Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Гной




На рис. 58 вы видите тот самый глубокий анатомический слой предплечья, в котором образуется этот важнейший затек при тендовагинитах большого пальца и мизинца. Но могут образоваться и более поверхностные затеки, что объясняется анатомическим строением синовиального влагалища II—V пальцев. Дело в том, что синовиальный мешок общего влагалища II—V пальцев не окружает со всех сторон все сухожилия сгибателей пальцев, как это обычно представляют, а разделяется на три слепых с лучевой стороны отделения, одно из которых расположено впереди сухожилий поверхностного сгибателя, другое — между ними и сухожилиями глубокого сгибателя, а третье — позади этих сухожилий (рис. 59). Все три отделения оканчиваются на предплечье, над lig. Рис carpi transvcrsum, отдельными слепыми мешка- °9- C x e v i a с т Р о е и и я , медиального синониальс ми. Ьсли гнои прорвется из самого глубокого отv v J ною мошка ладони. деления, то он разливается по поверхности m. pronatoris quadrati; если же из среднего, то затек на предплечье образуется между поверхностным и глубоким сгибателями пальцев. Наконец, в редких случаях прорыва гноя из поверхностного отделения может образоваться поверхностный абсцесс под фасцией предплечья, на поверхности пучка сухожилий или между ними. При этой и другой форме первичного излияния гноя в дальнейшем неизбежно развивается весьма распространенная и неудержимо прогрессирующая межмышечная флегмона предплечья. Гной следует по тем межфасииальным промежуткам, в которых расположены нервы и сосуды предплечья, т. е. прежде всего в самом важном анатомическом промежутке, между поверхностным сгибателем пальцев, с одной стороны, и глубоким сгибателем пальцев с длинным сгибателем большого пальца — с другой. Здесь расположен п. medianus и здесь же происходит деление a. cubitalis на a. radialis и a. ulnaris, а от последней отходит a. interossea. Кроме того, всегда нагноение распространяется и вдоль a. radialis, т. е. в желобке между m. brachioradialis, с одной стороны, и m. pronator teres и т. flexor carpi radialis — с другой. И этим путем, и первым (вдоль п. medianus и a. cubitalis) гной поднимается в локтевую ямку, дно которой составляет сухожилие m. brachialis, а края — т. brachioradialis и мышцы, начинающиеся от epicondylus humeri medialis. Из этой ямки гной легко может подняться еще выше, следуя по промежутку между m. brachialis и т. brachioradialis, а затем вдоль лучевого нерва, по его спиральному пути вокруг плечевой кости. Еще серьезнее обстоит дело с распространением гноя в самой глубине предплечья по membrana interossea. Гной поднимается вверх вдоль межкостной перепонки и достигает того отверстия в верхней части ее, через которое уходит на тыльную сторону предплечья a. interossea dorsalis. Вместе с этой артерией гной проникает в самый глубокий межмышечный промежуток тыльной стороны предплечья; он проникает в щель между m. supinator и т. abductor pollicis longus и образует затек между этими мышцами и более поверхностными, берущими начало на epicondylus humeri lateralis (m. extensor digitorum communis, m. extensor carpi ulnaris). Эти поверхностные мышцы, покрытые очень плотной фасцией, не дают гною проникнуть к поверхности, мешают образоваться заметной припухлое... [стр. 203 ⇒]

В таких случаях он также выходит на поверхность в боковом шейном треугольнике. Абсцессы, развивающиеся от очагов в задней части поперечного отростка, в дужке или остистом отростке, распространяются между задними мышцами шеи. Чаще всего образуется абсцесс в толще m. semispinalis colli. Такие задние абсцессы обыкновенно развиваются медленно и дают затеки далеко вниз. В позвоночный канал гной проникает через межпозвоночные отверстия или через размягченные желтые связки. Редко гной образует при этом кольцевидный абсцесс вокруг твердой мозговой оболочки, обычно же он локализуется на передней или задней ее поверхности. Однако при тяжелой инфекции и глубоком поражении костей иногда наблюдали диффузный гнойный перипахименингит; в случае Морена (Morian) он распространялся от III шейного до III поясничного позвонка. Проникание гноя в позвоночный канал часто приводит к тромбофлебиту plexus vertebralis. Поверхность твердой мозговой оболочки покрывается грануляциями. Редко дело доходит до прорыва ее гноем, но если это случается, то больной умирает от гнойного менингита. Даже и в тех случаях, когда не было прорыва гноя через твердую оболочку, мягкая оболочка спинного мозга бывает гиперемирована, а в самом мозгу находят ограниченные очаги миелита. В случаях Шульте (Schulte), а также Мэкинз и Эббот (Makins и Abbott) на аутопсии были найдены гнойные очаги в коре мозжечка и в затылочно-теменной области большого мозга. По-видимому, это были пиемические метастазы; обычно же изменения находят только в спинном мозгу на уровне остеомиелитического очага в виде гиперемии, отека и воспалительной инфильтрации вещества мозга. В некоторых случаях дело доходило до тяжелого поперечного миелита с полным распадом мозгового вещества и вялой параплегией. В тех случаях, когда гной проникал в позвоночный канал, на операции после вскрытия наружного абсцесса в позвоночном желобе иногда можно было видеть, что гной сочился из глубины через межпозвоночное отверстие или дефект в желтой связке. Из 85 случаев остеомиелита позвонков, которые собрал Гризель, в 31 случае гной был в позвоночном канале. Во многих случаях остеомиелита позвоночника клинически определяются симптомы раздражения спинного мозга. Они могут появиться уже в то время, когда еще нельзя установить поражения позвонков, и иногда настолько резко выражены, что можно предположить цереброспинальный менингит (ригидность затылка, повышение рефлексов). Если гной сдавливает спинной мозг, то появляются симптомы спастические и паралитические. Сдавление спинного мозга всего чаще бывает в шейно-грудном и верхнегрудном отделах позвоночника. В зависимости от высоты и расположения абсцесса сдавление проявляется спастической или вялой параплегией, иногда распространяющейся и на верхние конечности, или гемиплегией. Раннее вскрытие и дренаж позвоночного канала приводят к быстрому выздоровлению; но если сдавление продолжалось долго, то выздоровление может затянуться на срок до года и быть неполным. При сдавлении в нижней поясничной части позвоночника caudae equinae могут исчезнуть коленные рефлексы, появиться задержка мочи, частичные мышечные атрофии с реакцией перерождения. [стр. 253 ⇒]

