Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Гуморальные факторы




Врождённый иммунитет кожи. Различают клеточные и гуморальные факторы врождённого иммунитета кожи, причём гуморальные факторы функционируют преимущественно в самых поверхностных слоях кожных покровов, а клеточные факторы локализуются несколько ниже и включаются в работу только в том случае, если патоген преодолел неспецифический защитный барьер и не был нейтрализован гуморальными факторами. [стр. 94 ⇒]

Они обусловлены не обязательно, а иногда и не столько снижением производительности сердца, сколько возникновением вазоконстрикции под влиянием патологических гуморальных факторов и значительным ухудшением агрегатного состояния крови с нарушением реологических свойств, ДВС. Существенное значение в генезе расстройств микроциркуляции приобретают гуморальные факторы, а также поток антигенной информации, извращение клеточного и гуморального иммунитета с накоплением в крови избытка циркулирующих иммунокомплексов. Результат действия этих факторов ведет к повреждению эндотелия микрососудов с нарушением сосудистотканевых барьеров, что может сыграть ключевую роль в органных морфологических изменениях и дисфункциях, инициирующих развитие ПОН. [стр. 662 ⇒]

КОЖНЫЕ БОЛЕЗНИ ным А.А. Каламкаряна (1986), соотнош ение мужчин и женщ ин составило 9,03:1, или у 90,1 % мужчин [82]. У женщ ин данная патология встречается очень редко и в основном связана с распространением ВИЧ-инфекции. Максимальная распространенность СК наблюдается в возрастном периоде от 50 до 80 лет. В патогенезе заболевания отмечена гиперпролиферация эндотелия кровеносных и лимфатических сосудов под воздействием многих гуморальных и гормональных факторов, вызывающих развитие избыточного ангиоматоза. Географическая и расовая распространенность болезни указывает на возможную роль генетических факторов, особен но носителей антигенов HLA-DR5 и HLA-DR3 [82, 83]. Исследования последних лет не утверждают прямого влияния вирусов на аномальную пролиферацию эндотелиоцитов кровеносных сосудов при СК. Предполагается, что нарушение ангиогенеза зависит от непосредственного влияния клеточных и гуморальных факторов иммунитета, и увеличение количества Т-супрессоров в периферической крови и в опухолевых тканях при СК - это убедительный довод к данному суж дению [5, 6, 80, 81]. Имеется мнение, что гиперпролиферация клеток эндотелия является следствием влияния специфического фактора роста опухоли (TGF) [17]. Эндогенная продукция данного фактора служит стимулом для постоянного деления клеток и образования многоочаговой локализации опухолей СК. У больных саркомой Капоши наблюдается снижение концентрации в периферической крови фактора некроза опухолей (ФНО- альфа) и интерлейкинов 1 и 2, что служит как диагностическим, так и прогностическим критерием активности и тяжести течения опухолевого процесса [5, 6, 7, 11, 17]. Таким образом , эндотелиальные клетки кровеносных сосудов являются составными звеньями в единой цепи иммунных нарушений при СК. О пухолевый генез СК подтверждается обнаружением в биоптатах из очагов повышенного содержания белков FLk/KDR, VEGF (фактора роста эн дотелия сосудов), фосф орилированного фермента Akt, фосфорилированной Р7086-киназы , участвующей в сигнальных реакциях, с транслокацией их в ядра клеток [17]. Клиника. По клиническому течению СК различают острую, подострую и хроническую формы заболевания. Для острого течения СК характерны бурное начало, быстрая генерализация кожного и системного процесса, которая приводит к летальному исходу в течение одного года. Подострая СК характеризуется более медленным течением и прогрессированием кожного и системного процесса, летальный исход регистрируется в течение двух-тр ех лет от начала болезни. Хроническая форма заболевания течет медленно, характеризуется ограниченными высыпаниями, длительность болезни составляет в среднем 5 -1 0 и более лет. Выделяют четыре типа классической СК: узелковы й , характеризуется появлением на голенях множественных узелковых высыпаний синю ш но-фиолетового... [стр. 483 ⇒]

Состояние макроорганизма, его специфических и неспецифических защитных реакций, глубина и стойкость предрасполагающих факторов определяют собой начало болезни, ее течение и исход. Так же как и при микозах, вызванных дерматофитами, механизмы защиты человека от кандидозной инфекции можно разделить на неиммунные и иммунные. Неповрежденная кожа и слизистые оболочки, кислая реакция и наличие свободных жирных кислот на поверхности кожи, ее постоянное физиологическое шелушение, выделение слизистыми оболочками лизоцима, секреторного IgA и другие факторы местной защиты при нормальном состоянии организма достаточно успешно противостоят внедрению грибов рода Candida. Большое значение в патогенезе кандидозов придается нормальной микрофлоре кожи и слизистых оболочек. Дрожжеподобные грибы сапрофитируют в составе микробных ассоциаций, которые в норме успешно подавляют патогенные свойства грибов. Особую роль в этом процессе играют так называемая резидентная флора кожи, кишечная и ацидофильная палочка пищеварительного тракта, палочка Додерляйна влагалища и др. Важную роль в защите организма от кандидозной инфекции играют система комплемента и фагоцитоз. Грибы рода Candida обладают выраженными антигенными свойствами, они вырабатывают различные токсины. Очищенный полисахарид, полученный из клеточной оболочки С. albicans, активирует систему комплемента, индуцирует хемотаксис ней-трофильных лейкоцитов и последующий фагоцитоз возбудителя. Нейтрофильная реакция является наиболее ранним защитным ответом организма при внедрении в него грибов рода Candida. У животных с искусственно вызванным иммунодефицитом заражение грибами Candida приводит к быстрой диссеминации и тяжелому течению инфекции [Норfer R. Z., 1985]. Полисахаридные вещества С. albicans подвергаются воздействию Т-клеточных факторов иммунитета. Макрофаги также активно фагоцитируют и уничтожают С. albicans. Фунгицидный эффект полиморфно-ядерных лейкоцитов (нейтрофилов, эозинофилов) и макрофагов, обладающих хемотаксисом по отношению к С. albicans, объясняется действием протеинов и миелопероксидазы. При дефиците миелопероксидазы или неспособности образовывать гидрогенпероксидазу или суперпероксидазу фунгицидного эффекта не наблюдается. Больные с нейтропенией или заболеваниями, сопровождающимися нарушением функции полиморфно-ядерных лейкоцитов, очень чувствительны к заражению грибами рода Candida. При хронических и тяжелых формах кандидоза повышен уровень антител и IgG в крови. Определенную роль в механизме защиты организма от кандидозной инфекции играют факторы, содержащиеся в сыворотке крови и слюне железосодержащие метаболиты - трансферрин, лактоферрин и др., которые подавляют рост грибов рода Candida как in vivo, так и in vitro. Таким образом, иммунные механизмы защиты при кандидозе включают в себя как клеточные, так и гуморальные факторы. Различные причины, подавляющие функции клеточного иммунитета, способствуют развитию и тяжелому течению кандидозной инфекции. Больные с нарушением функции гуморального иммунитета менее чувствительны к заражению грибами рода Candida. Очевидно, что различные врожденные естественные неиммунные факторы, реакции клеточного иммунитета и система комплемента играют основную роль в защите организма от грибов рода Candida. Выделяют следующие основные факторы, предрасполагающие к кандидозной инфекции. 1. Механические повреждения кожи и слизистых оболочек: эрозии, ожоги, повреждения кожи при маникюре, травмы слизистой оболочки полости рта зубными протезами, кариозными зубами, альвеолярная пиорея, ношение нерациональной обуви, одежды и т. п. 2. Повышенная влажность и температура окружающей среды; потливость кожи, особенно в складках тела, проживание в условиях жаркого, влажного климата, постоянное смачивание рук при выполнении домашней работы, особенно при одновременном загрязнении кожи дрожжами, например, при чистке овощей, в консервном и кондитерском производстве и т. п.; нерациональный уход за грудными детьми во время пеленания и кормления, перегревание ребенка, плотная окклюзия кожи пеленками, применение компрессов («пеленочный», «компрессный» кандидозы). 3. Ранний детский и старческий возраст. Новорожденные дети весьма чувствительны и восприимчивы к инфицированию С. albicans. Причинами первичного инфицирования новорожденных являются кандидозный вульвовагинит и кандидоносительство у рожениц, осложнения беременности (соматические заболевания, эндокринопатии), лечение беременных женщин антибиотиками, глюкокортикостероидными гормонами, осложнения родовой деятельности (раннее отхождение околоплодных вод), а также позднее прикладывание детей к груди матери - на 2 - 3-й день жизни. Указывают на возможность внутриутробного заражения плода через околоплодные воды, а также через кровеносную и лимфатическую системы, при проникновении грибов в плаценту [Зверьева Ф. А., 1994]. Развитию кандидоза у новорожденных способствует искусственное вскармливание и диспепсия. Пожилой возраст также является предрасполагающим фактором к развитию кандидозной инфекции; у стариков даже на фоне полного здоровья нередко выделяют с кожи С. albicans. 4. Беременность, климактерический период и прием противозачаточных средств, содержащих эстрогены, способствуют инфицированию С. albicans. У здоровых женщин этот гриб обнаруживают на слизистой оболочке влагалища в 12% случаев, а в последней трети беременности – у 30 - 85%. Контрацептивы приводят к снижению рН слизистой оболочки влагалища, накоплению в эпителии гликогена, молочной и уксусной кислот, повышают уровень глюкозы, что создает благоприятные условия для развития дрожжеподобных грибов. Количество С. albicans увеличивается во влагалище во время менструаций. 5. Нарушения питания, гиповитаминозы, дефицит железа (при хроническом генерализованном кандидозе кожи и слизистых оболочек). 6. Эндокринные заболевания: сахарный диабет, болезнь Иценко - Кушинга, болезни щитовидной железы, гипокортицизм, гипопаратиреоз, ожирение. 7. Первичные иммунодефицитные состояния. Кандидозная инфекция часто наблюдается у больных с врожденной недостаточностью Т-клеточного иммунитета. 8. Вторичные иммунодефицитные состояния. В последние годы приобретают все большее значение. Кандидоз может развиваться на фоне тяжелых общих заболеваний организма: злокачественных опухолей, лимфопролиферативных заболеваний (лейкозов, лимфом, лимфогранулематоза), синдрома Дауна, энтеропатического акродерматита, СПИДа. Ятрогенные воздействия: длительное применение глюкокортикостероид-ных гормонов, антибиотиков широкого спектра действия, химиотерапевтических средств, используемых в онкологической практике, иммуносупрессантов; радио- и рентгенотерапия. 9. Оперативные вмешательства на сердце, легких, органах желудочно-кишечного тракта, зондирование сосудов сердца,... [стр. 48 ⇒]

