнениях заболевания или лечения производят частичное иссечение (фенестрацию) выступающей над поверхностью печени «крыши» кисты после предварительной пункции и эвакуации её содержимого. Оставшиеся стенки обрабатывают 96% раствором этилового спирта, аргоновым или электрокоагулятором. При сообщении полости кисты с желчным протоком последний должен быть тщательно ушит. [стр. 617 ⇒]

Резекция печени у пациентов с макрососудистой инвазией должна проводиться у «сохранных» пациентов и в специализированных центрах опытными хирургами. Наличие отдалённых метастазов служит противопоказанием для резекции печени. После резекции печени по поводу ГЦР рецидив заболевания развивается у 70% больных в течение 5 лет. В настоящее время ведутся поиски сокращения частоты рецидивирования ГЦР после радикального лечения: неоадъювантная трансартериальная химиоэмболизация (ТАХЭ), адъювантная ТАХЭ, таргетная терапия, химиотерапия, иммунотерапия лимфоцитами, активированным интерлейкином-2, применение интерферона, ретиноидов, витамина К2. Пока ни одна из схем неоадъювантной или адъювантной терапии не показала убедительных результатов. Возникновение рецидива требует повторной переоценки стадии заболевания и соответствующей терапии. Трансплантации печени имеет то преимущество, что по сути дела позволяет оказать одномоментное лечебное воздействие как на онкологический процесс, так и на цирроз печени. Дефицит донорских органов заставляет стремиться к достижению максимальной эффективности данного метода. С этой целью используются критерии, позволяющие подбирать наиболее подходящих кандидатов с хорошим прогнозом после трансплантации органа. Благодаря разработанным в 1996 г. Миланским критериям (солитарная опухоль диаметром <5 см или не более 3 узлов диаметром < 3 см) 4-летняя общая выживаемость стала достигать 85%, что соответствовало результатам трансплантации по поводу цирроза печени без ГЦР. При выборе метода лечения (резекция или ТП) следует придерживаться следующей тактики: предпочтительно выполнять трансплантацию пациентам с ранним ГЦР и декомпенсированным циррозом (классы В или С по Чайлд-Пью), а резекцию — больным с резектабельным ГЦР и удовлетворительными показателями печени (класс А). Экстрапечёночное поражение и макрососудистая инвазия служат противопоказанием для трансплантации. «Мост» к трансплантации используют у пациентов, подходящих для данной лечебной опции и включённых в лист ожидания, с целью снижения риска прогрессии заболевания. С учётом низкого уровня доказательности исследований представленного подхода рекомендуется выполнение радиочастотной абляции (РЧА) в качестве первой линии, ТАХЭ — в качестве второй — пациентам,... [стр. 627 ⇒]

В США, по данным SRTR (Scientific Registry of Transplant Recipients), ТАХЭ является наиболее используемой техникой и выполняется более чем у 70% пациентов в листе ожиданий трансплантации по поводу ГЦР. Локальная деструкция позволяет прицельно воздействовать на поражённые участки печени посредством термического (РЧА, микроволновая абляция) или химического (инъекция этанола) эффекта. Процедуры могут быть проведены чрескожно, открыто или лапароскопически. Они показаны пациентам, общее состояние которых не позволяет выполнить резекцию печени. РЧА в ходе ряда рандомизированных контролируемых исследований, сравнивающих различные методы локальной деструкции, показала наилучшие результаты и в настоящее время является наиболее эффективной и изученной методикой (рис. 37.1). Онкологическая целесообразность лимитирует применение локальной деструкции максимальным размером очага более 3 см и количеством более 3. Локальная деструкция не является альтернативой резекции печени, и при возможности радикального удаления очага необходимо выполнение резекционного вмешательства. По данным метаанализа, в котором оценивали результаты хирургического лечения и РЧА пациентов с ГЦР малых размеров, в группе локальной деструкции выявлена достоверно большая частота развития локальных рецидивов в течение 5 лет (19,0 про... [стр. 628 ⇒]