Косой разрез через широкие брюшные мышцы в поясничной области. После разреза воспалительно утолщенной поперечной брюшной фасции хлынул в большом количестве густой гной с резким аммиачным запахом; он помешался в обширной забрюшинной полости, на медиальной стенке которой прощупывались поперечные отростки поясничных позвонков, покрытые надкостницей, связками и начальными пучками мышц, а также большая поясничная мышца, по-видимому, покрытая своей фасцией; гребешок подвздошной кости также ясно прощупывался, но нигде не был обнажен от надкостницы. Вверху прощупывался нижний полюс почки, покрытой жировой капсулой. Гнойная полость дренирована толстой резиновой трубкой и большим марлевым выпускником. После операции наступило быстрое улучшение, температура в несколько дней стала нормальной, гнойная полость очистилась и быстро уменьшалась. Ко времени выписки девочка чувствовала себя вполне здоровой, и на месте операции остался неглубокий желобок длиной в 8 см, выстланный здоровыми грануляциями. 3. Остеомиелит дужки и поперечного отростка поясничного позвонка. Пелагея П., 15 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 25/VI 1911 г. Заболела 3 недели назад, среди полного здоровья. Сперва начались боли в правой ноге и общее недомогание, но не настолько значительные, чтобы больная должна была слечь, затем появилась болезненная припухлость в левой поясничной области. Поступила с огромным скоплением гноя, выпячивающим почти всю левую поясничную область и боковую стенку живота и покрывающим, кроме того, верхнюю часть крыла подвздошной кости. Ходить не может, левая нога согнута в тазобедренном суставе. Остистые отростки позвонков не болезненны при давлении, значительная общая слабость и малокровие; температура 37,4°. Моча чиста, белка не содержит. 26/VI операция под эфирным наркозом. Косым поясничным разрезом длиной в 12-13 см вскрыта огромная полость, содержавшая около 3 л жидкого гноя. Брюшина задней стенки живота отслоена гноем на большом пространстве; гной спускается очень далеко вниз вдоль передней поверхности крестца, не отслоив, однако, от нее прямую кишку; выпрямляющая туловище мышца расслоена гноем на большом протяжении; большая поясничная мышца отделена гноем со всех сторон и свободно болтается в полости; вверх до почки полость не доходит и почка не обнажена. Поперечный отросток III поясничного позвонка обнажен от надкостницы и изъеден настолько, что конец его торчит в виде острого шипа; обнажена от надкостницы и дужка позвонка на протяжении от поперечного отростка до тела позвонка. Поперечный отросток отломан секвестральными щипцами, а малый таз введена дренажная резиновая трубка, и вся полость выполнена марлевыми тампонами. Под конец операции пульс крайне ослабел и только на следующий день поправился под влиянием камфоры и вливания физиологического раствора. В дальнейшем отделение гноя стало быстро уменьшаться, температура упала до нормы, и выздоровление шло весьма быстро и гладко. 6/VIII больная выписана с полоской грануляций на месте разреза. 4. Забрюшинная флегмона после септического аборта. Анастасия К., 43 лет, поступила в Ташкентскую городскую больницу 10/IV 1921 г. Два месяца назад больной произвели искусственный выкидыш, и с тех пор она тяжело больна. В первое время после выкидыша был сильный жар и потрясающие ознобы. Четыре недели назад начались боли в правой поясничной области, и только вчера больная, лежавшая в гинекологическом отделении, показана хирургу. Она очень измучена болезнью, слаба, бледна. По утрам температура нормальна, по вечерам же поднимается до 39°. В правой поясничной области ясно выраженная эластичная припухлость, очень болезненная при ощупывании. Кожа над ней имеет нормальный вид. Правая нога слегка согнута в тазобедренном суставе и вполне не разгибается. 11/IV операция под эфирным наркозом. Косым поясничным разрезом вскрыт большой гнойник в забрюшинной клетчатке, содержавший около 2 стаканов гноя без запаха. К почке гнойник никакого отношения не имел, и стенки его никаких особенностей не представляли. Полость дренирована двумя резиновыми трубками и марлей. Выздоровление шло быстро, и через 19 дней больная выписана для амбулаторного лечения с неглубокой щелевидной раной, покрытой здоровыми грануляциями. 5. Флегмона во влагалище подвздошно-поясничной мышцы и в забрюшинной клетчатке, начавшаяся от воспаления паховых лимфатических желез. Параскева В., 27 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 13/V 1911 г. Заболела внезапно 10/IV за 2 дня до срочных родов. Появились без видимой причины сильные боли в правой поясничной области и правой ноге; лечилась в участковой больнице и оттуда была направлена для операции. Тяжелое общее состояние, слабость, бледность, небольшое повышение температу... [стр. 316 ⇒]

...psoatis под fascia iliaca. Однако мы заметили, что наибольшей резистентностью при этом обладает задний листок fasciae renalis, ибо во многих случаях очень распространенных забрюшинных флегмон, не имеющих отношения к почке, мы находили его сильно утолщенным и точно отгораживающим почку от обширной гнойной полости. Форма, величина и расположение гнойной полости бывают весьма различными, и эти особенности полости, иногда весьма характерные, стоят в явной зависимости от этиологии флегмоны. Так, при паранефрите часто наблюдаются небольшие и средней величины гнойники, глубоко и высоко расположенные; при флегмонах, исходящих из подвздошных желез, гнойные скопления образуются между брюшиной и fascia iliaca, в подвздошной яме, и отсюда постепенно распространяются вверх, не достигая, однако, верхней части забрюшинного пространства; если флегмона имеет начало в позвоночнике, то она локализуется вблизи него, проникает во влагалище m. psoatis, расслаивает m. erector trunci. Неоднократно наблюдали мы огромные гнойные полости, вмещавшие 2-3 л гноя и простиравшиеся от десятого межреберья до пупартовой связки и малого таза, от позвоночника до средней линии живота. Нередко образуются гнойные затеки в разных направлениях; нам не раз встречались затеки на переднюю поверхность бедра, вдоль бедренных сосудов или во влагалище m. iliopsoatis до малого вертела бедра, затеки под кожу ягодичной области через trigonum Petiti, затек в малый таз, по передней поверхности крестца. Возможны также затеки в глубину ягодичной области через foramen ishiadicum majus, в толщу приводящих мышц бедра через foramen obturatum, в позвоночный или крестцовый канал через foramina intervertebralia, под m. erector trunci и на заднюю поверхность крестца. Через описанный выше hiatus lumbocostalis гной может проникнуть в грудную полость и там распространиться между плеврой и ребрами (периплеврит) или, разрушив плевру, дать начало гнойному плевриту. Иногда гной прокладывает себе дорогу под XII ребром, через апоневроз m. transversi abdominis, под fascia lumbodorsalis или даже под кожу. В таком случае, как и при образовании затека через trigonum Petiti, подкожная, обычно небольшая, гнойная полость сообщается очень маленьким, трудно находимым при операции каналом с глубокой забрюшинной полостью, иногда весьма обширной. Три раза нам встретилась при операции такая двойная сообщающаяся полость. Это надо знать, чтобы не ограничиться вскрытием лишь поверхностного гнойника. Гной забрюшинных флегмон бывает весьма разнообразным: то густой, беловатый, содержащий стафилококки, то более жидкий, сероватый, стрептококковый; дважды нам встретился очень зловонный гной, содержавший газы, что ясно определялось по крепитации еще до операции; в нем мы нашли множество разнообразных палочек и кокков; это были флегмоны аппендикулярного происхождения у стариков. В одном случае гной очень напоминал по виду туберкулезный, но в бульонной культуре выросли стрептококки. При флегмонах аппендикулярного происхождения гной часто имеет резкий запах, как вообще при аппендикулярных гнойниках. Гной огромной давней флегмоны, происшедшей от периостита гребешка подвздошной кости, содержал лишь немного уцелевших лейкоцитов и состоял почти сплошь из распада их, при посеве выросло лишь небольшое число стрептококков. Иногда гной бывает слизистым. [стр. 323 ⇒]

29/ХП операция под хлороформно-эфирным наркозом. Разрез по средней линии от пупка до лобка; брюшина сильно инфильтрирована, с ней на значительном протяжении сращены петли кишок; после разделения сращений опорожнено из брюшной полости огромное количество (около половины ведра) жидкого гноя, наполнявшего весь нижний отдел брюшной полости, от брыжейки поперечной ободочной кишки до малого таза; кишки были оттеснены гноем, покрыты грануляциями, и брюшная полость весьма напоминала обыкновенную гнойную полость при обширной флегмоне. Гной удален марлевыми салфетками, сделаны отверстия в правой и левой боковых частях живота, через них введены резиновые трубки, обернутые марлей; третья трубка введена в малый таз; кроме того, введено два марлевых тампона между кишками и передней брюшной стенкой; рана уменьшена сшиванием брюшины и апоневроза, кожная рана оставлена на всем протяжении открытой. Операцию больная перенесла хорошо, после нее начала поправляться. 6/1 удалены дренажи и тампоны, и еще в течение 2 недель вводили марлевые выпускники в малый таз, где была небольшая задержка гноя. Все, разрезы, кроме срединного, заживали хорошо; в нижнем конце рубца от срединного разреза очень долго оставался свищ, отделявший довольно много гноя; в конце марта исследованием через влагалище был обнаружен обширный инфильтрат в малом тазу, свищ был расширен и в него снова введены марлевые выпускники. Отделение гноя скоро стало уменьшаться, при повторном исследовании констатировано было почти полное рассасывание инфильтрата. К 28/IV отделение из свища почти прекратилось, и больная выписалась. За время болезни она очень сильно исхудала. Около 25/Х больная, проживавшая в 45 км от города, была доставлена в ближайший участковый приемный покой в очень тяжелом состоянии, с симптомами перитонита. На другой день под хлороформным наркозом врачом было вскрыто большое скопление гноя в левой части живота. На следующий день больная умерла. 3. Анна К., 6 лет, поступила в Переславскую земскую больницу 13/V 1914 г. Около 4 недель тому назад девочка, до того бывшая всегда здоровой, внезапно заболела — озноб, жар. В первый день болезни была рвота, но потом больше не повторялась. Лечил все время фельдшер. В последнее время девочка стала жаловаться на боли в животе. При поступлении температура была 39,2°, пульс 125, довольно слабый, живот очень большой и сильно болезненный, в нем очень ясная флюктуация; пупок сильно выпячен, покраснел и готов прорваться. Немедленно операция под эфирным наркозом. Разрезан пупок, и из него сильной струей потек зеленовато-желтый гной. Вытекло не менее 3 л гноя. Разрез продолжен на несколько сантиметров выше и ниже пупка, сделано два небольших разреза в обеих боковых стенках живота, и марлевыми выпускниками во всех направлениях дренирована обширная гнойная полость, простиравшаяся от поперечной ободочной кишки до малого таза и по бокам — до восходящей и нисходящей ободочных кишок. Задняя стенка полости была образована спаявшимися кишками и сальником. Выздоровление шло совершенно гладко, отделение гноя из живота быстро уменьшалось; 18/V марлевые выпускники заменены дренажными трубками. 21/VI все зажило, и девочка выписана здоровой. [стр. 353 ⇒]