...д.). G-CSF применяют для мобилизации стволовых кроветворных клеток с последующим использованием индуцированной лейкомассы для восстановления нарушенного гемопоэза. Фактор стволовых клеток (SCF — stem cell factor, c-kit ligand) cекретируют клетки стромы костного мозга (фибробласты, эндотелиальные клетки), а также разные типы клеток в период эмбрионального развития. SCF существует в виде трансмембранной и растворимой молекул (последняя образуется в результате протеолитического отщепления внеклеточной части). SCF выявляют в плазме крови. Его молекула имеет две дисульфидные связи. Рецептор SCF — с-Кit — обладает тирозинкиназной активностью и по своей структуре близок к Flt-3 и c-Fms (рецептор M-CSF). При связывании SCF происходят димеризация рецепторов и их фосфорилирование. Передача сигнала происходит с участием PI3K и MAP-каскада. Мутации гена SCF и его рецептора описаны давно (мутации steel); у мышей они проявляются изменением окраски шерсти и нарушением гемопоэза. Мутации, нарушающие синтез мембранной формы фактора, вызывают грубые дефекты развития эмбриона. Совместно с другими факторами SCF участвует в поддержании жизнеспособности стволовых кроветворных клеток, обеспечивает их пролиферацию, поддерживает ранние этапы гемопоэза. SCF особенно важен для эритропоэза и развития тучных клеток, а также служит ростовым фактором для тимоцитов на стадиях DN1 и DN2. По структуре и биологической активности сходными с SCF свойствами обладает фактор Flt-3L - (Fms-like thyrosinkinase 3-ligand), в сочетании с другими факторами поддерживающий ранние этапы миелопоэза и развитие В-лифмоцитов. SCF играет роль фактора роста лейкозных миелобластов. Хемокины, представляющие важный гуморальный фактор воспаления и врожденного иммунитета, рассмотрены выше при описании хемотаксиса лейкоцитов (см. раздел 2.3.2). 2.5.6. Интерфероны Интерфероны образуют автономную группу цитокинов. Общее свойство интерферонов — наличие у них противовирусной активности. В то же время, подобно другим цитокинам, они участвуют в регуляции иммунных процессов. Сочетание этих свойств делает интерфероны важными факторами врожденного (а в случае IFNγ еще и адаптивного) иммунитета и служит основанием для широкого применения интерферонов в качестве лечебных препаратов. Интерфероны были открыты в 1957 г А. Исааксом (A. Isaacs) и Дж. Линдеманном (J. Lindemann) как гуморальные факторы, опосредующие интерференцию вирусов — индуцируемую вирусами неспецифическую резистентность, распространяющуюся не только на вирус-индуктор, но и на другие вирусы. В 70-е годы были описаны варианты интерферонов — типы I и II, продуцируемые разными клетками под влиянием различных стимулов. Тогда же были обнаружены регуляторные функции интерферонов, что послужило основанием для причисления этой группы факторов к цитокинам. Клонирование генов интерферонов и получение рекомбинантных продуктов дало начало биотехнологическому производству этих молекул... [стр. 216 ⇒]

IL-15. Белок массой 14 кДа с двумя дисульфидными связями, близкий по структуре к IL-12. IL-15 cекретируют эпителиальные клетки, моноциты/макрофаги, клетки стромы костного мозга и лимфоидных органов. Может существовать в мембранной форме. Из трех полипептидных цепей рецептора IL-15 две — β и γ(с) — общие с рецептором IL-2 и только третья — α-цепь — индивидуальная. Рецептор IL-15 экспрессируют активированные Т-, NK-лимфоциты, моноциты, эндотелиальные клетки. По биологическим свойствам IL-15 сходен с IL-2: индуцирует пролиферацию активированных Т- и В-лимфоцитов, NK-клеток, развитие цитотоксических Т-лимфоцитов. Служит гомеостатическим фактором для NK-клеток и CD8+ Т-клеток памяти. Эти клетки распознают IL-15 в комплексе с его рецептором на стромальных клетках в лимфоидных органах. В отсутствие IL-15 снижается содержание NKT-клеток, внутриэпителиальных Т-лимфоцитов, γδТ-клеток и особенно их CD8αα+ формы. Показана также роль IL-15 в развитии дендритных клеток и поддержании жизнеспособности эпителиальных клеток. BAFF и APRIL. Представители семейства фактора некроза опухоли. Существуют в мембраносвязанной и растворимой формах. Известно несколько их изоформ, формирующихся в результате альтернативного сплайсинга. Эти факторы отвечают за развитие и поддержание жизнеспособности В-лимфоцитов, а также за активацию В- и Т-клеток. Антиапоптотическое действие BAFF и APRIL реализуется через индукцию фактора Bcl-2. Известно 3 рецептора этих факторов: BAFF-R (связывает в большей степени BAFF, обеспечивает созревание и поддерживает жизнеспособность В-клеток), BCMA (связывает преимущественно APRIL, нужен для выживания плазматических клеток в костном мозге) и TACI (связывает в равной степени оба фактора, сигналы, поступающие через этот рецептор, обеспечивают развитие Т-независимого ответа В-клеток, подавляют активацию В-клеток). Усиленная выработка факторов BAFF и APRIL благоприятствует развитию системных аутоиммунных заболеваний и В-клеточных лимфопролиферативных процессов. Дефицит BAFF и APRIL и дефекты экспрессии их рецепторов служат основой вариабельного иммунодефицита. Пептидные факторы тимуса Большую группу гуморальных продуктов тимусного эпителия образуют пептиды из группы нейромедиаторов. Эпителиальные клетки, происходящие из нервного гребня (их маркером служит ганглиозид GQ), секретируют соматостатин, окситоцин, вазопрессин, β-эндорфин, метэнкефалин и другие пептидные факторы (основное место синтеза большинства из них — гипоталамус и гипофиз). Некоторые из этих факторов секретируются также макрофагами и тимоцитами. Особую группу пептидов тимуса формируют так называемые гормоны тимуса (табл. 3.18). В эту группу входят пептиды и белки, продуцируемые исключительно или преимущественно в тимусе. К ним относят тимозины, тимулин, тимопоэтины и тимусный гуморальный фактор. [стр. 359 ⇒]

Общие сведения об иммунной системе ········································· 12 1.1. Строение иммунной системы ······································· ········· 12 1.2. Эволюция иммунной системы··············································· 20 Глава 2. Клеточные и гуморальные факторы врожденного иммунитета······ ···· 39 2.1. Клеточные антиген-неспецифические факторы·························· 39 2.2. Рецепторы, входящие в систему врожденного иммунитета············ 53 2.3. Гуморальные антиген-неспецифические факторы·············· ········· 58 2.4. Цитокины································································ ········ ·81 2.5. Хемокины································································ ········ 106 2.6. Факторы роста··································································· 119 2.7. Система интерферонов·························································129 2.8. Система комплемента··························································133 Глава 3. Клеточные и гуморальные факторы адаптивного иммунитета ············144 3.1. Биология В-лимфоцитов························································146 3.2. Биология Т-лимфоцитов·························································153 3.3. Активация и функционирование Т- и В-лимфоцитов·····················157 3.4. Структура антител и их функции ··············································165 Глава 4. Антигены···············································································187 4.1. Антигенность и иммуногенность···············································189 4.2. Взаимодействие антигенов с антителами·····································201 4.3. Главный комплекс гистосовместимости ····································· 205 Глава 5. Особенности развития противоинфекционного иммунитета·············· ·227 5.1. Иммунитет к бактериям·························································· 237 5.2. Иммунитет к вирусам·····························································247 5.3. Иммунитет к паразитам···························································256 5.4. Иммунитет к грибам·······························································260 5.5. Хронизация воспалительного процесса······································· 269 5.6. Фагоцитоз············································································272 Глава 6. Понятие нормы и недостаточности функционирования иммунной системы···································································283 6.1. Иммунологические показатели и их динамика у здоровых людей разного возраста·········································································283 6.2. Вторичные иммунодефицитные состояния···································294 6.3. Основные правила интерпретации иммунограмм···························300 Глава 7. Теоретические основы вакцинопрофилактики································ 319 7.1. Вакцинные препараты·····························································319 7.2. Современные иммуномодуляторы, основные принципы их применения ····································································338 Глава 8. Реакции гиперчувствительности ················································ 347 Глава 9. Аутоиммунные реакции. Толерантность. Анергия истощения·············373 9.1. Центральная толерантность······················································373 9.2. Анергия, редактирование рецепторов, делеция и клональное игнорирование············································································374 9.3. Периферическая толерантность ··············································· ·378 9.4. Взаимодействие Fas-FasL·························································379... [стр. 3 ⇒]

...факторы плазмы) Мобилизуемые факторы: воспалительная реакция, иммунный ответ Барьер Резидентные факторы: макрофаги, дендритные клетки лимфатических узлов, гуморальные факторы лимфатических узлов Мобилизуемые факторы: воспалительная реакция, иммунный ответ Кровь Резидентные факторы: моноциты, нейтрофилы, макрофаги и дендритные клетки на пути тока крови Гуморальные факторы: рецепторы к patternструктурам микроорганизмов (коллектины, пентраксины, острофазовые белки), комплемент, лизоцим, липидньге медиаторы, питокины Мобилизуемые факторы: системная воспалительная реакция, иммунный ответ • Внутренние см. Субэпителиальная ткань органы... [стр. 281 ⇒]