План лечения больных с колоректальнными метастазами в печени должен быть обсуждён мультидисциплинарной группой, особенно если обнаружены потенциально резектабельные метастазы. Вместе с тем решение вопроса об операбельности больного и резектабельности метастазов в печени на всех этапах лечения должен принимать опытный хирург из специализированной клиники. В настоящее время критерии резектабельности метастатического рака печени пересмотрены. Так, множественные метастазы и билобарное поражение уже не считают противопоказаниями к радикальному лечению, благодаря более широкому внедрению методик поэтапной резекции и радиочастотной абляции новообразований, назначению курсов неоадъювантной терапии. Кроме того, нет жёстких ограничений в отношении размеров метастазов, возможно выполнение операций по удалению синхронных внепечёночных метастазов. Разработаны методики резекции нижней полой и печёночных вен с последующей их реконструкцией. Также более не являются противопоказанием к оперативному вмешательству поражение лимфатических узлов ворот печени, границы резекции менее 1 см от края опухолевого узла. Эмболизация правой воротной вены позволяет проводить правостороннюю гемигепатэктомию у пациентов с малым объёмом паренхимы левой доли. Критерии неоперабельности, которыми в настоящее время следует руководствоваться в рутинной клинической практике, можно сформулировать следующим образом: • поражение 6 и более сегментов печени; • поражение >70% паренхимы печени; • инвазия устьев 3 основных печёночных вен; • низкий функциональный резерв печени (класс В или С по Child-Pugh); • неудалимые внепечёночные метастазы. Система Oncosurge определяет резектабельность метастазов как возможность резекции всех метастазов печени с сохранением негативных границ >1 см и остаточного объёма здоровой печени >20%. В этой системе прогностическими факторами являются функциональное состояние пациента и исходный процент здоровой печени. Наличие внепечёночных метастазов (в лимфатические узлы ворот печени, лёгкие, яичники и/или в надпочечники) не является формальным противопоказанием к проведению резекции печени. Приблизительно у 20% пациентов с метастазами... [стр. 661 ⇒]

На первом этапе выполняют выключение из портального кровотока наиболее поражённой доли и разделение паренхимы печени in situ, с целью стимуляции компенсаторной гипертрофии контралатеральной «перспективной» доли печени, что дополняют методами абляции метастазов или атипичной её резекцией. Вторым этапом через 1-3 нед после того, как гипертрофия остающейся части печени становится достаточной, удаляют поражённую метастазами долю печени с ранее прекращённым портальным кровотоком. Вместе с тем эта операция требует тщательного отбора больных, имеет очень ограниченные показания, чревата большим процентом септических и желчных осложнений, сопровождается высокой послеоперационной летальностью. При внепечёночном распространении рака толстой кишки тактика неоднозначна. Если имеет место врастание опухолевого узла печени в диафрагму или надпочечник, то, как правило, не составляет больших проблем выполнить резекцию этих органов. Отдалённые внепечёночные метастазы делят на две группы: • лёгочные; • внелёгочные. Такое деление связано с тем, что метастазы рака толстой кишки в лёгких оказываются более чувствительны к химиотерапии по сравнению с метастазами других локализаций. Поэтому множественные нерезектабельные метастазы в лёгких не исключают целесообразности резекции печени по поводу метастазов в печени. Естественно, при резектабельных лёгочных метастазах предпочтение следует отдавать резекции лёгких на очередном этапе лечения. Вторая группа внепечёночных метастазов неоднородна. Так, например, метастазы в яичники, надпочечники целесообразно убирать. Сложнее с поражением лимфатических узлов — внепечёночные метастазы условно разделяют на метастазы с поражением лимфатических узлов ворот печени и парааортальных групп лимфатических узлов. В его основе лежит разный прогноз при той и другой локализации метастазов в лимфатических узлах. Операцию на печени всегда начинают с лимфодиссекции ворот. При этом даже наличие в них метастазов даёт приемлемые результаты отдалённой выживаемости. Метастазы в лимфатических узлах околочревной группы и парааортальных лимфатических узлах даже при макроскопически радикальной операции исключают 5-летнюю выживаемость. Неудалимые метастазы в лимфатических узлах забрюшинного пространства и ворот печени, по мнению исследователей, исключают целесообразность резекции печени. Лечение таким больным всегда необходимо начинать с системной химиотерапии. [стр. 666 ⇒]