Стенки таких фиброзных абсцессов могут достигать в толщину нескольких сантиметров и импрегнироваться солями кальция. Содержимое их сгущается до творожистой консистенции и кальцифицируется. Таких фиброзных абсцессов находили до 12 в одной печени; они часто бывают невелики и хорошо изолированы среди здоровой печеночной ткани. Абсцесс, представляющийся одиночным, часто происходит от слияния нескольких соседних абсцессов, и потому его стенки глубоко изрыты бухтами и дивертикулами, разделенными перегородками, которые надо разрывать при обязательном исследовании абсцесса пальцем. Кровотечения при этом нечего бояться, так как артерии, вены и желчные пути тромбированы на 0,5-2 см от абсцесса. Фонтан (Fontan) предложил даже делать выскабливание стенок абсцесса острой ложкой и получает отличные результаты при этом способе (неуспех только в 4 случаях из 52). Надо, однако, заметить, что Фонтан оперировал преимущественно хронические абсцессы. Гной тропических абсцессов очень своеобразен: он очень густ, иногда даже консистенции пасты, и его надо удалять тампонами или ложечкой, так как самостоятельно он не всегда вытекает. Гной шоколадного или сероватого цвета, содержит примесь крови и слизи; в нем видны крошки некротизированных печеночных тканей. Под микроскопом в нем видно много эритроцитов, относительно мало лейкоцитов, печеночные клетки, целые или фрагментированные, капли жира, кристаллы гематоидина, холестерина. При вторичной инфекции гной может быть жидкий, красноватый, очень зловонный, тогда как густой амебный гной имеет лишь слабый приторный запах. Способ проникновения амеб в печень точно не известен. Предполагают, что амебы из язв кишечника проникают в мельчайшие вены и заносятся в печень по системе v. portae. Бактериологическое исследование гноя, произведенное многими авторами, давало различные, часто противоречивые результаты. Это объясняется не только различиями в технике, но прежде всего тем, что гной исследовался в разных стадиях развития абсцесса. Амебы в почти чистой культуре встречаются только в маленьких первичных некрозах и свежих гнойничках, в гное же зрелых абсцессов их редко можно найти, гак как они гнездятся в рыхлых стенках абсцесса. По большей части они заносят на себе из кишечника бактерий. Легран и Аксиза (Axisa) находили в гное абсцессов, который казался стерильным, анаэробов вместе с амебами. Бертран (Bertrand) и Фонтан отрицают этиологическую роль амеб при абсцессах и считают, что абсцессы вызываются различными бактериями. Значительное большинство авторов находило смешанную инфекцию — амеб со стафило- и стрептококками, палочками тифа, В. pyocyaneus, различными кишечными бактериями. В начальном периоде болезни всегда находили стафилококков, но в позднем периоде бактерии, по-видимому, погибают в гное. Нередко гной находили стерильным или, вернее, не содержащим бактерий, так как амеб при умении всегда можно найти в рыхлых стенках абсцесса, если не в гное. Кроме того, о стерильности гноя можно говорить только в том случае, если и в анаэробных культурах не было роста. Юар и Мейер-Мэ, оперировавшие 150 тропических абсцессов в Тонкине, очень редко находили амеб у своих больных, хотя исследовали и соскоб со стенок абсцесса. Столь же редко они находили амеб и в испражнениях. Они считают, что в Тонки... [стр. 374 ⇒]

Их сотрудник доктор Жуайе (Joyeux) в Ханое за 8 лет исследовал множество биопсических срезов из стенок абсцессов и ни разу не находил в них амеб. На 93 исследования гноя Юар и Мейер-Мэ только 7 раз нашли амеб, 27 раз — различные бациллы и кокки, и 60 раз гной был стерильным. Роджерс (Rogers) в Калькутте на 100 исследований 85 раз нашел гной стерильным. В тропических странах очень часты различные стафилококковые заболевания, особенно усиливающиеся в те времена года, когда учащаются кишечные заболевания. Юар и Мейер-Мэ считают, что стафилококки часто являются возбудителями тяжело протекающих абсцессов печени: умирают 3 из 5 больных. Абсцессам печени очень свойственны миграции в соседние органы и вскрытие в серозные полости. Верго и Эрманжа-Герен (Vergoz и HermanjatGerin) описали 80 случаев прободения абсцессов печени в серозные полости. Из них 39 в брюшную полость с 17 смертями (46,1%), 28 в полость плевры с 24 смертями (85,7%) и 13 в перикард с 13 смертями. Перикард расположен над левой долей печени, но тем не менее у 3 больных Юар и Мейер-Мэ нашли гнойный перикардит при абсцессах правой доли. Абсцессы правой доли нередко вскрываются в субдиафрагмальное пространство или в свободную брюшную полость, но в половине случаев при этом развивается не разлитой перитонит, а ограниченный под печенью, как это было в приведенном выше случае (Мирза К.). Довольно часто они вскрываются также в почечную лоханку, и это может привести к самоизлечению. Так же благоприятно вскрытие в colon transversum, в желудок и duodenum и нередко наблюдаемое вскрытие наружу, через брюшную или грудную стенку. В большинстве случаев смертельно вскрытие в плевру, бронхи и легкие. Наблюдались также миграции гноя в желчный пузырь и ductus choledochus, в нижнюю полую и воротную вену. Наряду с обыкновенными случаями вскрытия абсцессов через брюшную стенку или межреберные мышцы наблюдались и очень неожиданные пути миграции гноя. Так, Порталь (Portal) описал образование перинефритической флегмоны от вскрытия абсцесса на задней поверхности правой доли. 8 случае Руиса (Rouis) абсцесс вскрылся в переднюю брюшную стенку и в толще ее спустился в правый паховый канал. В совершенно исключительном случае Шенкинза (Shenkins) абсцесс заднего края правой доли дал два затека под кожей: один — вверх, в подмышечную ямку, другой — вниз, по всему бедру и голени. Юар и Мейер-Мэ видели, как гной спустился в толщу передней брюшной стенки до горизонтальной ветви лобковой кости. Из абсцессов левой доли печени наблюдались удивительно разнообразные прорывы и миграции гноя: в свободную брюшную полость, в обе плевральные полости, в перикард, в желудок, в bursa omentalis, в левое субдиафрагмальное пространство, в селезенку, часто при посредстве периспленита, в duodenum, причем гной распространялся внебрюшинным путем, обогнув поджелудочную железу, в ductus choledochus, в почку. Часто эти миграции наблюдались в самых разнообразных комбинациях. Так, в случае Рафтона (Roughton) имелись прободения в плевру, в легкие, в почку и colon, и тем не менее больной выздоровел. Эти столь разнообразные миграции гноя, осумкованные перитонеальные абсцессы, затеки дают, конечно, самые разнообразные клинические сим... [стр. 375 ⇒]