Введение в микробиологию и иммунологию явление универсальное, наблюдается у всех живот ных, включая простейших, и проявляется по отношению ко всем чужеродным веществам (бактерии, органические частицы и т. д.). Теория фагоцитоза заложила краеугольный камень клеточной теории иммунитета и процесса иммуногенеза в целом с учетом клеточных и гуморальных факторов. За разработку теорий фагоцитоза И. И. Мечникову в 1908 г. присуждена Нобелевская премия. JI. Пастер на своем портрете, подаренном И. И. Мечникову, написал: «На память знаменитому Мечникову — творцу фагоцитарной теории». Оппонентом И. И. Мечникова в те времена был П. Эрлих, предложивший гуморальную теорию иммунитета. Он считал, что в процессах иммунитета играют роль только антитела. Однако дальнейшее развитие иммунологии подтвердило правоту как И. И. Мечникова, так и П. Эрлиха о единстве клеточных и гуморальных факторов иммунитета. П. Эрлих, также как И. И. Мечников, в 1908 г. был удостоен Нобелевской премии. И. И. Мечников был разносторонним ученым. Он увлекался процессами старения, ролью нормальной микрофлоры человека, и его по праву считают родоначальником геронтологии и учения о дисбактериозах. Наиболее богата открытиями в области иммунологии была первая половина и середина XX в. В это время были открыты основные формы реагирования иммунной системы и основные факторы иммунитета. В 1900 г. Р. Кох открыл такую форму реагирования иммунной системы, как гиперчувствительность замедленного типа (ГЗТ); в 1902— 1905 гг. Ш. Рише, Ж. Портье, Г. П. Сахаров описали гиперчувствительность немедленного типа (ГНТ); обе эти формы реагирования легли в основу учения об аллергии (К. Пирке, 1906). В 1950-х годах открыта толерантность (терпимость, устойчивость) к антигенам (П. Медовар, М. Гашек), а также иммунологическая память (Ф. Бернет и др.). Следует сказать, что явления, связанные с иммунологической памятью (быстрый эффект образования антител при повторном введении антигена), впервые обнаружил российский врач М. Райский уже в 1915 г.. Многочисленные исследования в середине XX в. были посвящены изучению лимфоцитов, их роли в иммунитете, кооперативным взаимоотношениям между Т- и В-лимфоцитами и фа... [стр. 23 ⇒]

ЧАСТЬ II. ГЛАВА 9 играет существенную роль в защите от многих детских инфекций в первые месяцы жизни ребенка. Поскольку в формировании иммунитета принимают участие клетки иммунной системы и гуморальные факторы, принято активный иммунитет дифференцировать в зависимости от того, какой из компонентов иммунных реакций играет ведущую роль в формировании защиты от антигена. В связи с этим различают клеточный, гуморальный, клеточно-гуморальный и гуморально-клеточный иммунитет. Примером клеточного иммунитета может служить противоопухолевый, а также трансплантационный иммунитет, когда ведущую роль в иммунитете играют цитотоксические Т-лимфопиты-киллеры; иммунитет при токсинемических инфекциях (столбняк, ботулизм, дифтерия) обусловлен в основном антшелами (антитоксинами); при туберкулезе ведущую роль играют иммунокомпетентные клетки (лимфоциты, фагоциты) с участием специфических антител; при некоторых вирусных инфекциях (натуральная оспа, корь и др.) роль в защите играют специфические антитела, а также клетки иммунной системы. Следует отметить, что клеточные и гуморальные факторы иммунитета функционируют в тесном взаимодействии, всегда в виде комплекса иммунных реакций, причем какаялибо одна или несколько из них играют ведущую роль, поскольку наиболее эффективно и целенаправленно обеспечивают защиту организма от данного антигена. В инфекционной и неинфекционной патологии и иммунологии для уточнения характера иммунитета в зависимости от природы и свойств антигена пользуются также такой терминологией: антитоксический, противовирусный, противогрибковый, противобактериальный, противопротозойный, трансплантационный, противоопухолевый и другие виды иммунитета. Наконец, иммунное состояние, т. е. активный иммунитет, может поддерживаться, сохраняться либо в отсутствие, либо только в присутствии антигена в организме. В первом случае антиген играет роль пускового фактора, а иммунитет называют стерильным. Во... [стр. 192 ⇒]

ЧАСТЬ II. Общая иммунолоп» роль в защите от многих детских инф екций в первые месяцы жизни ребенка. П оскольку в формировании иммунитета принимают участие клетки иммунной системы и гуморальные факторы, принято активный иммунитет дифференцировать в зависимости от того, какой из компонентов иммунных реакций играет ведущую роль в формировании защиты от антигена. В связи с этим различают клеточный, гуморальный, клеточно-гуморальный и гуморально-клеточный иммунитет. Примером клеточного иммунитета может служить противоопухолевый, а также трансплантационны й иммунитет, когда ведущую роль в иммунитете играют цитотоксические Т -лим ф оциты -киллеры ; иммунитет при токсинем ических инф екциях (столбняк, ботулизм, диф терия) обусловлен в основном антителами (антитоксинам и); при туберкулезе ведущую роль играют им муноком петентные клетки (лим ф оциты , ф агоциты ) с участием специф ических антител; при н е которых вирусны х и н ф екц и ях (натуральная оспа, корь и др.) роль в защ ите играют специф ические антитела, а также клетки им мунной системы. Следует отметить, что клеточные и гуморальные факторы иммунитета ф ункционируют в тесном взаимодействии, всегда в виде комплекса иммунных реакций, причем какаялибо одна или несколько из них играют ведущую роль, поскольку наиболее эффективно и целенаправленно обеспечивают защиту организма от данного антигена. В инф екционной и неинфекционной патологии и иммунологии для уточнения характера иммунитета в зависимости от природы и свойств антигена пользуются также такой терминологией: антитоксический, противовирусный, противогрибковый, противобактериальный, противопротозойный, трансплантационный, противоопухолевый и другие виды иммунитета. Наконец, иммунное состояние, т. е. активный иммунитет, может поддерживаться, сохраняться либо в отсутствие, либо только в присутствии антигена в организме. В первом случае антиген играет роль пускового ф актора, а иммунитет называют стерильным. Во... [стр. 193 ⇒]

Механизмы антимикробной защиты, осуществляемые эпителиальными покровами, включают: 1. Механический  плотное соединение эпителиальных клеток;  смыв микроорганизмов движением жидкости (биологических секретов) и воздуха вдоль эпителиальных покровов 2. Химический  жирные кислоты (кожа);  лизоцим (слюна, слезы, пот),  пепсин (кишечник),  низкое рН (желудок);  антибактериальные пептиды дефенсины (кишечник) 3. Микробиологический  конкуренция нормальной микрофлоры с патогеном за источник питания и способность к преимущественной колонизации эпителия; продукция антибактериальных соединений. 4. Иммунологические  клеточные  гуморальные Между местными и системными иммунными факторами организма существует постоянное равновесие и циркуляция растворимых гуморальных факторов и клеточных элементов. В секретах содержатся полиморфноядерные нейтрофилы, осуществляющие неспецифические реакции врожденного иммунитета и продуцирующие различные БАВ (цитокины, ферменты, свободные радикалы и др.), а также клеточные и гуморальные факторы специфического иммунитета. К ним относятся Т- и В-лимфоциты и иммуноглобулины. [стр. 36 ⇒]

Он в основном связан с отсутствием условий, необходимых для размножения возбудителя. Например, животные не болеют некоторыми болезнями человека (сифилис, гонорея, дизентерия), и, наоборот, люди невосприимчивы к возбудителю чумы собак. Данный вариант резистентности не является истинным иммунитетом, так как он не осуществляется системой иммунитета. От неспецифической, "неиммунитетной" резистентности, следует отличать неспецифические естественные факторы иммунитета или естественный врожденный иммунитет (innate natural immunity). Они включают клетки и гуморальные факторы. Среди гуморальных факторов важными являются естественные, предсуществующие антитела. Такие антитела исходно имеются в организме в небольшом количестве против многих бактерий и вирусов. Неспецифическими гуморальными факторами иммунитета служат система комплемента, С-реактивный белок, фермент лизоцим, интерфероны, цитокины и др. Клеточные факторы – это фагоциты (моноциты, макрофаги, полиморфноядерные лейкоциты), которые проявляют свою активность во всех тканях, полостях, могут выходить на поверхность слизистых оболочек и там выполнять защитную функцию. Приобретенный (адаптивный) иммунитет возникает в течение жизни в результате стимуляции клеток СИ антигенами микроорганизмов или получения готовых иммунных факторов. Поэтому он бывает естественным и искусственным, каждый из которых может быть активным и пассивным. Естественный активный иммунитет появляется в результате контакта с возбудителем (после перенесенного заболевания или после скрытого контакта без проявления симптомов болезни). Естественный пассивный иммунитет возникает в результате передачи от матери к плоду через плаценту (трансплацентарный) или с молоком готовых защитных факторов – лимфоцитов, антител, цитокинов и т.п. Искусственный активный иммунитет индуцируется после введения в организм вакцин и анатоксинов, которые содержат микроорганизмы или их субстанции – антигены. Искусственный пассивный иммунитет создается после введения в организм готовых антител или иммунных клеток. В... [стр. 12 ⇒]

Мечников внѐс огромный вклад в развитие иммунологии. Он обосновал учение о фагоцитозе и фагоцитах. Доказал, что фагоцитоз - явление универсальное, наблюдается у всех животных, включая простейших, и проявляется по отношению ко всем чужеродным веществам (бактерии, органические частицы и т. д.). Теория фагоцитоза заложила краеугольный камень клеточной теории иммунитета и процесса иммуногенеза в целом с учетом клеточных и гуморальных факторов. Неспецифические факторы защиты организма Механические факторы. Кожа и слизистые оболочки механически препятствуют проникновению микроорганизмов и других антигенов в организм. Последние все же могут попадать в организм при заболеваниях и повреждениях кожи (травмы, ожоги, воспалительные заболевания, укусы насекомых, животных и т. д.), а в некоторых случаях и через нормальную кожу и слизистую оболочку, проникая между клетками или через клетки эпителия (например, вирусы). Механическую защиту осуществляет также реснитчатый эпителий верхних дыхательных путей, так как движение ресничек постоянно удаляет слизь вместе с попавшими в дыхательные пути инородными частицами и микроорганизмами. Физико-химические факторы. Антимикробными свойствами обладают уксусная, молочная, муравьиная и другие кислоты, выделяемые потовыми и сальными железами кожи; соляная кислота желудочного сока, а также протеолитические и другие ферменты, имеющиеся в жидкостях и тканях организма. Особая роль в антимикробном действии принадлежит ферменту лизоциму. Этот протеолитический фермент получил название «мурамидаза», так как разрушает клеточную стенку бактерий и других клеток, вызывая их гибель и способствуя фагоцитозу. Лизоцим вырабатывают макрофаги и нейтрофилы. Содержится он в больших количествах во всех секретах, жидкостях и тканях организма (кровь, слюна, слезы, молоко, кишечная слизь, мозг и т. д.). Снижение уровня фермента приводит к возникновению инфекционных и других воспалительных заболеваний. В настоящее время осуществлен химический синтез лизоцима, и он используется как медицинский препарат для лечения воспалительных заболеваний. Гуморальные факторы неспецифической резистентности состоят из разнообразных белков, содержащихся в крови и жидкостях организма. К ним относятся белки системы комплемента, интерферон, трансферрин, βлизины, белок пропердин, фибронектин и др. Белки системы комплемента обычно неактивны, но приобретают активность в результате последовательной активации и взаимодействия компонентов комплемента. Интерферон оказывает иммуномодулирующий, пролиферативный эффект и вызывает в клетке, инфицированной вирусом, состояние противовирусной резистентности. β-лизины вырабатываются тромбоцитами и обладают бактерицидным действием. Трансферрин конкурирует с микроорганизмами за необходимые для них метаболиты, без которых возбудители не могут размножаться. Белок пропердин участвует в активации комплемента и других реакциях. Сывороточные ингибиторы крови, например р-ингибиторы (р-липопротеины), инактивируют многие вирусы в результате неспецифической блокады их поверхности. Отдельные гуморальные факторы (некоторые компоненты комплемента, фибронектин и др.) вместе с антителами взаимодействуют с поверхностью микроорганизмов, способствуя их фагоцитозу, играя роль опсонинов. Большое значение в неспецифической резистентности имеют клетки, способные к фагоцитозу, а также клетки с цитотоксической активностью, называемые естественными киллерами, или NK-клетками. NKклетки представляют собой особую популяцию лимфоцитоподобных клеток (большие гранулосодержащие лимфоциты), обладающих цитотоксическим действием против чужеродных клеток (раковых, клеток простейших и клеток, пораженных вирусом). Видимо, NK-клетки осуществляют в организме противоопухолевый надзор. В поддержании резистентности организма имеет большое значение и нормальная микрофлора организма. [стр. 3 ⇒]

3. ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СИНДРОМА ИНТОКСИКАЦИИ, ФОРМИРУЮЩИЕСЯ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ЛПС-КОМПЛЕКСА Благодаря многочисленным исследованиям отечественных и зарубежных учёных, расшифрованы механизмы последовательных ответных реакций, возникающих в организме человека под воздействием бактериальных эндотоксинов большинства микроорганизмов. Совокупность этих р е а к ц и й представляет собой активацию или угнетение функционального состояния различных органов и систем организма, что выражается в развитии синдрома интоксикации. С биологических позиций синдром интоксикации — защитно-приспособительный ответ организма на воздействие токсинов (синдром адаптации). Сопротивление организма человека проникновению эндотоксина во внутреннюю среду начинается с активного уничтожения возбудителя при помощи клеточных (макрофагов, полиморфноядерных лейкоцитов и других фагоцитов) и гуморальных (специфических и неспецифических) факторов. В тех случаях, когда эндотоксину удаётся проникнуть в кровь, включается система антиэндотоксиновой защиты ( р и с 2-1). Она может быть представлена в виде совокупности неспецифических и специфических факторов. Неспецифические факторы антиэндотоксиновой защиты включают клеточные (лейкоциты, макрофаги) и гуморальные механизмы. Участие гуморальных факторов в защитных реакциях продолжают изучать. Но уже не оспаривают тот факт, что на пути эндотоксина прежде всего встают липопротеины высокой плотности. Обладая уникальной способностью адсорбировать ЛПС-комплекс, они нейтрализуют, а затем выводят эндотоксин из организма человека. Теми же свойствами обладают белки острой фазы воспаления, к которым относят альбумины, преальбумины, трансферрин, гаптоглобин. [стр. 203 ⇒]

Кроме нервного фактора в механизме действия массажа принимает большое участие также и гуморальный фактор. Как показали исследования Schaudig (1930), Rhumann (1933), Н. С-Звоницкого (1949) и др., под влиянием массажа в коже образуются различные высокоактивные вещества, принадлежащие к группе тканевых гормонов и принимающие участие в передаче нервных импульсов, в регуляции сосудистого тонуса. Такими веществами являются гистамин, который содержится в клетках кожи в виде неактивных соединений с белками и переходит при раздражениях кожи во время массажа из связанного в свободное состояние, оказывая активное влияние на нервную и сосудистую систему, а также ацетилхолин, который в момент возбуждения из неактивного, коллоидально связанного также переходит в растворимое состояние. Под влиянием массажа в тканях образуются и другие вещества, значение которых еще не выяснено с достаточной достоверностью, но которые, являясь раздражителями нервной системы* могут давать начало новым рефлексам. Такова роль гуморального фактора в механизме действия массажа. Гуморальный фактор, однако, не является самостоятельным. Он регулируется высшим отделом центральной нервной системы — корой головного мозга, выполняя роль рабочего механизма. Включаясь в нервный процесс, в осуществление нервного импульса, гуморальный фактор совместно с нервным фактором обеспечивает необходимую сочетаемость в действии массажа на организм. Таким образом, в основе механизма действия массажа лежит сложный процесс, обусловливаемый взаимодействием нервного и гуморального факторов. К этому нужно добавить, что массаж в месте его воздействия оказывает еще и непосредственное механическое влияние на ткани, в результате чего происходит передвижение тканевых жидкостей (лимфы, крови), растяжение и смещение тканей (при рубцах, спайках) и другие изменения. ю... [стр. 9 ⇒]

Механическая энергия имеет свойство превращаться в импульсы нервного возбуждения, которые являются первым звеном в цепи рефлекторных реакций. Суть нервно-рефлекторного массажа заключается в том, что происходит раздражение кожных рецепторов, расположенных в сухожилиях, связках, суставных сумках. Импульсы от периферии передаются по чувствительным путям в центральную нервную систему, затем достигают участков коры больших полушарий головного мозга. Здесь импульсы преобразуются в одну реакцию, в результате чего в организме происходят функциональные сдвиги. Центростремительные импульсы могут влиять на функциональное состояние не только коры головного мозга, но и других отделов мозга – таких, как мозжечок, спинной мозг, функциональные образования ствола головного мозга. Действие разных раздражителей можно охарактеризовать так: в рецепторный прибор ударяет тот или иной агент внешнего мира или внутренней среды организма, после чего этот удар преображается в нервный процесс. Возбуждение по нервным волокнам передается в центральную нервную систему, после чего по другим «проводам» поступает к рабочему органу, преображаясь в специфический процесс в клетках этого органа. Следовательно, любой агент закономерно связывается с той или иной деятельностью организма. Реакции организма могут быть самыми разнообразными, все зависит от того, в каком состоянии находятся нервная система и нервные окончания, воспринимающие раздражения. Кроме этого, существует еще зависимость от дозы и характера приемов массажа и других условий. Прямое механическое воздействие массажа на ткани способствует образованию в коже химических продуктов распада веществ. К таким веществам относятся гистамин, который вызывает расширение капилляров, и ацетилхолин, образующийся в окончаниях сосудорасширяющих нервов и вызывающий снижение кровяного давления. Гистамин представляет собой тканевый гормон, который содержится в клетках в виде неактивных соединений с белками. В результате распада под влиянием массажа он становится свободным и переходит в активную форму. Гистамин и гистаминоподобные вещества вместе с продуктами белкового распада разносятся с током лимфы и крови и являются раздражителями хеморецепторов сосудов и других тканей внутренних органов. Благоприятную роль в действии массажа на организм оказывает гуморальный фактор, так как под действием массажа в коже образуются биологически активные вещества, которые затем поступают в кровь и участвуют в передаче нервных импульсов и в других реакциях. Гуморальный фактор не является самостоятельным, потому что он регулируется корой больших полушарий головного мозга. Массаж, способствуя образованию тепла в тканях, действует как термический раздражитель и возбуждает тепловую рецепторную систему. Возбуждение передается регулирующим центром, расположенным в продолговатом мозге, а затем, переходя на симпатические сосудосуживающие и парасимпатические сосудорасширяющие нервы, вызывает рефлекторное изменение просвета сосудов. Массаж, кроме прямого воздействия, оказывает механическое влияние на ткани в виде смещения, растягивания, давления. Все эти процессы выражаются в усилении циркуляции крови, лимфы, межтканевой жидкости. Механический фактор влияет на устранение застойных явлений, усиливает обмен веществ и кожного дыхания в массируемом участке тела. Таким образом, при выполнении массажа тесно взаимодействуют нервный, гуморальный и механический факторы при ведущей роли нервного компонента. С помощью массажа можно целенаправленно воздействовать на состояние организма. Выделяют несколько основных типов влияния массажа: трофическое, энерготропное, тонизирующее, успокаивающее и нормализация функций. Трофическое действие массажа, связанное с ускорением тока крови и лимфы,... [стр. 28 ⇒]

Б) от функционального состояния периферических нервных приборов того рецепторного поля, которое подвергается массажному воздействию. В) от клинического проявления болезни, г) от характера и методики применения массажа, особенно же от его дозировки (интенсивность, продолжительность, частота воздействия и так далее). Таков механизм нервнорефлекторного действия массажа. Примером раскрытия нервнорефлекторного действия массажа является возможность изменения функциональной деятельности сердца, желудка, кишечника и других внутренних органов через эффекторную систему кожи (кожно-висцеральный рефлекс) или другие слои тканей. Было бы, однако, неправильно свести механизм действия массажа к передаче вызываемых им механических раздражений по одним только нервно-проводниковым путям. Кроме нервного фактора, в механизме действия массажа принимает большое участие также и гуморальный. Как показали исследования schaudig (1930), rhumann (1933), н. С. Звоницкого (1949) и других, под влиянием массажа в коже образуются различные высокоактивные вещества, принадлежащие к группе тканевых гормонов и принимающие участие в передаче нервных импульсов, в регуляции сосудистого тонуса. Таким веществом является гистамин, который содержится в клетках кожи в виде неактивных соединений с белками и переходит при раздражениях кожи во время массажа из связанного в свободное состояние, оказывая активное влияние на нервную и сосудистую систему, а также ацетилхолин, который также в момент возбуждения из активного, коллоидально связанного переходит в растворимое состояние. Под влиянием массажа в тканях образуются и другие вещества, значение которых ещё не выяснено с достаточной достоверностью, но которые, являясь раздражителями нервной системы, могут давать начало новым рефлексам. Такова роль гуморального фактора в механизме действия массажа. Гуморальный фактор, однако, не является самостоятельным. Он регулируется высшим отделом центральной нервной системы- корой головного мозга, выполняя роль рабочего механизма. Включаясь в нервный процесс, в осуществление нервного импульса, гуморальный фактор совместно с нервнорефлекторным обеспечивает необходимую сочетанность в действии массажа на организм. Таким образом, в основе механизма действия массажа лежит сложный процесс, обусловливаемый взаимодействием нервнорефлекторного и гуморального факторов. К этому нужно добавить, что массаж в месте его воздействия оказывает ещё и непосредственное механическое влияние на ткани, в результате чего происходит передвижение тканевых жидкостей (лимфы, крови), растяжение и смещение тканей (при рубцах, спайках) и другие изменения. [стр. 5 ⇒]