Отдалённые результаты резекций печени у пациентов с метастазами в печень нейроэндокринного рака различных локализаций показали зависимость от степени дифференцировки и пролиферативной активности опухолевых клеток. При низкой дифференцировке опухолевых клеток (индекс Ki-67 >20%) только 1 пациент из 18 оперированных прожил более 60 мес. Медиана продолжительности жизни в этой группе составила 14 мес, а общая выживаемость в сроки наблюдения 5 лет — 6%. При высокой дифференцировке опухолевых клеток (Ki-67 <15%) выживаемость в сроки наблюдения 5 лет составила 89%. При величине индекса Ki-67 ^15% — только 36%. Таким образом, степень дифференцировки опухолевых клеток и пролиферативный индекс Ki-67 имеют высокую прогностическую значимость, в отличие от такого фактора, как распространённость процесса в печени. Показания для пересадки печени у больных с метастатическим поражением печени нейроэндокринными опухолями определяют следующим образом. «Метастатические нейроэндокринные опухоли у людей с гормональными симптомами, не поддающимися медикаментозной коррекции и изолированным поражением печени, которым ранее выполнена радикальная резекция первичного очага и метастазов в печени» (Fendrich V., Michl P. et al., 2010). В настоящее время в литературе описаны чуть более 300 случаев ТП, выполненной по поводу метастазов нейроэндокринных опухолей. В результате метаанализа 20 исследований, объединяющих 89 пациентов с метастазами в печень NET поджелудочной железы, которым была проведена пересадка печени, общая выживаемость в сроки наблюдения 1,3,5 лет составила 71, 55,44% соответственно, а безрецидивная выживаемость составила 84, 47, 47% в те же сроки наблюдения. Для метастатического нейроэндокринного рака резекция печени, в том числе ТП, может обеспечить длительную выживаемость и во многих случаях вылечить больного. Паллиативная помощь при метастазах нейроэндокринного рака в печени заключается в контроле гормональных синдромов методами локорегионарного (радиочастотная или микроволновая абляция, криоабляция, введение этанола в опухолевые узлы печени, трансартериальные вмешательства на печени — эмболизация, химиоэмболизация, радиоэмболизации) или системного лечения — радиорецепторная терапия, биотерапия и химиотерапия. Неколоректальные не-нейроэндокринные метастазы в печень протекают по-другому. Для анализа результатов лечения многие авторы объединяют схожие нозологии в общие груп... [стр. 676 ⇒]

Франциско — одиночный узел диаметром менее 6,5 см или не более трёх узлов до 4,5 см каждый, но не более 8 см в общей сумме, 5-летняя выживаемость составляет 50%. Для уменьшения размеров опухоли (downstaging) до операции могут применяться трансартериальная химиоэмболизация, радиочастотная абляция или алкоголизация опухоли. Реже показания к ТП могут возникать: при муковисцидозе, амилоидной полинейропатии, тирозинемии, оксалурии, фульминантной печёночной недостаточности, альвеококкозе. Независимо от этиологии, цирроз печени становится причиной гибели пациентов, как правило, в связи с развитием одного или нескольких осложнений: кровотечения из варикозных вен пищевода, асцита, энцефалопатии, геморрагического синдрома, трансформации в гепатоцеллюлярную карциному. При постановке показаний к ТП необходимо оценить степень выраженности печёночно-клеточной недостаточности и клинически значимые проявления синдрома ПГ. Такие серьёзные осложнения, как асцит, кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода, печёночная энцефалопатия, асцитперитонит, гепаторенальный синдром, ухудшают прогноз жизни больного циррозом печени. Именно они определяют жизненный прогноз и степень императивности показаний при циррозе печени. Прогноз у каждого пациента может быть оценён с помощью шкалы MELD (Modelfor End-Stage Liver Disease), рассчитывающейся по формуле: MELD = 3,78[/л билирубин ф] + 11,2[/л MHO] + 9,57[/л креатин ф] + + 6,4(при гемодиализе значение креатина принимают за 4 ( Ш . [стр. 878 ⇒]