Очевидно, в этом месте и проник гной из предпузырного пространства в пристенную клетчатку в случае Грубера. В дальнейших наших примерах флегмон мы увидим такое же распространение гноя. Это противоречит экспериментальным данным Старкова и Введенского, которые очень редко наблюдали на трупах переход желатины из предпузырного пространства в пристенную клетчатку таза и обратно. Однако, разумеется, клинические факты убедительнее экспериментальных. Кроме того, противоречивы и самые результаты экспериментов Старкова и Введенского, ибо они много раз наблюдали, что желатина выходит из предпузырной полости по линии бокового прикрепления laminae praevesicalis, в том остром углу, который образует здесь эта пластинка с брюшной стенкой. П. Дельбе приводит клинические наблюдения распространения гноя этим же путем, только в обратном направлении: из параметрия гной поднялся в подвздошную яму и из нее проник в предпузырную полость через боковой край laminae praevesicalis. Параметрит, таким образом, осложнился флегмоной предпузырного пространства, которая вскрылась через пупок. Далее Старков указывает, что из переднего внутренностного пространства мочевого пузыря, т. е. из щели между ним и предпузырной пластинкой, гной может проникнуть в предпузырное пространство, а здесь и по своему боковому краю lamina praevesicalis крепче, чем у нижнелатерального края и в средней своей части. Последняя и была разрушена гноем в тех 10 случаях вскрытия предпузырной флегмоны в брюшную полость, которые приводит Кристоль в своей статистике. Итак, гной из предпузырного пространства может проникнуть в брюшную полость, в пристенную клетчатку таза, в подвздошную яму (по линии бокового края предпузырной клетчатки). Он может также пойти на бедро по запирательному каналу, который также начинается в предпузырной полости. В одном из опытов Старкова желатина пошла в canalis obturatorius. Однако клинические наблюдения показывают, что весьма часто гной находит выход через пупок или через брюшную стенку ниже пупка, нередко над лобком. Это значит, что гной расплавил тонкую поперечную фасцию, отграничивающую сзади spatium retromusculare и прошел под кожу между медиальными краями прямых и пирамидальных мышц. Возможно также вскрытие предпузырной флегмоны в какой-либо из полых органов малого таза или брюшной полости. После этих теоретических разъяснений, я думаю, уже стало ясно, что пупочный свищ у Марии Ч. образовался вследствие вскрытия через пупок флегмоны предпузырного пространства. Имеются, однако, детали в ее истории болезни, заслуживающие большого внимания. Мы считали неправильным диагноз параметрита, а в истории болезни сами же отметили, что у больной прощупывались параметральные припухлости с обеих сторон матки и выше нее. Нет ли в этом противоречия? Называя припухлости параметральными, мы имели в виду только их локализацию в параметриях, а не происхождение от первичной инфекции из genitalia. Это — не параметриты, а затеки гноя в пристенную клетчатку малого таза, часть которой составляет параметральная клетчатка: они образовались из первичной превезикальной флегмоны через самое слабое место предпузырной пластинки, ее нижнебоковую часть. Почему же нельзя считать, что... [стр. 396 ⇒]

Очень важны те указания, которые имеются в истории болезни о симптомах раздражения мочевого пузыря и прямой кишки. На резь при мочеиспускании и учащение его Аниса С. жаловалась уже при поступлении в больницу и не переставала жаловаться в течение 6 месяцев. Около 10/IV наступило резкое обострение этих симптомов, так что можно было думать о прорыве гноя в мочевой пузырь, но исследования мочи и цистоскопия этого не подтвердили. Сопоставьте эти симптомы с находками при втором и третьем обследовании гнойной полости, и тогда будет ясно, в чем дело. Рука свободно проникала глубоко в малый таз и находила, что мочевой пузырь окружен гноем, а от влагалища гной был отделен только слизистой оболочкой. Излагая анатомию тазовой клетчатки в связи с историей болезни Марии Ч., я указывал, что тазовые органы имеют собственные фасции и собственную, так называемую внутренностную клетчатку, содержащуюся внутри их фасциальных футляров. Мочевой пузырь имеет два таких фасциальных внутренностных пространства — переднее и заднее. Первое, имеющее вид щели, помещается между передней стенкой пузыря и lamina praevesicalis; у боковых краев пузыря оно сообщается с пристенной клетчаткой таза. Второе внутренностное пространство у женщин помещается между мочевым пузырем и шейкой матки и по бокам закрыто тонкими фасциальными листками, которые, однако, мало способны задерживать гной. В этом предшеечном клетчаточном промежутке легко может образоваться гнойный затек, омывающий мочевой пузырь сзади. У Анисы С, очевидно, образовались оба эти затека — передний и задний. Кроме того, у нее был и внутренностный затек в фасциальном футляре влагалища, так как гной пристенной флегмоны отделялся от просвета влагалища только слизистой оболочкой, и, по-видимому, готовился прорыв его во влагалище. Тенезмы и боли при дефекации, на которые жаловалась Аниса С, уже в начале болезни дают основание считать, что гной проник и в фасциальный футляр прямой кишки. П. Дельбе, собравший в своей ценной книге1 большой клинический материал о путях распространения гноя в тазу женщины, указывает на тот важный факт, что флегмона пристенной клетчатки, начавшаяся на одной стороне, может распространиться и на другую сторону в промежутке между влагалищем и прямой кишкой и в промежутке между мочевым пузырем и шейкой матки. У Анисы С. были влагалищный и прямокишечный затеки и затек в промежуток между шейкой матки и мочевым пузырем; вся пристенная клетчатка правой половины малого таза была наполнена жидким гноем, и можно быть уверенным, что он проник и в левую половину таза не только по этим промежуткам, но и позади прямой кишки, где пристенная клетчатка обеих сторон свободно и широко сообщается. Разлитая флегмона пристенной клетчатки таза, многочисленные внутренностные затеки, распространение вверх ретромускулярной флегмоны во влагалище прямых мышц, затек в предбрюшинное пространство — вот те причины, которые на 7 месяцев затянули выздоровление Анисы С. История ее болезни — яркое подтверждение справедливости мнения Старкова о большом хирургическом значении внутренностных затеков и их опасности. Задний пузырный затек, при котором отслаивается гноем брюшина задней стенDelbet... [стр. 402 ⇒]

Это верхняя группа паховых желез. Вторая группа, медиальная, расположена над верхним концом m. gracilis, непосредственно кнутри от верхнего конца v. saphenae magnae, на уровне ее впадения в бедренную вену. В эти железы поступают лимфатические сосуды из наружных половых органов, промежности и заднего прохода. Они служат первым фильтровальным этапом для бактерий, поступающих из genitalia externa, и потому в первую очередь припухают при сифилисе и мягком шанкре. Впрочем, сифилитические и шанкерные бубоны нисколько не реже наблюдаются в верхней группе паховых желез, которые получают vasa efferentia медиальной группы и служат вторым этапом. Третья группа, состоящая из двух, иногда очень крупных, желез, расположена всего ниже, в непосредственном соседстве с v. saphena, и получает лимфу из нижней конечности. Эти железы, составляющие нижнюю группу, правильнее было бы и по их физиологическому значению, и по топографии называть бедренными железами. Понятно, что особенная осторожность по отношению к v. saphena необходима тогда, когда аденофлегмона исходит из бедренных желез. Впрочем, и здесь мы всегда раньше доходим ножом до гноя, чем до вены. Так обстоит дело с клинической и анатомохирургической стороны в тех наиболее частых случаях, когда аденофлегмона проявляется в виде ограниченного гнойника, окруженного толстым слоем плотно инфильтрированной подкожной жировой клетчатки. Не всегда, однако, развивается этот благодетельный процесс отграничивающей воспалительной инфильтрации соседней клетчатки; он может быть недостаточно выражен или даже совсем не иметь места. Наблюдается и другой, гибельный процесс расплавления и омертвения клетчатки, и гной свободно разливается все дальше и дальше. Тогда перед нами уже не относительно невинный паховый гнойник, а прогрессирующая флегмона, при которой кожа верхней трети бедра, паховой области и даже брюшной стенки отслаивается жидким гноем, образующим под ней обширное скопление. Не думайте, однако, что флегмона всегда будет только подкожной, потому что железы, из которых она исходит, расположены в подкожной клетчатке. Следующий случай может иллюстрировать сказанное. Двенадцатилетняя девочка 15/V 1923 г. поступила в Ташкентскую больницу. Ходить она не может и, лежа в постели, держит левую ногу согнутой в тазобедренном суставе под углом около 45°. Вся верхняя треть бедра с передней и особенно с медиальной стороны занята большим, резко зыблющимся скоплением гноя, немного заходящим и в паховую область. Объем бедра на середине его и в нижней трети не увеличен. Температура 40°, пульс 120. О своей болезни девочка может рассказать только то, что неделю тому назад без видимой причины появились боли в левом паху, и с каждым днем ей делалось все хуже и хуже. Ни на ноге, ни в промежности не удается найти первичного инфекционного очага, но это нисколько не должно нас смущать, потому что для проникновения бактерий достаточно ничтожной ссадины, расчеса или трещины где-либо на ноге, на genitalia или в заднем проходе. На следующий день под эфирным опьянением сделан разрез длиной в 12 см на всем протяжении зыблющейся опухоли, параллельно пупартовой связке. Вытекло около 2 стаканов довольно жидкого серо-желтого гноя, и могло бы показаться, что этим операция закончена. Однако внимательное исследование показало, что после очистки гнойной полости гной слегка сочится из глубины, в промежутке между верхними концами m. gracilis и т. adductoris longi, между которыми образовалась патологическая щель; после расширения этой щели пальцем гной стал вытекать из глубины в заметно большем количестве. В то же время было замечено, что гной вытекает также из-под margo falciformis fasciae latae. Исследование пальцем доказало, что под широкой фасцией бедра имеется глубокий затек гноя вдоль бедренных сосудов, между mm. vastus medialis, sartorius и приводящими мышцами бедра; последние были расслоены гноем, и щель между верхними концами mm. gracilis и adductoris magni... [стр. 495 ⇒]