Гуморальные факторы. Воспаление интерстициальной ткани сопровождается высвобождением биологически активных веществ, обладающих выраженным вазоконстрикторным эффектом (брадикинин, тромбоксан А2, лейкотриены). Развивающаяся при этом ишемия почки приводит к изменениям нейрогуморальной регуляции функции почек. Ишемия повышает активность ренин-ангиотензинальдостероновой системы и, как следствие, усиливает секрецию альдостерона. Под воздействием ренин-ангиотензинового комплекса происходит спазм кровеносных сосудов почки и снижение уже измененного почечного кровотока. Эти изменения выявляются при рефлюксе вне зависимости от рентгенологических признаков нефросклероза, что свидетельствует о развитии РН на уровне микроструктур органа еще до появления видимых изменений паренхимы почек на урограммах. Установлена связь активности D-глюкозаминидазы, глутамилтранспептидазы (ГГТП), лактатдегидрогеназы, N-ацетил-трансферазы в моче с наличием рефлюкснефропатии и выраженностью ПМР. Наиболее высокочувствительным тестом для диагностики рефлюкс-нефропатии оказалось определение уровня ГГТП: характерно повышение уровня ГГТП более 47,7 нмоль/с. Исследование ферментурии высокоинформативно для ранней диагностики рефлюкс-нефропатии, оно позволяет своевременно провести корригирующие мероприятия и снизить риск формирования хронической почечной недостаточности. Все более активно изучаются при РН цитокины, являющиеся биологически активными соединениями, индуцирующие воспалительную реакцию и клеточную пролиферацию. Цитокины участвуют в фиброгенезе, и с их активностью связывают степень выраженности нефросклероза (С.С. Паунова и соавт., 1995). В качестве раннего диагностического критерия развития РН предлагают использовать снижение суточной экскреции с мочой противовоспалительного ИЛ-10, сохраняющуюся более шести месяцев повышенную секрецию с мочой ФНО альфа у больных с ПМР. Cреди гуморальных факторов наиболее активными и разносторонними медиаторами фиброгенеза в последние годы признают факторы роста - комплекс биологически активных соединений, воздействующих на макрофаги и фибробласты, непосредственно участвующих в регуляции межклеточных взаимодействий. В связи с этим, для изучения состояния системы ростовых факторов у детей с рефлюкснефропатией и их влияния на фиброгенез в почечной паренхиме, было обследовано 123 ребенка в возрасте от 3 до 14 лет с хроническим пиелонефритом и пузырно-мочеточниковым рефлюксом (ПМР). Всем детям проводилось ультразвуковое исследование почек с определением интраренального кровотока и, по показаниям, рентгеноурологическое обследование. Проведенные исследования показали, что у всех больных с ПМР существенно увеличено содержание в крови трансформирующего фактора роста (ТФР-b), инсулиноподобного фактора роста 1 (ИФР-1) и фактора роста фибробластов (ФРФ) (иммуноферментным методом). При этом у больных с эхографическими признаками рефлюкс-нефропатии и с рентгенологическими проявлениями нефросклероза отмечалось достоверное повышение концентраций факторов роста по сравнению с больными с хроническим вторичным пиелонефритом и ПМР без рентгенологических и ультразвуковых признаков нефросклероза. Установленные закономерности свидетельствуют о том, что избыточная продукция факторов роста при выраженном нефросклерозе у детей приводит к нарушению процессов деградации матрикса и развитию коллагеногенеза с последующим исходом в фиброз. Можно полагать, что основной причиной, приводящей к развитию почечного фиброза у больных детей с нарушениями уродинамики, является, по-видимому, экспрессия генов, кодирующих повышенную продукцию факторов роста, что в условиях формирующейся рефлюкс-нефропатии способствует мононуклеарной инфильтрации интерстиция с последующим повреждением клеток под влиянием просклеротических цитокинов. 47... [стр. 47 ⇒]

...б) Поскольку психические явления, как и все явления природы и общественной жизни, имеют свое прошлое и будущее, свою отрицательную и положительную сторону, что-то отживающее и нечто развивающееся, им свойственны внутренние противоречия. И подлинным содержанием психического развития является борьба этих внутренних противоречий, борьба между старыми отживающими формами психики и новыми нарождающимися. Задача психологического исследования и заключается в том, чтобы проследить происходящее в этой борьбе развитие новых форм психики в их существенных закономерностях. Возникновение новой ступени психического развития не является, однако, только внешней надстройкой. Всякая предшествующая стадия всегда представляет собой подготовительную ступень к последующей; внутри нее нарастают — сначала в качестве подчиненных моментов — те силы и соотношения, которые, став ведущими, дают начало новой ступени развития. Таков диалектический принцип в трактовке психического развития. С диалектическим принципом неразрывно связана в нашем понимании психического развития материалистическаятрактовка его. В противоположность идеализму, утверждающему, что первичным является идея, дух, сознание, психика, а материя, бытие являются чем-то производным, материализм исходит из того, что материя, бытие первично, а психика, сознание, дух, идеи вторичны, производны, что они — продукт развития материального мира, и потому их научное изучение должно исходить из зависимости психики, сознания от их материальных основ и не может быть понято вне связи с ними. <…> Психика является продуктом развития органической жизни. Поэтому вопрос о материальных основах психики — это прежде всего вопрос об ее зависимости от материальных основ органической жизни, от ее материального субстрата. Непосредственным материальным субстратом психики в ее развитых формах является центральная нервная система, мозг. Но психика, несомненно, связана не только с нервной, но и с гуморальной, химической регуляцией. <…> Однако в настоящее время не приходится противопоставлять друг другу нервную и химическую, или гуморальную, регуляцию: самая нервная регуляция является вместе с тем и химической, поскольку она осуществляется через посредство гормонов и медиаторов, выделяемых в результате проходящих по нервам раздражении. В свою очередь инкреты могут влиять на периферические окончания нервов и на мозговые центры и вызывать прямым раздражением клеток те же изменения функций, как и нервные раздражения. С другой стороны, инкреция желез может быть регулируема мозговыми центрами; так, повреждения мозга могут вызвать гипертиреоидизм. Каждая железа внутренней секреции представлена в центральной нервной системе. Таким образом, испытывая на себе воздействие желез внутренней секреции, их гормонов, так же как и других гуморальных факторов, нервная система все же господствует над ними, осуществляя высшую регуляцию жизни организма в его взаимоотношениях со средой. При этом во всяком случае влияние химических гуморальных факторов на психику осуществляется через посредство нервной системы. Как ни значительна для психики (особенно для эмоциональных состояний) роль вегетативной нервной системы, существенно участвующей в гуморальной регуляции жизни организма, однако вегетативная нервная система, взаимодействуя с соматической, осуществляет свое влияние на поведение через посредство центральной нервной системы. Таким образом, можно сказать, что психика является функцией центральной нервной системы, функцией мозга. Однако взаимоотношения психики и мозга, психики и нервной системы составляют лишь одну сторону во взаимоотношениях психики и ее материальных основ. Говоря о том, что психика... [стр. 94 ⇒]

Согласно теории Фрея, болевая чувствительность имеет самостоятельный не только периферический, но и центральный нервный аппарат. А.Гольдшейдер и А.Пьерон это отрицают. Гольдшейдер признает единство рецепторов и периферических нервных путей для болевой и тактильной чувствительности, считая, что характер ощущения зависит от характера раздражения. Гуморальные факторы повышают болевую чувствительность. Влияние этих гуморальных факторов, а также и вегетативных, вскрывают исследования Л.А.Орбели. 68 Поданным его исследований, боль — это сложное состояние организма, обусловленное взаимодействием многообразных нервных и гуморальных факторов. Для болевой чувствительности характерна малая возбудимость. Импульсы, возникающие вслед за болевым раздражением, характеризуются медленностью проведения. Адаптация для болевых импульсов наступает очень медленно. Психологически для боли наиболее характерен аффективный характер ощущений. Недаром говорят об ощущении боли и о чувстве боли. Ощущение боли, как правило, связано с чувством неудовольствия или страдания. Боль, далее, относительно плохо, неточно локализуется, она часто носит иррадиирующий, размытый характер. Хорошо известно, как часто, например, при зубной боли и при болезненности внутренних органов пациенты допускают ошибки в локализации источника болевых ощущений. В психологическом плане одни трактуют боль как специфическое ощущение, другие рассматривают ее лишь как особенно острое проявление аффективного качества неприятного. Боль является несомненно аффективной реакцией, но связана с интенсивным раздражением лишь определенных сенсорных аппаратов. Есть, таким образом, основание говорить о специфическом ощущении боли, не растворяя его в аффективно-чувственном тоне неприятного; боль вместе с тем — это яркое проявление единства сенсорной и аффективной чувствительности. Болевое ощущение может заключать в единстве с аффективным и познавательный момент. Если при ожоге проявляется лишь аффективный момент острой болевой чувствительности, то при уколе, когда болевой характер ощущения связан с осязательными моментами, в болевом ощущении, в единстве с аффективной реакцией выступает и момент чувственного познания — дифференциации и локализации болевого раздражения. Вследствие относительно размытого, нечетко очерченного характера болевого ощущения (в силу которого Г.Хэд относил болевую чувствительность к низшей, протопатической) оно оказывается очень подвижным и поддающимся воздействию со стороны высших психических процессов, связанных с деятельностью коры, — представлений, направленности мыслей и т. д. Так, преувеличенное представление о силе ожидающего человека болевого раздражения способно заметно повысить болевую чувствительность. Об этом свидетельствуют наблюдения как в житейских, так и в экспериментальных ситуациях. 69 Это воздействие представлений явно зависит от личностных особенностей: у людей боязливых, нетерпеливых, невыносливых оно будет особенно велико. В жизни приходится часто наблюдать, как у человека, сосредоточенного на своих болевых ощущениях, они, чудовищно разрастаясь, становятся совершенно нестерпимыми, и наряду с этим — как человек, жалующийся на мучительнейшие боли, включившись в интересный и важный для него разговор, занявшись увлекающим его делом, забывает о боли, почти переставая ее чувствовать. Болевая чувствительность, очевидно, тоже поддается корковой регуляции. В силу этого высшие сознательные процессы могут как бы то "гиперэстезировать", то "анестезировать" болевую чувствительность человека. Люди, переносившие мучения инквизиции и всяческие... [стр. 184 ⇒]