Пациенты с тотальным поражением нижних конечностей (6) лечились десятилетиями. Осложнений не наблюдалось. Обсуждение: Микропена под влиянием дисперстности, статического заряда и сил поверхностного натяжения на микропузырьках равномерно занимает всю венозную емкость склерозируемой поверхности, в том числе блокируя несостоятельные перфоранты, не вызывает реакции глубоких вен при адекватной компрессии и активном поведении пациента сразу после сеанса склеротерапии. При мальформациях с элементами а-в коммуникаций проникновения склерозанта в артериальное русло не происходит, по нашему мнению, вследствие градиента давления. Выводы: 1. Микропенная склеротерапия этоксисклеролом является методом выбора при лечении врожденных венозных мальформаций любых локализаций и объемов как самостоятельный метод и как окончательный этап комплексного лечения. 2. Дуплексное сканирование является необходимым и достаточным компонентом комплекса лечебно-диагностических мероприятий для адекватного лечения венозных мальформаций в условиях амбулаторного центра. 3. Систематический прием МОФФ «Детралекс» в совокупности с пожизненным ношением трикотажа 2 класса компрессии обеспечивает устойчивый эффект лечения венозных мальформаций в условиях амбулаторного центра. НИЗКИЙ УРОВЕНЬ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ КРОВОПОТЕРИ ПРИ КОМПЛЕКСНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАЛОИНВАЗИВНЫХ МАНИПУЛЯЦИЙ, ТАКИХ КАК ЭМБОЛИЗАЦИЯ И РАДИОЧАСТОТНАЯ АБЛЯЦИЯ У БОЛЬНЫХ С МЕТАСТАТИЧЕСКИМ ПОРАЖЕНИЕМ ПЕЧЕНИ КОЛОРЕКТАЛЬНЫМ РАКОМ Ковальский А. В. Асташов В. Л. ГВКГ им. Н. Н. Бурденко г. Москва Россия... [стр. 206 ⇒]

Как условно радикальный метод лечения при метастатическом поражении печени колоректальным раком хирургическая резекция стоит на первом месте [Симонов Н. Н. 2002], при этом максимальный объём кровопотери составляет 2,4 литра [Вишневский В. А. 2008]. Альтернатива –сочетание методов локального воздействия на очаг метастатического поражения, такие как радиочастотной абляции и эмболизация. Цель: оценить эффективности комплексного использования малоинвазивных манипуляций таких как эмболизация и радиочастотная абляция в паллиативном лечении метастатического поражении печени при ККР с целью уменьшения основного объёма интраоперационной кровопотери. Материалы и методы: на базе хирургического отделения ФГКУ ГВКГ им. Н.Н. Бурденко нами проведено лечение и анализ семи пациентов с метастатическими поражениями печени колоректальным раком. Средний возраст больных составил 61,0±4,0 года, из них двое (28%) женщин и пятеро (74%) мужчины. Длительность 206... [стр. 206 ⇒]

В первую, основную группу, вошли два пациента, которым вместе с эмболизацией применялась радиочастотная абляция. Во вторую, контрольную группу, вошли пятеро пациентов, которым выполнялась эмболизация совместно с операцией. Группы были сопоставимы по возрасту, длительности течения КРР, а также по наличию сопутствующей патологии – метастатическому поражению печени. Все пациенты получали базовое лечение, которое включало оперативные вмешательства и консервативное лечение. Выполнялась селективная и суперселективная эмболизация масляной эмульсией химиопрепарата. Липиодол, Оптирей в сочетании с Элоксатин, Цисплатин, Платинад, Оксалиплатин. Применялись микросферы Bead Block 500–700 мкм, 300–300 мкм. Применение РЧА в лечении единичных билобарных метастастазов. Результаты: с использованием РЧА кровопотеря в среднем 165 мл, кровопотеря в результате эмболизации в среднем 300 мл крови. Объём интраоперационной потери в среднем составляло до 450 мл. Послеоперационный период в первой группе протекал более гладко. Показатели гемодинамик и показатели контрольных методов исследования при комплексном использовании малоинвазивных манипуляций в послеоперационном периоде значительно лучше, регрессия клинических симптомов наступила на 8 и 10 день. Выводы: таким образом, в настоящее время можно говорить о том, что больные с метестатическим поражением печени при ККР являются в большинстве своем куррабельной группой пациентов, успешность лечения которых напрямую зависит от совершенствования имеющихся методик воздействия на опухолевые ткани. Низкий уровень интраоперационной кровопотери свидетельствует о возможности и целесообразности комплексного использования малоинвазивных манипуляций таких как эмболизация и радиочастотная абляция у больных с метастатическим поражением печени при колоректальном раке. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ГИБРИДНЫХ ОПЕРАТИВНЫХ МЕТОДИК ПРИ ЛЕЧЕНИИ ПАЦИЕНТОВ С КРИТИЧЕСКОЙ ИШЕМИЕЙ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ Койдан А. А.1, Баталин И. В.1, Вавилов В. Н.1, Капутин М. Ю.3, Атмадзас А. В.2, Атмадзас К. А.2, Курьянов П. С.2 НИИ хирургии и неотложной медицины ПСПбГМУ им. акад. И. П. Павлова, ГБУЗ «Городская больница №14», СПб НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе, г. Санкт-Петербург, Россия... [стр. 207 ⇒]