...bicipitis femoris. Гной при этом должен пройти из подколенной ямки под mm. semitendinosus и semimembranosus и под нижним концом сухожилия m. adductoris magni. Каждому хирургу хорошо известно, что при остеомиелите нижнего конца бедра гнойник, первично образовавшийся под дистальной частью m. vasti medialis, легко распространяется на planum popliteum, т. е. в подколенную ямку. По этому же пути и мог образоваться у Николая У. затек в обратном направлении из подколенной ямки под m. vastus medialis. При гнойном воспалении коленного сустава затеки гноя на бедре, голени и в подколенной ямке могут настолько доминировать в картине болезни, что легко можно поставить ошибочный диагноз первичной флегмоны и просмотреть гнойный гонит. Так случилось со мной в одном поучительном случае. Евдокия Ш., 68 лет, поступила в отделение 23/II 1936 г. Больна VA месяца. Лечилась в амбулатории. В начале болезни температура доходила до 39,2°, а позже все время была субфебрильной. Две недели назад вскрылся гнойник на задней стороне левой голени, в верхней ее трети; вытекло много гноя. Больная истощена, слаба; значительный артериосклероз и резкое расширение подкожных вен на обеих ногах, глухие тоны сердца и сухие хрипы в легких. Пульс 90, температура 37,2°. На тыле левой стопы небольшая гнойная язва. На задней стороне голени флюктуирующая припухлость, занимающая верхние две трети, здесь же свищ с обильным выделением гноя. Бедро имеет нормальный вид, окружность его не увеличена по сравнению с правым бедром. Конфигурация коленного сустава почти совсем не изменена, экссудата в нем нет. Нога полусогнута в коленном суставе. Распознана флегмона голени с вероятным затеком в подколенную ямку, и 25/И произведена операция под эфирным наркозом. Сделан большой продольный разрез через свищ на задней стороне голени, и здесь найден обширный гнойный затек под кожей и фасцией, которая была расплавлена гноем, над верхней третью m. gastrocnemii; волокна этой мышцы также размягчены, но глубоких межмышечных затеков нет. Гной локализуется главным образом в подколенной ямке, которая наполнена им до самой капсулы сустава. Отсюда образовались большие затеки гноя между мышцами бедра далеко вверх. Гноем расслоены задние мышцы бедра и аддукторы, в область которых гной проник, по-видимому, через canalis adductorius, ибо он разливается по поверхности mm. adductoris magni и longi и окружает со всех сторон артерию и вену: фасциальное влагалище последних сильно утолщено и воспалительно инфильтрировано. Сосуды и мышцы (semitendinosus, semimembranosus, gracilis) проходят через гнойную полость в виде толстых тяжей, которые можно со всех сторон обойти пальцем. Флегмона дренирована двумя резиновыми трубками. Операция дала лишь временное улучшение самочувствия больной и понижение температуры; со 2/Ш начались ознобы при невысокой температуре. 17/Ш замечен небольшой экссудат в коленном суставе и сделана артротомия со вскрытием задних частей сустава. Гноя в суставе не оказалось, и хрящи не были изменены, но по краям, приблизительно на ширину 1 см, они были покрыты грануляционной тканью, наросшей на них с воспаленной и утолщенной синовиальной оболочки. В recessus suprapatellaris найдено большое отверстие, которым он сообщался с гнойным затеком на бедре. Нога уложена на двойную наклонную плоскость. Через неделю больную пришлось оперировать в третий раз ввиду большой задержки гноя в прежде вскрытых затеках на бедре и в подколенной ямке и образования нового обширного затека под четырехглавой мышцей бедра. Через 5 дней после этого больная умерла. На вскрытии, кроме общих изменений, свойственных сепсису, найден еще большой затек гноя в глубоком заднем фасциальном ложе голени, вдоль задних большеберцовых сосудов и нерва. Конечно, следовало бы сделать ампутацию бедра немедленно после обнаружения гнойного воспаления сустава, но состояние больной уже тогда было настолько плохим, что и ампутация не спасла бы ее. Правильный диагноз был бы возможен при подробном анамнезе начала заболевания, в котором должны были иметься указания на симптомы со стороны коленного сустава. Но наша больная ничего не умела рассказать. [стр. 521 ⇒]

Если бы больному М., история болезни которого положена в основу нашего очерка, такая операция была сделана через 5-6 дней по поступлении его в больницу, то почти с уверенностью можно сказать, что нагноение в суставе скоро затихло бы и не пришлось бы делать не только ампутации, но и резекции; в больнице он пролежал бы не больше месяца и даже могли бы сохраниться движения в суставе. Все осложнения его болезни, конечно, зависели от застоя гноя в заднем отделе сустава; отсюда кариозное разрушение хрящей, долгое время омываемых гноем, отсюда и затеки гноя в глубину голени и стопы, отсюда и сепсис, выразившийся в пролежнях и истощении организма. Позже мы приведем примеры септического течения без параартикулярных затеков гноя, причиной которого была только задержка гноя в заднем отделе сустава, теперь же остановим наше внимание на параартикулярных гнойниках и затеках, ибо они составляют самое важное в лечебном отношении и самое частое осложнение гнойного воспаления коленного сустава. Из 40 наших больных до войны у 26 гной вышел за пределы сустава и образовал затеки на бедре, голени и стопе. Такая частота параартикулярных гнойников зависит от обилия слизистых сумок в области колена, с которыми полость сустава весьма нередко сообщается; эти очень тонкостенные сумки легко прорываются, когда в них затекает гной, и последний свободно разливается в межмышечных промежутках. Из большого числа слизистых сумок коленного сустава три имеют патологическое значение при гнойном воспалении его: bursa m. semimembranosi, bursa capitis medialis m. gastrocnemii, bursa m. poplitei. Первые две, нередко сливающиеся в одну, сообщаются с recessus posterior medialis, а последняя с recessus posterior lateralis. Когда гной проникает в одну из этих сумок из полости сустава и разрушает ее тонкие стенки, то образуется затек в определенном направлении. Из медиально расположенных сумок (bursae m. semimembranosi, capitis medialis m. gastrocnemii) гной обычно попадает в жировую клетчатку подколенной ямки, огибая латеральный край capitis medialis m. gastrocnemii; если же он направится в другую сторону, к краю m. semimembranosi, TO гнойник образуется на медиальной стороне бедра, там, где к медиальному мыщелку прикрепляется сухожилие m. adductoris magni. Bursa m. poplitei расположена в самом близком соседстве с canalis popliteus, через который проходят a. poplitea, v. poplitea и п. tibialis направляясь из подколенной ямки под m. soleus, чтобы тотчас проникнуть в глубокое фасциальное ложе голени, под fascia cruris profunda. Когда гной выходит за пределы bursae m. poplitei, он вытекает из-под нижнего края этой мышцы, у самого canalis popliteus, и вдоль только что перечисленных сосудов и нервов образует затек в глубоком фасциальном ложе, по глубоким сгибающим мышцам (mm. flexor hallucis longus, tibialis posterior и flexor digitorum communis longus). Вместе с сухожилиями этих мышц a. tibialis posterior и п. tibialis гной стекает на подошву. Конечно, по этому же пути может образоваться затек и из bursa m. semimembranosi и m. gastrocnemii, ибо изливающийся из них гной омывает сосуды и нервы подколенной впадины. Скопления гноя в подколенной ямке и в глубоком фасциальном ложе, у сосудов и нервов, не могут не отозваться весьма вредно на последних. Значительная отечность голени и стопы и боли являются результатом отчасти... [стр. 534 ⇒]