[И. Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 542, изд. 11-е, Политиздат, 1939.] Психика является продуктом развития органической жизни. Поэтому вопрос о материальных основах психики — это прежде всего вопрос об её зависимости от материальных основ органической жизни, от её материального субстрата. Непосредственным материальным субстратом психики в её развитых формах является центральная нервная система, мозг. Но психика, несомненно, связана не только с нервной, но и с гуморальной, химической регуляцией. В химической, гуморальной регуляции жизни организма особенно значительную роль играет, как известно, эндокринная система, система желез внутренней секреции. Её влияние на психику не подлежит сомнению. Так, усиленная инкреция щитовидной железы, обусловливая повышенную чувствительность всей нервной системы к периферическим и центральным раздражениям, обусловливает и психические изменения: ускоренное течение психических процессов — колебания настроения, то возбуждённого, то подавленного. Наоборот, понижение деятельности щитовидкой железы вызывает понижение возбудимости нервной системы, которая приводит к задержке психических функций и выражается в апатии, в замедленных темпах психической деятельности. Однако в настоящее время не приходится противопоставлять друг другу нервную и химическую, или гуморальную, регуляцию: сама нервная регуляция является вместе с тем и химической, поскольку она осуществляется через посредство гормонов и медиаторов, выделяемых в результате проходящих по нервам раздражений. В свою очередь инкреты могут влиять на периферические окончания нервов и не мозговые центры и вызывать прямым раздражением клеток те же изменения функций, как и нервные раздражения. С другой стороны, инкреция желез может быть регулируема мозговыми центрами; так, повреждения мозга могут вызвать гипертиреоидизм. Каждая железа внутренней секреции представлена в центральной нервной системе. Таким образом, испытывая на себе воздействие желез внутренней секреции, их гормонов, так же как и других гуморальных факторов, нервная система всё же господствует над ними, осуществляя высшую регуляцию жизни организма в его взаимоотношениях со средой. При этом во всяком случае влияние химических гуморальных факторов на психику осуществляется через посредство нервной системы. Как ни значительна для психики (особенно для эмоциональных состояний) роль вегетативной нервной системы, существенно участвующей в гуморальной регуляции жизни организма, однако вегетативная нервная система, взаимодействуя с соматической, осуществляет своё влияние на поведение через посредство центральной нервной системы. Таким образом, в итоге можно сказать, что психика является функцией центральной нервной системы, функцией мозга. Однако взаимоотношения психики и мозга, психики и нервной системы составляют лишь одну сторону во взаимоотношениях психики и её материальных основ. Говоря о том, что психика является продуктом мозга, а мозг — органом психики, нельзя не учесть и того, что психика является отражением действительности, бытия; а высшая форма психики — сознание человека является Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. [стр. 110 ⇒]

Возникая под воздействием разрушительных по своему характеру и силе раздражений, боль сигнализирует опасность для организма, являясь симптомом патологических процессов, которым он подвергается. Болевая чувствительность распределена на поверхности кожи и во внутренних органах неравномерно. Имеются участки мало чувствительные к боли и другие — значительно более чувствительные. В среднем, по данным М. Фрея, на 1 кв. см приходится 100 болевых точек; на всей поверхности кожи, таким образом, должно иметься около 900 тысяч болевых точек — больше, чем точек какого-либо другого вида чувствительности. Новейшие экспериментальные исследования дают основание считать, что распределение болевых точек является динамическим, подвижным и что болевые ощущения являются результатом определённой, превышающей известный предел интенсивности, длительности и частоты импульсов, идущих от того или иного раздражителя (Nafe). Согласно господствующей теории М. Фрея, болевая чувствительность имеет самостоятельный не только периферический, но и центральный нервный аппарат. А. Гольдшейдер и А. Пьерон это отрицают. Гольдшейдер признаёт единство рецепторов и периферических нервных путей для болевой и тактильной чувствительности, считая, что характер ощущения зависит от характера раздражения. Гуморальные факторы повышают болевую чувствительность. Влияние этих гуморальных факторов, а также и вегетативных вскрывают исследования Л. А. Орбели. [Л. А. Орбели, Боль и её физиологические эффекты, «Физиологический журнал СССР», т. XXI, вып. 5—6, М. 1936 (доклад «Труды XV Международного физиологического конгресса»).] По данным его исследований, боль представляется как сложное состояние организма, обусловленное взаимодействием многообразных нервных и гуморальных факторов. Для болевой чувствительности характерна малая возбудимость. Импульсы, возникающие вслед за болевым раздражением, характеризуются медленностью проведения. Адаптация для болевых импульсов наступает очень медленно. Психологически для боли наиболее характерен аффективный характер болевых ощущений. Недаром говорят об ощущении боли и о чувстве боли. Ощущение боли, как правило, связано с чувством неудовольствия или страдания. Боль, далее, относительно плохо, неточно локализируется, она часто носит иррадиирующий, разлитой характер. Хорошо известно, как часто, например, при зубной боли и при болезненности внутренних органов больные допускают ошибки в локализации источника своих болевых ощущений. В психологическом плане одни трактуют боль как специфическое ощущение, другие рассматривают её лишь как особенно острое проявление аффективного качества неприятного. Боль является несомненно аффективной реакцией, но связана с интенсивным раздражением лишь определённых сенсорных аппаратов. Есть, таким образом, основание говорить о специфическом ощущении боли, не растворяя его в аффективно-чувственном тоне неприятного; боль является вместе с тем ярким проявлением единства сенсорной и аффективной чувствительности. Болевое ощущение может заключать в единстве с аффективным и познавательный момент. Если при ожоге выступает лишь аффективный момент острой болевой чувствительности, то при уколе, когда болевой характер ощущения связан с осязательными моментами, в болевом ощущении в единстве с аффективной реакцией выступает и момент чувственного познания — дифференциации и локализации болевого раздражения. Вследствие относительно всё же разлитого, нечётко очерченного характера Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. [стр. 231 ⇒]

Это связано с ослаблением регулирующей деятельности центральной нервной системы, в том числе коры, подкорковых образований и особенно высших центров нейроэндокринной системы – гипоталамуса и гипофиза; снижением подвижности процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга, активности центральных и периферических отделов вегетативной нервной системы, угнетением её трофической функции и извращением чувствительности молекулярных рецепторов различных клеток. У пожилых людей труднее вырабатываются условные рефлексы, что существенно ослабляет нервно-рефлекторные реакции таких пациентов на физические факторы. Это сказывается на психике, поведении человека и его работоспособности. Личностные особенности проявляются в нарастании тревоги и страха, в снижении социальной роли, ослаблении потребности в эффективности труда, возрастании необходимости в уважении и понимании, усилении неадекватного восприятия действительности. Вместе с тем в ходе возникновения приспособительных механизмов, достаточный уровень психической деятельности сохраняется до глубокой старости. Так, остаются без существенных изменений интеллектуальные функции, связанные с запасом знаний, глубиной суждений. В то же время оперативная память и способность к концентрации внимания снижаются. С возрастом определяются морфологические изменения в периферическом и вегетативном отделах нервной системы. Снижаются сухожильные рефлексы, изменяется лабильность и возбудимость вегетативных ганглиев, повышается чувствительность к гуморальным факторам. При этом повышение чувствительности клеток и тканей к медиаторам и гормонам ведёт к возрастанию удельного веса гуморального компонента в реакции стареющего организма на физические факторы. Выраженные изменения происходят во всех звеньях гуморальной регуляции организма: снижается секреторная функция большинства желез внутренней секреции, гипоталамо-гипофизарная регуляция их деятельности. У пожилых людей нарастает чувствительность эндокринных желез к тропным гормонам, снижается концентрация в крови связанных форм гормонов, что приводит к ослаблению их функциональной активности. Эндокринные сдвиги вызывают возрастные нарушения обмена веществ, иммунологическую недостаточность и аутоиммунные расстройства, что приводит к синхронному угнетению механизмов формирования системной приспособительной реакции организма. Серьёзным возрастным изменениям подвергаются и внутренние органы и системы стареющего организма. Значительно изменяются гемодинамика и сердечная деятельность пациентов: снижаются толерантность к физической нагрузке, сократительная и диастолическая функции миокарда, уменьшаются минутный и ударный объёмы сердца, сердечный индекс, что существенно ограничивает адаптационные возможности сердечно-сосудистой системы, на повышение которых направлено действие целой группы кардиотонических физических методов лечения. Изменяется и гемодинамика у пожилых пациентов: увеличивается общее периферическое сопротивление сосудов, что в... [стр. 6 ⇒]

Патогенез асцитического синдрома при циррозе печени сложен и до конца не изучен. Общепризнанным является положение об участии регионарных и системных патофизиологических механизмов. Одним из наиболее значимых местных патогенетических факторов является синусоидальная гипертензия, связанная с постсинусоидальным блоком, что в значительной степени определяет нарастающее «пропотевание» элементов плазмы в перисинусоидальное простраство и увеличивает лимфопродукцию в печени. Декомпенсация дренажной функции лимфатической системы способствует белее активному накоплению асцитической жидкости. Среди общих факторов прогрессирования асцитического синдрома ведущее значение по праву принадлежит задержке натрия и воды. В задержке натрия принимают участие множество патофизиологических механизмов: гуморальные нарушения и, прежде всего, активация ренинангиотензинальдостероновой системы снижение эффективной почечной перфузии и другие гемодинамические нарушения. Гуморальные и гемодинамические факторы оказывают влияние друг на друга. Многие гормональные субстанции обладают системным и регионарным гемодинамическими эффектами. Нарушения гемодинамики на различных уровнях вызывают реакции адаптационных систем поддержания гомеостаза, которые осуществляются опосредованно через гуморальные факторы. Вопрос об афферентном патофизиологическом механизме задержки натрия до конца не решен. Этапность лечения асцитического синдрома является одним из важнейших принципов и проявляется уже на этапе консервативного лечения, которое всегда предшествует любым видам хирургической интервенции. В программу консервативной терапии на ее различных этапах «вплетаются» методы оперативного лечения. При этом общая агрессивность всего комплекса лечебных мероприятий «раскладывается» во времени. Этим достигается лучшая переносимость отдельных этапов и создаются условия для реализации эндогенных адаптационных механизмов. В заключение следует отметить, что несмотря на успехи фундаментальных наук в области изучения патогенеза портальной гипертензии, разработку и совершенствование методов консервативного и оперативного лечения асцитического синдромома, ни один из предложенных методов, кроме трансплантации печени, не способен положительно повлиять на продолжительность жизни больных. Большинство оперативных вмешательств имеют временный симптоматический эффект и претендуют на роль методов, улучшающих качество жизни пациентов. Поэтому необходим большой клинический опыт, а порой и врачебная интуиция, чтобы спланировать оптимальный объем лечения. [стр. 423 ⇒]