НИЗКИЙ УРОВЕНЬ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ КРОВОПОТЕРИ ПРИ КОМПЛЕКСНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАЛОИНВАЗИВНЫХ МАНИПУЛЯЦИЙ, ТАКИХ КАК ЭМБОЛИЗАЦИЯ И РАДИОЧАСТОТНАЯ АБЛЯЦИЯ У БОЛЬНЫХ С МЕТАСТАТИЧЕСКИМ ПОРАЖЕНИЕМ ПЕЧЕНИ КОЛОРЕКТАЛЬНЫМ РАКОМ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ГИБРИДНЫХ ОПЕРАТИВНЫХ МЕТОДИК ПРИ ЛЕЧЕНИИ ПАЦИЕНТОВ С КРИТИЧЕСКОЙ ИШЕМИЕЙ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ Койдан А.А., Баталин И.В., Вавилов В.Н., Капутин М.Ю., Атмадзас А.В., ВЛИЯНИЕ МЕТОДА ПЕРИОПЕРАЦИОННОЙ АНАЛЬГЕЗИИ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ ПОСЛЕ ОТКРЫТОЙ ХИРУРГИИ АБДОМИНАЛЬНОЙ АОРТЫ Кожанова А.В., Сизов В.А., Букарев А.Е., Ивандаев А.С., Ильин С.А., НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ АНЕВРИЗМ ВОСХОДЯЩЕЙ АОРТЫ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РАЗЛИЧНОЙ ХИРУРГИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ СОЧЕТАННЫЕ ОПЕРАЦИИ У ПАЦИЕНТОВ СО ЗНАЧИМЫМ КАРОТИДНЫМ СТЕНОЗОМ И МНОГОСОСУДИСТЫМ ПОРАЖЕНИЕМ КОРОНАРНЫХ АРТЕРИЙ ОПТИМАЛЬНЫЙ МЕТОД РЕКОНСТРУКЦИИ ПОЗВОНОЧНОЙ АРТЕРИИ В ПЕРВОМ СЕГМЕНТЕ ПРИ ЕЕ АТЕРОСКЛЕРОТИЧЕСКОМ СТЕНОЗЕ ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ С РАССЛОЕНИЕМ АОРТЫ ТИПА А И МАЛЬПЕРФУЗИЕЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ ВАРИКОЗНЫХ БОЛЬНЫХ МЕТОДОМ РЧА ОБЩАЯ И ПЕРВИЧНАЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ВАРИКОЗНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ СТ. ТЮМЕНЬ ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ АОРТО-БЕДРЕННЫХ РЕКОНСТРУКЦИЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РАЗЛИЧНЫХ СИНТЕТИЧЕСКИХ ПРОТЕЗОВ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СКЛЕРОХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ВАРИКОЗНОЙ БОЛЕЗНИ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ 544... [стр. 544 ⇒]

По данным ВОЗ, треть взрослого населения планеты страдает теми или иными заболеваниями печени. Для радикального лечения тяжелых ее поражений, таких как терминальные диффузные заболевания различной этиологии и очаговые опухолевые образования, в мировой практике все шире используется трансплантация, а также частичная резекция печени [8]. В современной хирургической гепатологии огромное значение придается профилактике кровопотери. Для этой цели успешно используется современное оборудование, позволяющее осуществлять электролигирование сосудов технологией LigaSure™, ультразвуковую кавитационную хирургическую аспирацию (CUSA), водоструйную диссекцию (WaterJet), аргоноплазменную коагуляцию, радиочастотную абляцию [1]. Для снижения объема интраоперационной кровопотери используются также техники сосудистого контроля [7] – превентивная сосудистая изоляция печени в различных ее вариантах в сочетании со снижением центрального венозного давления и обработкой резекционной поверхности препаратами на основе фибрина. Наиболее доступным и легко осуществимым является пережатие печеночно-двенадцатиперстной связки (ПДС), внедренное еще в 1908 году ирландским хирургом Принглом [8]. Такой вариант сосудистой изоляции позволяет редуцировать артериальный и портальный приток крови в печень без значимых гемодинамических нарушений. Однако вследствие ишемии и последующей реперфузии органа запускается каскад метаболических, морфологических и иммунологических изменений [9, 12], получивших название ишемически-реперфузионного синдрома (ИРС), который потенциально может привести к развитию печеночной недостаточности в раннем послеоперационном периоде [14], что особенно опасно для пациентов с хроническим гепатитом и циррозом печени. Помимо этого, имеются данные [17] об ускорении роста колоректальных микрометастазов при длительном ишемическом повреждении печени в условиях сосудистой окклюзии. Кроме того, ИРС трансплантата разной степени выраженности присутствует при каждой трансплан... [стр. 51 ⇒]