В случаях с септическим течением дело может дойти до тяжелого гнойного артериита и флебита с размягчением стенок сосудов и сильными последовательными кровотечениями. Гной, проникший в canalis popliteus, может избрать и другой путь, а именно на переднюю сторону голени, вдоль a. tibialis anterior и одноименных вен. Так было у больного М., у которого гной, стекавший в промежутке между m. extensor hallucis longus и т. extensor digitorum longus, проник в голеностопный сустав, ибо спереди капсула его очень тонка и легко могла быть разрушена гноем. Такой же передний гнойный затек на голени пришлось нам наблюдать еще у двух больных, причем у них, как и у М., имелся обширный затек и сзади, в глубоком фасциальном ложе голени. Описание путей распространения гноя на голени делает понятным, что для вскрытия затеков следует делать такие же разрезы, какие применяются для перевязки передней и задней большеберцовых артерий на различных уровнях. Нередко гнойные затеки образуются не только на голени, но и в межмышечных промежутках бедра. В тяжелых случаях прогрессирующего септического нагноения мы находим гной почти во всех межмышечных промежутках бедра. Эти затеки описаны нами в предыдущей главе. Помимо глубоких межмышечных, нередко приходится наблюдать и подкожные затеки гноя при гнойном артрите. Обычно удается проследить и связь с глубокими затеками через разрушенные гноем фасции. Не раз нам приходилось наблюдать образование затеков на голени или бедре уже после вскрытия гнойника в подколенной впадине. Это следует иметь в виду при обсуждении причин продолжения лихорадки и других симптомов гнойной инфекции после артротомии. Вот случай, показывающий, как трудно иногда бывает найти гнойный затек. Аз. С. поступил в Ташкентскую городскую больницу через 2 недели после ранения коленного сустава топором. Из небольшой ранки на палец выше надколенника течет гной. Экссудат в суставе довольно большой, занимает он главным образом bursa suprapatellaris. Сустав немедленно вскрыт двумя переднебоковыми разрезами и дренирован резиновой трубкой. Гнойный артрит стал быстро затихать, температура понизилась до нормы, и на 18-й день после операции была удалена дренажная трубка. Однако через 2 дня температура снова поднялась до 39,5° и в подколенной ямке была замечена припухлость. Еще через 2 дня двумя разрезами в подколенной ямке были вскрыты bursa m. semimembranosi, bursa capitis medialis m. gastrocnemii, bursa m. poplitei, но нигде гноя не найдено. В раны введены марлевые выпускники. Высокая лихорадка продолжалась, и раны в подколенной ямке сильно гноились. Через 16 дней третья операция, при которой найдено большое скопление бурого вонючего гноя вокруг нижнего конца бедренной кости. Только после этого наступило выздоровление с образованием анкилоза в коленном суставе. [стр. 535 ⇒]

В этом случае первичной локализацией стафилококкового заражения крови был, по-видимому, нижний метафиз правого бедра, из которого гной очень рано проник в коленный сустав. Это легко случается у детей, ибо эпифизарный хрящ в задней его части граничит с суставной полостью и в этом месте гной, проникший из метафиза в эпифизарный хрящ или отслоивший его, легко попадает в задний отдел суставной полости. 2. Егор П., 16 лет, поступил в Переславскую больницу 26/VIII 1911 г. 21/VIII он получил сильный ушиб нижнего конца правого бедра. Уже на следующий день появились потрясающий озноб и сильные боли в бедре, заставившие больного слечь в постель. За день до поступления в больницу появились боли в левом плече. Определяются небольшая припухлость и сильная болезненность над нижней третью бедра и небольшой выпот в коленном суставе. На плече припухлости нет, но при давлении очень болезнен верхний конец плечевой кости. Температура 39,5°. Операция 27/VIII под эфирным наркозом. Разрезом с наружной стороны открыт нижний конец бедра; надкостница найдена отслоенной над всей нижней третью и эпифизом бедра, гной содержал много капель жира, что указывало на нагноение в костном мозгу. Костномозговой канал вскрыт долотом на протяжении 8 см, и в нем также найден гной. Верхний конец плечевой кости обнажен разрезом через дельтовидную мышцу, под надкостницей найдено меньше чайной ложки гноя; вскрыта костномозговая полость, также содержавшая гной. 30/VIII замечена болезненность при давлении на верхний конец правого плеча. Разрезом по наружнопередней стороне плеча обнажен верхний его конец и надкостница найдена нормальной. Тем не менее кость трепанирована и найдено только что начавшееся воспаление костного мозга с несколькими каплями гноя. Еще через 4 дня констатирована двусторонняя катаральная пневмония в нижних долях сзади. Однако через 2 недели пневмония разрешилась, но остался мучительный кашель. Выпот в коленном суставе все время оставался небольшим, как при поступлении, но 16/IX пробным проколом обнаружен гной и немедленно сделана артротомия под местной анестезией, причем в суставе найдены большие свертки фибрина. Все раны не проявляли никакой наклонности к заживлению; несмотря на ежедневные перевязки и промывания перекисью водорода, из них выделялось много жидкого вонючего гноя, края ран были обложены сероватым налетом, кости разрушались и левая плечевая кость прогнила во... [стр. 559 ⇒]

Фибринозный характер экссудата также наблюдается в легких при крупозной пневмонии, при этом за счет его накопления в альвеолах пораженная доля легкого уплотняется, приближаясь по консистенции к печени, при этом говорят о красном или сером опеченении легкого. При флегмонозном воспалении ткань диффузно пропитана гноем (рис.48.5), хотя при рассечении ткани не всегда наблюдается его истечение. Абсцесс — это всегда гнойник, то есть полость с гноем (рис.48.6, 48.7а). При его вскрытии гной чаще всего имеет густую сливкообразную консистенцию, желтоватый, зеленоватый или даже голубоватый цвет. При остром абсцессе его стенками является сама ткань, в которой он сформировался. Стенку хронического абсцесса представляет соединительнотканная капсула, наличие которой иногда можно установить только при микроскопическом исследовании. Абсцесс в ряде случаев может быть многокамерным, то есть состоять из нескольких сообщающихся друг с другом полостей. Как в остром, так и в хроническом абсцессах иногда могут обнаруживаться секвестры, представляющие собой фрагменты некротизированной ткани, отторгшейся и утратившей связь с органом, свободно плавающей в гное. Наиболее часто секвестры встречаются при гнойном остеомиелите (рис.48.8) и панкреатите. Из-за того, что гной обладает протеолитическими свойствами, нередко он формирует затеки — слепые карманы с гноем, отходящие от полости абсцесса. Капсулы такие затеки обычно не имеют, поскольку существуют недолго: или их дренируют хирургическим путем, или гной из затеков прорывается наружу или в естественные полости с формированием наружных или внутренних гнойных свищей — каналов, по которым происходит отток гнойного экссудата. Стенки таких свищевых ходов, как правило, представлены грубоволокнистой соединительной тканью, поскольку такие свищи обычно существуют достаточно длительное время. Эмпиема представляет собой скопление гноя в естественных полостях тела — серозных полостях (рис.48.9а), полостях суставов, червеобразного отростка, маточной трубы, барабанной полости и т.п. В ряде случаев эмпиема может принимать хронический характер, при этом в ее стенках, как в хроническом абсцессе, формируется соединительнотканная капсула (рис.48.10а). Для катарального воспаления характерны гиперемия и отек слизистой оболочки, покрытой слизью или гноем (рис.48.11а). Микроскопическая картина. При серозном воспалении ткани разрыхлены, содержат эозинофильную жидкость и немногочисленные нейтрофильные лейкоциты (рис. 48.12а). При фибринозном воспалении в составе экссудата нет жидкости, а есть резко эозинофильные нити фибрина с нейтрофильными лейкоцитами между ними (рис.48.13). При крупозном воспалении в зоне расположения фибринозных пленок эпителий слизистой оболочки трахеи или бронха отсутствует, между пленкой и слизистой оболочкой обычно имеется оптически пустое... [стр. 139 ⇒]