Гиперкальциемия, связанная со злокачественным ростом Клинические синдромы и механизмы шперкальциемии. Гиперкальциемия, обусловленная злокачественной опухолью, встречается часто (до 10—15% случаев при опухолях некоторого типа, например, раке легкого), нередко оказывается тяжелой и трудно поддающейся коррекции и подчас почти неотличима от гиперкальциемии, вызванной первичным гиперпаратиреозом. Эту гиперкальциемию традиционно относят на счет местной инвазии и деструкции костной ткани клетками опухоли или, реже, на счет выработки такими клетками гуморальных медиаторов гиперкальциемии. Хотя часто наличие опухоли не вызывает сомнений, иногда гиперкальциемия сопровождает и скрытую опухоль. В таких случаях следует стремиться к быстрому установлению диагноза и началу специфического лечения, чтобы защитить больного от осложнений имеющейся злокачественной опухоли. П с е в д о г и п е р п а р а т и р е о з . Для обозначения синдрома гиперкальциемии у больных со злокачественными опухолями, особенно легких н почек, при которых метастазы в кости минимальны или вообще отсутствуют, используют термин «гуморальная опухолевая гиперкальциемия». Клиническая картина напоминает таковую при первичном гиперпаратиреозе (гипофосфатемия, сопровождающаяся гиперкальциемией), но экстирпация или резекция опухоли приводит к исчезновению гиперкальциемии. Вначале предполагали, что причиной гиперкальциемии служит эктопическая продукция опухолью ПТГ или сходного с ним соединения, но механизмы заболевания оказались более сложными, чем простая эктопическая продукция ПТГ злокачественной тканью. Исследования с помощью множества диагностических методик, изучение обмена минеральных ионов в сыворотке крови и моче, определение содержания гормонов и оценка экскреции циклического АМФ несколько прояснили вопрос. В большинстве случаев гиперкальциемии, связанной со злокачественными опухолями, уровень иПТГ не повышен, хотя, по данным большинства лабораторий, его все же удается определить. Если бы медиатором был ПТГ, эктопически продуцируемый опухолевой тканью, то следовало бы ожидать повышения уровня нПТГ, если только опухоль не секретирует измененные формы гормона. С другой стороны, если бы функция околощитовидных желез была нормальной, а причиной гиперкальциемии служили гуморальные факторы, не имеющие отношения к иарагиреоидному гормону, то уровень иПТГ в крови был бы настолько низким, что не поддавался определению. Наличие же, хотя и сниженного, но определимого количества иПТГ может означать ложноположительный результат анализа или присутствие в крови измененных форм гормона. У многих больных с гиперкальциемией и злокачественной опухолью, относимых, как правило, к группе псевдогиперпаратиреоза, экскреция нефрогенного циклического АМФ с мочой повышена, наблюдаются гипофосфатемия и ускоренный клиренс фосфата с мочой, т. е. имеются признаки действия гуморального агента, имитирующего эффект ПТГ. С другой стороны, утех же больных, по данным многочисленных иммунологических анализов, уровень иПТГ едва определим, почечный клиренс кальция повышен, а не снижен, а содержание 1,25 (OH),D снижено или нормально, что указывает на роль гуморальных факторов, отличных от ПТГ. Значение костных метастазов в генезе опухолевой гиперкальциемии подверглось переоценке. Для прогнозирования гиперкальциемии важнее оказался гистологический характер опухоли, чем степень ее метастазирования в кости. Мелкоклеточный рак (овсяноклеточный) и аденокарцинома легких, хотя и наиболее часто среди легочных опухолей метастазируют в кости, но редко вызывают гиперкальциемию. Напротив, почти у 10% больных с чешуйчато-клеточным раком легких развивается гиперкальциемия. Гистологические исследования костей больных с чешуйчато-клеточным или плоскоклеточным ра382... [стр. 382 ⇒]

БОЛЕЗНИ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ Ассистент Малашенко С.В., 2002 Болезни органов дыхания характеризуются многообразием клиникоморфологических проявлений, что связано со своеобразием структуры легких, возрастными особенностями и большим числом этиологических факторов. Этиологическими факторами могут быть:  биологические патогенные возбудители (вирусы, бактерии, грибки, паразиты);  химические и физические агенты. В возникновении заболеваний бронхов и легких важная роль отведена наследственным факторам и возрастным особенностям. Однако, возникновение болезней органов дыхания определяется не только воздействием патогенного и наличием фонового факторов, но и состоянием защитных барьеров дыхательной системы, среди которых выделяют аэродинамическую фильтрацию, гуморальные и клеточные факторы общей и местной защиты. Аэродинамическая фильтрация — это мукоцилиарный транспорт, осуществляемый реснитчатым эпителием бронхиального дерева. К гуморальным факторам местной защиты дыхательной системы относят секреторные иммуноглобулины (IgА), систему комплемента, интерферон, лактоферрин, ингибиторы протеаз, лизоцим, сурфактант, фактор хемотаксиса, лимфокины, а к гуморальным факторам общей защиты — IgМ и IgG. Клеточные факторы местной защиты дыхательной системы представлены альвеолярными макрофагами, а общей защиты — полиморфно-ядерными лейкоцитами, пришлыми макрофагами и лимфоцитами. За последние годы достигнут значительный прогресс в понимании морфологической сущности процесса большинства заболеваний органов дыхания. Современная клиническая морфология располагает многими методами диагностики болезней органов дыхания. Среди них наибольшее значение имеют цитологическое и бактериоскопическое исследование мокроты, бронхоальвеолярных смывов (бронхоальвеолярный лаваж), биопсия бронхов и легких. Эти достижения связаны с возможностью получения и изучения биопсийного материала практически всех отделов дыхательной системы при помощи современных морфологических методов исследования, таких как иммунногистохия, электронная микроскопия, ауторадиография, люминисцентная микроскопия. Полученные новые данные о ранних структурных проявлениях болезней органов дыхания позволяют использовать результаты морфологической диагностики для эффективного лечения. [стр. 1 ⇒]

Эндогенная интоксикация, как правило, вызывается не одной эндотоксической субстанцией, которую можно считать пусковым фактором этого явления, а несколькими субстанциями, которые так или иначе поступают в кровь больного. Это происходит либо путем непосредственного проникновения в кровеносные капилляры, прилежащие к месту образования таких субстанций, либо опосредованно через тканевую жидкость и лимфатический дренаж. Лишь иногда патогенное действие эндотоксинов реализуется на органном уровне (головной мозг ), если внутренняя среда этого уровня в той или иной степени гуморально и структурно изолирована (гематоэнцефалический и гематоликворный барьеры) от остальной внутренней среды организма больного. Появление во внутренней среде организма агрессивных гуморальных факторов, которые могут рассматриваться как эндотоксические субстанции, либо возрастание их концентрации выше гомеостатического уровня могут быть связаны не только с нарушением процессов метаболизации и превращения этих факторов. Другой имеющий значение механизм – повышение проницаемости клеточных мембран и переход во внеклеточное пространство веществ, преимущественно содержащихся в клетках. Это приводит к изменению обычной физиологической ассиметрии концентрации этих веществ (например, ионов калия или магния) по обе стороны протоплазматической мембраны. При иных формах патологии эндотоксические субстанции могут стать вещества, необычные для нормально протекающих биологических процессов, например, протоплазматические и митохондриальные ферменты. Они появляются в жидкостных средах организма (тканевая жидкость, кровь, лимфа, ликвор) в результате предельного повышения проницаемости мембран внутриклеточных структур или прямого повреждения этих структур в результате действия первичных эндотоксинов, определяющих природу пускового фактора эндогенной интоксикации. Наконец, третья возможность ее развития определяется усилением поступления в кровь токсических субстанций при снижении барьерных характеристик стенок полостей или гистогематических барьеров тех или иных органов, которые могут содержать как обычные метаболиты, так и необычные субстанции, например, продукты извращенного пищеварения в просвете паретичной кишки. Для тканевых зон, как источников эндогенной интоксикации, существенное значение имеет сохранение возможности резорбции при распространенных процессах альтерации некробиоза и воспаления. Факторы первичной токсической агрессии. Компонентами гуморальной агрессии и, следовательно, лабораторными маркерами эндогенной интоксикации могут быть самые различные субстанции: конечные и промежуточные продукты нормального метаболизма, продуты извращенного тканевого обмена, компоненты полостных жидкостных сред и продукты жизнедеятельности микрофлоры в очагах и резервуарах инфекции, органо- и цитолокализованные вещества при их избыточном поступлении во внеклеточную жидкость, лимфу и кровь, иммуночужеродные продукты тканевого распада и, наконец, эффекторные субстанции регуляторных систем организма больного. Несомненно, что в клинических условиях можно предположить или выявить сочетание нескольких механизмов, обусловливающих поступление в кровь эндотоксинов, либо обстоятельства, при которых один механизм дополняется или сменяется другим по мере развития патологии. Тем не менее, по основному... [стр. 150 ⇒]

Этиология. ПОН – это патологическое явление, которое возникает при несовершенном или несвоевременном лечении больных с различными по происхождению критическими состояниями. Такие критические состояния могут иметь отношение к хирургии: тяжелые механические и термические травмы с торпидным шоком с возмещением кровопотери, неадекватным по темпу и объему, а может и по характеру использованных сред, высокоинвазивная хирургическая инфекция, продукционная эндогенная интоксикация при остром панкреатите и др. Роль инициирующего фактора в значительной степени определяет особенности органной несостоятельности. В силу этого с известным приближением в конкретных случаях можно говорить о посттравматической, постгеморагической, септической или панкреатогенной ПОН. В связи с послеоперационными осложнениями ПОН возникает на фоне глубоких и стойких расстройств микроциркуляции, эндогенной интоксикации различного происхождения, предельных нарушений обмена веществ, свойственных этим осложнениям. Представление о постреанимационой болезни со значительными нарушениями кровообращения и обеспечения тканей кислородом позволяет рассматривать еще один специальный вариант ПОН – постреанимационной. Этиологическими факторами развития этого явления могут быть также тяжелые трансмитивные инфекции, острые отравления или системная гипоксия в связи с утоплением. Но и в этих ситуациях роль расстройств микроциркуляции и метаболизма может считаться основной детерминантой развития ПОН. Патогенез. Важнейшее звено патогенеза ПОН – расстройства микроциркуляции и состояния эндотелия микрососудов. Они обусловлены не обязательно, а иногда и не столько снижением производительности сердца, сколько возникновением вазоконстрикции под влиянием патологических гуморальных факторов и значительным ухудшением агрегатного состояния крови с нарушением реологических свойств, ДВС. Существенное значение в генезе расстройств микроциркуляции приобретают гуморальные факторы, а также поток антигенной информации, извращение клеточного и гуморального иммунитета с накоплением в крови избытка циркулирующих иммунокомплексов. Результат действия этих факторов ведет к повреждению эндотелия микрососудов с нарушением сосудистотканевых барьеров, что может сыграть ключевую роль в органных морфологических изменениях и дисфункциях, инициирующих развитие ПОН. Исходя из роли гуморальных факторов, ряд исследователей полагают, что в развитии органных несостоятельностей достаточно определенно можно выделить три фазы (Лебедева Р.Н., Полуторнова Т.В., 1995; Groir B.P. et al., 1993): - индукционную, результатом которой является синтез гуморальных факторов, запускающих системную воспалительную реакцию; - каскадную, в которую проявляется активация каскадов калликреин-кининовой системы, системы арахидоновой кислоты, свертывающей системы крови и др.; - наконец фазу вторичной аутоагрессии и предельно выраженной органной несостоятельности, при которой органы жизнеобеспечения выходят из строя, и организм больного теряет способность к самостоятельной регуляции внутренней среды. В каждом конкретном варианте ПОН в патогенезе этого явления определенное преимущество имеет тот или иной гуморальный фактор, играющий... [стр. 662 ⇒]