Резекция печени в сочетании с локальным воздействием на опухоль При билобарном поражении показано выполнение гемигепатэктомии на стороне, имеющей больший объём поражения, в сочетании с иссечением единичных мелких метастазов в противоположной доле или с использованием одного из методов локальной деструкции опухоли. Важное условие для использования методов локальной деструкции опухоли — наличие небольших размеров очагов и ограниченное их число, чтобы разрушение опухоли не вызывало значительных нарушений функции оставшейся после резекции доли печени. Локальные воздействия на опухоль выполняются или во время основного оперативного вмешательства, или в раннем послеоперационном периоде —после стабилизации состояния больного. Выделяют 3 основных способа локальной деструкции опухоли. • Внутриопухолевое введение этанола. Процедура заключается в чрескожном внутриопухолевом введении 99,5% спирта под ультразвуковым контролем или непосредственно во время операции. Введение спирта в опухоль вызывает гибель опухолевых клеток вследствие клеточной дегидратации, развития микрососудистых тромбозов и коагуляционных некрозов с формированием последующего фиброза. Противопоказания для данного метода —размеры опухоли более 5 см в диаметре или наличие более 3 опухолевых узлов. Осложнения (разрыв опухоли, жёлчный перитонит, кровотечение, диссеминация опухоли по ходу пункционного канала) крайне редки. Однако эффективность метода достаточно низкая, поэтому в последние годы предпочтение отдаётся таким методам локальной деструкции опухоли, как крио- и радиочастотная абляция. • Криоабляция. Эффект воздействия на опухолевую ткань основан на развитии некроза тканей, вызванного прямым воздействием холода, и образованием микрососудистых тромбозов. Криоаппликатор подводят непосредственно к опухоли, и замораживание происходит путём охлаждения аппликатора жидким азотом до температуры -180 °С. Помимо сочетанного с резекцией печени применения криоабляции, этот вариант может использоваться самостоятельно при лечении злокачественных опухолей на фоне выраженного цирроза печени, когда выполнение резекции непереносимо для больного. • Термоабляция. Наибольшее распространение получила радиочастотная абляция. Локальное гипертермическое воздействие при температуре свыше 50 °С с помощью этого метода приводит к развитию коагуляционного некроза сферической формы с последующим замещением его соединительной тканью. Метод радиочастотной абляции может быть использован как интраоперационно, так и без операции — путём чрескожного доступа под контролем УЗИ (данный доступ предпочтителен в настоящее время). Частота полного некроза опухоли при использовании метода в случае гепатоцеллюлярного рака достигает 80%, при метастазах колоректального рака — 70% (в том случае, если размер опухолевого узла не превышает 4 см в диаметре). Если диаметр опухолевого узла превышает возможную зону некроза, применяют специальные методики перекрывающихся полей. Общая частота тяжёлых осложнений... [стр. 577 ⇒]

Радиочастотная абляция в последние годы находит всё большее применение как самостоятельный метод лечения метастатического поражения печени, а также как метод лечения резектабельного гепатоцеллюлярного рака на фоне цирроза печени в стадии А и В по Чайлду-Пъю. Годичная, 2- и 3-летняя выживаемость при этом составляет 95%, 86% и 80% соответственно. [стр. 578 ⇒]