Оболочку продуцирующую гной называют пиогенной мембраной (двухслойная капсула). При длительном течении грануляционная ткань созревает в мембране, образуются зрелая волокнистая соединительная ткань. Выделяют острый (капсула двухслойная) и хронический абсцесс (капсула имеет три слоя). 2. Флегмона - разлитое гнойное воспаление, при котором гнойный экссудат диффузно распространяется в ткани, расслаивает и лизирует тканевые элементы. Обычно флегмона развивается в тканях, где есть условия для легкого распространения гноя - в жировой клетчатке, в области сухожилий, фасций, по ходу сосудисто-нервных пучков и т.д. Различают мягкую (отсутствие видимых очагов некроза в тканях) и твердую флегмону (очаги коагулляционного некроза, которые не расплавляются, а постепенно отторгаются). 3. Эмпиема - гнойное воспаление в полостях тела или полых органов со скоплением в них гноя и сохранением анатомической целостности органа. В полостях тела эмпиема может образоваться при наличии гнойных очагов в соседних органах (например: эмпиема плевры при абсцессе легкого). Эмпиема полых органов может развиться при нарушении оттока гноя (например: эмпиема желчного пузыря, червеобразного отростка, сустава). При длительном течении эмпиемы слизистые, серозные и синовиальные оболочки некротизируются, на их месте развивается грануляционная ткань, что приводит к развитию спаек и облитерация полости. Течение гнойного воспаления может быть острым и хроническим. Острое гнойное воспаление имеет тенденцию к распространению. Отграничение абсцесса от окружающей ткани редко бывает достаточно хорошим, может происходить прогрессирующее расплавление тканей. Или опорожнение гноя во внешнюю среду или полости. Возможно образование свища - канал выстланный грануляционной тканью или эпителием, соединяющий абсцесс с полым органом или поверхностью тела. Если гной под влиянием силы тяжести, пассивно, по ходу мышечно-сухожильных влагалищ, нервно - сосудистых пучков, жировых прослоек стекает в нижележащие отделы и образует там скопления - натечники. В связи с отсутствием гиперемии, чувства жара и боли - называют холодными натечниками. Обширные затеки гноя вызывают резкую интоксикацию и приводят к истощению организма. Исходы и осложнения - При спонтанном и хирургическом опорожнении абсцесса его полость спадается и заполняется грануляционной тканью, которая созревает с образованием рубца. Возможна петрификация при сгущении гноя. При флегмоне образуется грубые рубцы. При неблагоприятном течении возможно кровотечение, генерализация инфекции с развитием сепсиса. При тромбозе сосудов в очаге воспаления возможно развитие инфаркта или гангрены. При длительном хроническом течении возможно развитие амилоидоза. Значение гнойного воспаления определяется способностью гноя к расплавлению тканей, что делает возможным распространение процесса контактным, лимфогенным и гематогенным путем. Гнойное воспаление лежит в основе многих заболеваний. Гнилостное воспаление - характеризуется гнилостным разложением вос59... [стр. 59 ⇒]

Об определении трех мест скопления гноя в легких. Темное лицо, распирание в груди, время от времени колющие боли, сонливость, бред, отечность нижних век и ступней, запах изо рта, ощущаемый больным и другими людьми, появление в мокроте комочков гноя — все это говорит о гное в просветах легких. Периодические боли в области сосудов легких, озноб, стойкая сыпь над местом с гноем; когда гной распространяется вверх, он вызывает особенно сильные колющие боли — при этих признаках наверняка есть гной в [ткани] легких, если нет других признаков, говорящих о гное в просветах и в точках легких. Если шесть групп признаков [присутствия гноя], выявляемых при простукивании, обследовании пушковых волос, проведении мерных линий, при потряхивании, выявлении «цветов» и при пробном лечении, окажутся стойкими, то тут наверняка имеется гнойник в точках, которые вскрываются снаружи. Простукивание — надо ровно простукать пальцем по подозреваемым местам слева-справа, спереди-сзади, сверху-снизу. Если звук при этом будет звонким — гноя нет; хрустящий звук говорит о чху-сер, а плещущий — о созревшем гнойнике. Обследование пушковых волос — когда пригреет солнце, плесни на подозреваемое место холодную «звездную» воду, а затем вино, и посмотри на солнце: если пушок встал — гноя нет, если он спутался — есть приток чху-сер, а если пушок лежит, как будто [это место] корова лизнула, — значит под этим местом есть гной. Обследование с помощью мерных линий — спереди и сзади проведи отвесные линии Брахмы20, затем — две боковые21 и расстояние между ними дважды раздели на два; через восемнадцатый позвонок и пупок проведи горизонталь, расстояние между ней и «небесной» линией раздели двумя горизонталями на три и каждый отрезок раздели еще на два. Получится [сетка] из шестнадцати вертикальных и семи горизонтальных линий. Если на пересечениях линий будут «птичьи следы»22, тут есть гной — киноварью отметь точки. Четвертое — определение гнойника по звуку при потряхивании. Выбери тихое место, куда не доносится шум от людей, собак и воды; усади больного прямо со скрещенными ногами; одежды сняты, волосы подняты вверх, руки на голове. Возьми его за плечи и начинай встряхивать сначала тихо, потом сильнее и, наконец, тряхни три раза сильно и послушай. Урчащий звук говорит о ветре, шипящий — о чху-сер,... [стр. 461 ⇒]

Если эти звуки раздаются где-то высоко в груди, значит гноя много, а если внизу — мало. Если ничего такого не слышно, положи на бок — одна рука под головой, другая — на боку; возьмись за крестец и плечи и потряси, как выше, и на те места, откуда доносится звук, положи ладонь. Если там будет какой-то плеск или движение, как у [внутриутробного] теленка, — значит тут есть гнойник. Пятое — выявление «цветов» на точках гнойника. Если в точках появятся колющие боли, цвет тела отличается от окружающей [кожи], межреберные пространства зудят и опухают и при нажиме болят нестерпимо и, кроме того, заметен некоторый налет пота — это называется «распускание цветов гноя». Шестое — как разрешать сомнения «пробным лечением». Мышиный помет раздроби, смешай с грудным молоком, намажь на подозреваемое место и прикрой мышиной шкуркой или сделай состав «Мясо, кровь и соль» из привратниковой части желудка оленя или осла, мяса летяги и дикого гуся, крови из петушиного гребня, нашатыря и можжевельника, смешай, залей пригоршней коровьей мочи и свари на огне рододендрона ба-лу. Отвар давай по утрам на голодный желудок по одной пригоршне в течение трех дней, ставь компрессы из термопсиса. Гнойник, если он есть, даст знать о себе23. Особенно хорошо этот способ выявляет скопления гноя в области над диафрагмой. Если все эти шесть способов говорят о гное, отбрось сомнения и берись за ланцет или иглу. Если кожа в этом месте покраснела, отекла, вылезли пушковые волосы и кожа потрескалась, как кора старого шиповника, это значит, что время упущено и гной уже разъел все внутри — [больной] умрет при вскрытии гнойника. Как выяснять сомнения путем выявления тайных признаков. Существует два [случая]: гноя нет, но кажется, что он есть, гной есть, но кажется, что нет. В первом случае, то есть при отсутствии гноя, признаки его могут проявляться из-за застоя крови в мясе под ребрами — бывают колющие боли в межреберье, чихание, жар, дрожащий голос. Если других признаков нет, выпусти немного крови и побрызгай водой. Если при этом вышеописанные признаки исчезнут — значит, гноя тут не было, а явления эти были вызваны ветром, проникшим туда. И еще, хотя внешние признаки будут говорить о гное, но пульс будет пустым, моча голубоватой, белки глаз белыми, в ушах будет шум, лицо будет бледным и будет слышно урчание —... [стр. 462 ⇒]

Если эти признаки исчезнут — гнойника нет. Второй [случай] — когда гнойник есть, а признаки говорят обратное. При небольшом старом гнойнике, который прячется под холодом, мясо усыхает и, более того, на той стороне, где гнойник, оно делается тоньше. Признаков гноя нет, они как будто закрыты шторой, и даже скопления гноя при встряхивании беззвучны. Хотя все говорит об отсутствии гноя, надо проверить всеми методами, чтобы наверняка разрешить свои сомнения. Способов лечения четыре: лекарства, процедуры, диета, режим. Из легких гной вытягивают вверх, скопления гноя разрезают, а гной, стекающий в точки, выпускают [через проколы]. Итак, если в просветах легких появился гной, сперва вытяни его вверх «Рвотным, изгоняющим гной», а потом переходи к лечению лекарствами и диетой. Лекарства. Вытягивают гной составом из облепихи, костуса, эмблики, солодки, бодяка, соды и перца длинного с медом на голодный желудок, или — «Мягким вытягивателем» из колеуса, винограда, миробалана хебула, золы термопсиса и солодки, перца длинного с сахаром и ослиным молоком. Если эти составы плохо справляются, давай нашатырь, каменную соль, соду, рандию, глотку дикого гуся, мозг грифа и кровь ящерицы рмиг-па. Эту семерку запивать мочой мальчика — она вытягивает гной. Или, раскрыв сосуды составом с медной золой, дай состав из ослиного молока, облепихи, миробалана хебула и легких лисы, выдержанных вместе три дня. Перед назначением добавь золу трех хвостовых перьев24, два мозга и селитру, это — сильное отхаркивающее [средство]. Или давай сырой мед с нашатырем, камфорой, бамбуковой манной, лаготисом и кислым вином. Спереди и сзади поставь горячие компрессы из «пяти амрит». Если это не подействует, возьми горчицу, серу, смолу ватики и растительное масло, заверни в тряпку, подожги в кувшине и дай вдыхать дым. Или окуривай дымом реальгара, смолы ватики, костуса и сургуча. Или окуривай дымом миробалана хебула, мускуса, шеллака, медного камня, перца длинного, солодки, смолы ватики, рандии и человеческого жира — гной должен отойти. Знак полного отхождения гноя — гнойные корочки в мокроте. Если переступить меру в выскребании легких, после того как кончится гной, может пойти кровь. Тогда стягивай сосуды и убирай остатки гноя. Первое делай с помощью сгущенного отвара из шеллака, коровьей мочи и молока с добавкой медвежьей желчи, шафрана и цветов гороха, или составом из бамбуковой манны, мозгов филина и лисы, термопсиса, солодки, сливочного масла и меда, или корицей с кардамоном настоящим, гедихиумом, перцем длинным, шеллаком, медвежьей желчью, бутеей односемянной и сахаром. [стр. 463 ⇒]

Возьми по две горсти отвара шеллака, из которого извлечен сургуч, масляной вытяжки из оносмы и ослиного молока; добавь часть пажитника и вари до выкипания воды; добавь гвоздику и сахар. Полученное масло давай каждое утро по ложке. Это лучшее средство при разрыве сосудов легких, увечье легких, кровохарканье и гное в легких. Против остатков гноя давай лекарственное масло из «трех красных» с добавкой «шести хороших», золы меди и меда — принимать на голодный желудок. Оно лечит рану легких и прекращает нагноение. Пища. Назначай шо и дар из коровьего молока, мясо ортома. Пшеничным вином, настоянным на термопсисе, и свежей бараниной закрой «двери» ветра. Запрети несвежее, прокисшее, мясо непарнокопытных животных и [действия, связанные с] напряжением. При скоплении гноя под кожей измельчи мясо ящерицы рмиг-па, рыбы, ящерицы да-бйид и змеи и сделай похлебку — давай три дня по три раза; снаружи ставь компрессы из вареной песчанки. От этого гнойник прорвется наружу или внутрь. Если он не прорвется — значит это карма! Жизнь больного исчерпана, лечить бесполезно. О том, как выпускать гной, стекающий в точки скопления гноя. Здесь двенадцать [вопросов]: срок вскрытия точек, расположение точек, способы вскрытия, мера гноя, обследование гноя, обработка раны, дренаж, промывание и очищение, питание, лекарства, режим, срок остановки вытекания гноя. Точки вскрывают в пятый, седьмой, девятый дни после ранения, чтобы выпустить кровянистую жидкость; в одиннадцатый, тринадцатый, пятнадцатый — чтобы выпустить чху-сер; в семнадцатый, девятнадцатый, двадцать первый — гной. При увечье сосудов с нарушением их действия вскрытия производят по мере необходимости. Расположение гнойника выявляют шестью способами. Способы вскрытия. В благоприятный день недели25 в первой половине лунного месяца посади больного ровно, с поджатыми ногами и зажатыми ушами. Он должен сидеть, опираясь на сиделку соответствующего ему возраста. Возьми полую иглу «клюв жаворонка», приставь к точке и воткни прямо, никуда не смещая. Чувствуй руками, как проходишь кожу, мясо, кости и проникаешь в полость [гнойника]. Не меняя положение руки и иглы относительно кожи, попроси больного задержать дыхание и, подталкивая [в отверстие иглы] стрункой из жил, выводи гной и жидкость. Мера гноя — сперва выйдет три, потом две пригоршни. На место гноя введи пригоршню вина с сахаром и патокой. Когда пойдет пенистый гной, надо остановиться. Первый гной выдавливают, а затем выпускают три раза в день и к концу — по одному разу в день. [стр. 464 ⇒]

Обследование гноя. Если он белый, мягкий и без запаха — лечение будет легким; если желто-белый, густой, но без запаха — поддастся лечению; если белесо-красный и сине-белый, без запаха — вроде бы излечится; если гной похож на отвар барбариса или киновари — требуется долгое очищение; если мясо уже разлагается и приобрело цвет дыма и плохой запах, если на поверхности выпускаемой крови появляется рисунок, похожий на разводы индиго, если кровь стала похожей на мясные помои или на мочу, нагретую на солнце, — это смерть! После прокола используй дренаж и перевязки. Сразу введи в рану сложенный в несколько раз шелк, сверху иногда прикладывают компресс аса. Пока гной не пройдет, надо перевязывать войлоком. В средний период вставляют в рану поочередно [дренажные трубки] из крученого шелка и репы. Листья пшеницы свари с винной гущей26 и залепи рану этой смесью. Напоследок вставишь в рану полую свинцовую трубочку и сделаешь высушивающую повязку из ваты, проваренной в ячьем масле. О промывании-прочищении. Если в ране есть жар, влей туда при помощи удобного инструмента горсть воды с составом «Царь-камфора с советником-3»; если в ране холод — влей мягкое вино; если рана гноится — содовую воду; а в общих случаях — воду с бамбуковой манной, медвежьей желчью и сахаром; затем рану прикрой, прополощи и вылей. Если из раны вытекает столько же воды, сколько было влито, это значит, что дренаж сидит хорошо. Однако чрезмерное промывание отнимет тепло легких, начнет распространяться холод, а слабое — не справится с остатками гноя. Поэтому летом промывают через три дня, а зимой — через семь дней. Питание. Сперва, пока жар гноя не сбит, назначай шо или дар из коровьего и козьего молока, мясо дичи и хайныка, кашицы из ячменя, риса и прочее «прохладное». В средний период, когда пройдут гной и жар, давай свежее масло и свежую баранину, дегу из «трех сладких», свежее мягкое вино. В последний период, если гной не поддается, корми сушеным мясом, патокой, маслом, леденцами, мягким вином, то есть питательными продуктами. Лекарства. В период жара из-за гноя назначай для высушивания состав из обезвреженной ртути, укрощенной серы, золы меди, «трех плодов», камфоры, «шести хороших», безоара, сандалов белого и красного, рогов носорога и сайги, «двух видов пантов», разных видов желчи, купены, солодки, белого меда, спаржи — утром на голодный желудок по три ложки. Или давай «Порошок, который пьют, как кровь». Если гной кончился и сила жара иссякла,... [стр. 465 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "гной": [471] [499] [46] [124] [76] [1] [11] [17] [102] [76] [976] [118] [118] [39] [63] [76] [55] [56] [10] [202] [252] [315] [322] [352] [373] [374] [395] [401] [494] [520] [533] [534] [558] [202] [252] [373] [378] [395] [520] [533] [203] [353] [374] [396] [495] [521] [534] [535] [1] [1]