Хирургическая тактика Тактика лечения гепатоцеллюлярного рака. • При резектабельной опухоли и отсутствии цирроза (наличии компенсированного цирроза) показано выполнение резекции печени в объёме гемигепатили сегментэктомии (бисегментэктомии). • При билатеральном поражении возможно сочетание резекции печени с одним из методов локальной деструкции опухоли. • В случае резектабельной опухоли и декомпенсированного цирроза показана трансплантация печени, при её невозможности —чрескожная радиочастотная абляция опухоли. • Нерезектабельная опухоль служит показанием к проведению химиоинфузии и химиоэмболизации печёночной артерии в целях уменьшения размеров опухоли и перевода её в резектабельное состояние. • При выявлении внутрипечёночного рецидива опухоли после выполнения радикальных резекций показаны ререзекция печени или её локальная деструкция. • При распространённой форме опухоли, отдалённых метастазах возможно проведение системной химиотерапии. [стр. 578 ⇒]

Предоперационная химиотерапия (<системная и регионарная) возможна при нерезектабельных колоректальных метастазах в пегень в целях попытки перевода опухоли в резектабельное состояние. Она позволяет у 15% больных с нерезектабельными метастазами колоректального рака добиться уменьшения размеров опухоли и выполнить радикальную операцию. Послеоперационная химиотерапия показана после резекций печени по поводу метастазов колоректального рака и позволяет повысить 5-летнюю выживаемость с 30% (только при хирургическом лечении) до 50%. Рецидив заболевания после резекции печени по поводу метастазов колоректального рака возникает у 65-85% больных, причём у У3из них —с локализацией только в печени. В таких случаях при изолированном внутрипечёночном рецидиве возможно выполнение повторной резекции печени даже после ранее перенесённой гемигепатэктомии. Трёх- и пятилетняя выживаемость при выполнении ререзекций печени при колоректальных метастазах составляет 45-60% и 30-40% соответственно и сопоставима с продолжительностью жизни больных, перенёсших первичные резекции печени. При невозможности выполнения повторной резекции печени для лечения рецидива показано использование одного из методов локальной деструкции опухоли (предпочтительно радиочастотной абляции) в сочетании с регионарной или системной химиотерапией. [стр. 580 ⇒]

Тем не менее при тщательном отборе пациентов гепатэктомия по поводу метастазов колоректального рака может сопровождаться 5-летней выживаемостью около 30% [130]. Несмотря на то что наиболее широко принятым критерием для резекции служит от одного до трех резектабельных метастазов в одной доле печени, многие хирурги в настоящее время расширяют для нее показания. Возможно, наиболее убедительный аргумент в пользу гепатэктомии появился благодаря регистру печеночных метастазов в США [131]. В многоцентровом долгосрочном исследовании эта группа обнаружила, что после резекции колоректальных печеночных метастазов рецидивы были крайне редко после 3-летнего безрецидивного периода, указывая, что примерно 30% подвергшихся резекции пациентов эффективно излечиваются. Однако в настоящее время это наблюдение было оспорено проспективным исследованием группы по анализу опухолей ЖКТ, которое показало продолжающееся снижение частоты выживаемости в течение 5 лет после операции [132]. Выбор времени резекции печени также обсуждается. Хотя некоторые хирурги выступают в защиту проведения операции незамедлительно, особенно, когда метастазы обнаруживают одновременно с первичной опухолью, ведущие авторитеты указывают, что откладывание операции на 3—4 мес с интенсивным обследованием для повторной оценки стадии и проведение ее по истечении этого срока вполне приемлемо [133]. При таком подходе пациенты с быстро прогрессирующим заболеванием, у которых маловероятны преимущества резекции, будут оберегаться от бесплодного объемного оперативного вмешательства. У части пациентов с поражением печени, неустранимым резекцией, может применяться абляция in situ с использованием криотерапии или радиочастотной энергии [134]. Это может продлить выживаемость, но все еще относится к паллиативным мерам. Метастазы в легкие также можно устранить с помощью резекции, но поскольку только у 10% пациентов возникают такие метастазы и только у 10% из них метастазы ограничиваются легкими, крайне малое число пациентов будет подходить для резекции. Несмотря на это сегментарная резекция легкого может сопровождаться 5-летней выживаемостью 20-40% [135]. [стр. 65 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "абляция печени": [313] [5] [12] [39] [25] [66] [131] [12] [12] [15] [18] [25] [7] [97] [43] [51] [52] [107] [360] [14] [39] [22] [32] [8] [7] [8] [8] [24] [8] [337] [337] [6] [165] [32] [3] [5] [25] [3] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1] [1]