В качестве основных гуморальных факторов, играющих роль в патогенезе ПОН, рассматривают следующие биологически активные вещества: эндотоксины и факторы патогенности микробов, фактор некроза опухолей (кахектин), интерлейкины (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8), эндотелины, адгезивные молекулы, простагландины, фактор активации тромбоцитов, фибронектин, панкреатические энзимы, эндогенные опиоиды, нейропептиды, ложные нейротрансмиттеры, кинины, гистамин, катехоламины, тиреоидные гормоны, серотонин, комплемент, свободные радикалы, продукты перекисного окисления липидов, глюкагон, гормон роста, кортикостероиды. Одни из этих биологически активных веществ могут оказывать прямое влияние на микроциркуляцию с нарушением доставки кислорода и энергодающих нутриентов тканям. Другие извращают течение обменных процессов сразу на уровне клеток. Действие повреждающих гуморальных факторов на различных уровнях потенцируется. Неизбежное возрастание проницаемости капилляров в связи с повреждением эндотелиоцитов способствует «утечке» внутрисосудистой жидкости в интерстициальный сектор на уровне органа, изначально повреждаемого и наименее толерантного к такой агрессии, что усиливает гемоперфузинные нарушения. В некоторых вариантах ПОН приоритетное значение для их развития имеют одни гуморальные факторы, в иных клинических ситуациях – другие. Так, при септической ПОН решающее значение имеет образование и усиленное поступление в системный кровоток цитокинов, таких как кахектин, ИЛ-1, ИЛ-6, гинтерферон, хотя цитокины могут иметь патогенетическое значение и при других этиологически детерминированных вариантах ПОН. В развитии панреатогенного варианта этого явления, решающее значение приобретают свободные радикалы и продукты ПОЛ, что давало право определять тяжелый панкреатит как «свободно радиальную болезнь». Считается, что вместо регуляции местных воспалительных и репаративных процессов такие гуморальные факторы вызывают системные расстройства, что давало некоторым исследователям проблемы рассматривать патогенез ПОН как системное распространение местной воспалительной реакции или как генерализованное аутодеструктивное воспаление. Одновременно с действием медиаторов в развитии ПОН существенное значение имеют изменения клеточного обмена веществ. Так, значительную роль в патогенезе различных вариантов ПОН играет интенсивный распад мышечных белков пострадавшего, афористически названный «аутокатаболизмом». Во всяком случае переход дисфункции того или иного органа в его функциональную несостоятельность всегда сопровождается значительным дефицитом обеспечения потребностей организма и предельно поврежденного органа в частности в кислороде и нутриентах, а также нарушением биотрансформации эндогенных токсических субстанций и их экскреции. Однако на фоне поливалентной интенсивной терапии, реализующей ту или иную программу, в целостном организме это формирует своеобразную клиническую картину ПОН, требуя своих лечебных решений. Клиническая картина ПОН на первом этапе ее развития определяется тем органом жизнеобеспечения, который первым «уступил» под давлением факторов первичной агрессии (протеиназ, кининов, цитокинов, продуктов перекисного... [стр. 663 ⇒]

Гуморальные факторы регуляции дыхания 1. Понижение Ра О2 ниже 70 мм рт. ст. означает гипоксемию, если насыщение артериальной крови кислородом становится ниже 93% (Нв О2) и способствует увеличению частоты и глубины дыхания. 2. Повышение Ра СО2 более 46,6 мм рт. ст. способствует увеличению минутного объема дыхания, направленного на вымывание СО2 из альвеолярного воздуха. Углекислый газ является важнейшим стимулятором функции дыхательного центра. 3. Снижение Ра СО2 (ниже 35,8 мм рт. ст.). Такое состояние обусловлено гипервентиляционным синдромом и проявляется массой жалоб, которые обычно относят к синдрому нейроциркуляторной дистонии (НЦД). 4. Изменение рН крови ацидоз или алкалоз < (7,36-7,42) > оказывает существенное влияние на регуляцию дыхания. Перечисленные гуморальные факторы имеют непосредственное отношение к регуляции дыхания, но не к возникновению одышки. Так, например, гипоксемия и в некоторых случаях гиперкапния вызывают эйфорию. Рефлексы, также как и гуморальные факторы, являются инструментом, осуществляющим регуляцию дыхания. Раздел регуляции дыхания относительно хорошо изучен, однако большой объем сведений по данному разделу не разъясняет механизм одышки. Трудности изучения патогенеза одышки состоят в том, что ее нельзя исследовать в эксперименте. Животное, вероятно, тоже, как и человек, ощущает одышку, однако оно не может рассказать о том, как его беспокоит нарушение дыхания. Мы можем лишь наблюдать проявления беспокойства двигательного характера, связанные с функцией лимбической области и коры головного мозга, но не можем оценить то, что мы относим к восприятию нарушений дыхания человеком как одышка. Исследования, проведенные в лаборатории кафедры пропедевтики внутренних болезней Сибирского государственного медицинского университета (г. Томск), позволили высказать предположение, что связь между дыхательным центром, лимбической областью и корой головного мозга осуществляется гуморальным путем с помощью веществ, относящихся к классу опиатов (эндорфинов). 42... [стр. 42 ⇒]

...е. имеются признаки действия гуморального агента, имитирующего эффект ПТГ. С другой стороны, у тех же больных, по данным многочисленных иммунологических анализов, уровень иПТГ едва определим, почечный клиренс кальция повышен, а не снижен, а содержание 1,25 (OH)2D снижено или нормально, что указывает на роль гуморальных факторов, отличных от ПТГ. Значение костных метастазов в генезе опухолевой гиперкальциемии подверглось переоценке. Для прогнозирования гиперкальциемии важнее оказался гистологический характер опухоли, чем степень ее метастазирования в кости. Мелкоклеточный рак (овсяноклеточный) и аденокарцинома легких, хотя и наиболее часто среди легочных опухолей метастазируют в кости, но редко вызывают гиперкальциемию. Напротив, почти у 10% больных с чешуйчатоклеточным раком легких развивается гиперкальциемия. Гистологические исследования костей больных с чешуйчатоклеточным или плоскоклеточным раком легких обнаруживают реконструкцию костной ткани (включая изменения активности остеокластов и остеобластов) не только в участках, инвазированных опухолью, но и в отдаленных местах. С другой стороны, при мелкоклеточном (овсяноклеточном) раке, несмотря на обширные метастазы в кости, обнаруживаются лишь минимальные признаки активации метаболизма костной ткани. Совокупность данных свидетельствует о том, что гиперкальциемия в данном случае обусловлена не ПТГ, а другими факторами, которые продуцируются опухолями только некоторых типов. Предполагают наличие двух механизмов гиперкальциемии. Некоторые солидные опухоли, сопровождающиеся гиперкальциемией, особенно чешуйчатоклеточные опухоли и опухоли почек, продуцируют клеточные ростовые факторы, которые, по-видимому, усиливают резорбцию кости и опосредуют гиперкальциемию, действуя на всю костную систему системно. Вещества, продуцируемые клетками костного мозга при злокачественных заболеваниях крови, резорбируют кость путем локальной ее деструкции и могут представлять собой некоторые из известных лимфокинов и цитокинов или их аналоги. Классификация опухолевой гиперкальциемии произвольна (табл. 336-2). Множественная миелома и другие злокачественные заболевания крови, затрагивающие костный мозг, вероятно, вызывают деструкцию кости и гиперкальциемию локальными механизмами. Рак молочной железы также обычно вызывает гиперкальциемию путем локальной остеолитической деструкции, вероятно, опосредованной местно секретируемыми продуктами опухоли, которые отличаются от таковых при множественной миеломе или лимфоме. Наконец, псевдогиперпаратиреоз (гуморальное опосредование) может, по-видимому, обусловливаться не одним, а несколькими разными медиаторами (см. табл. 336-2). Помимо того что злокачественные клетки больных с опухолевой гиперкальциемией вырабатывают множество резорбирующих кость факторов, секретируемые опухолью агенты, действующие на костную ткань, вступают друг с другом в сложные отношения синергизма и антагонизма. При гуморальной опухолевой гиперкальциемии имеется генерализованная активация остеокластов, но отсутствует остеобластная реакция (формирование кости) на усиление резорбции, что говорит о каком-то нарушении нормального сопряжения между образованием и резорбцией кости. Кооперативность и антагонизм в действии цитокинов на кость могут включать блокаду интерфероном костной резорбции, вызываемой цитокинами, причем обе группы соединений могут продуцироваться одними и теми же опухолевыми клетками. Таким образом, развитие гиперкальциемии при данной опухоли может зависеть от взаимодействия нескольких веществ, а не от секреции какого-либо одного из факторов. [стр. 3002 ⇒]

Клинические синдромы и механизмы гиперкальциемии. Гиперкальциемия, обусловленная злокачественной опухолью, встречается часто (до 10—15% случаев при опухолях некоторого типа, например, раке легкого), нередко оказывается тяжелой и трудно поддающейся коррекции и подчас почти неотличима от гиперкальциемии, вызванной первичным гиперпаратиреозом. Эту гиперкальциемию традиционно относят на счет местной инвазии и деструкции костной ткани клетками опухоли или, реже, на счет выработки такими клетками гуморальных медиаторов гиперкальциемии. Хотя часто наличие опухоли не вызывает сомнений, иногда гиперкальциемия сопровождает и скрытую опухоль. В таких случаях следует стремиться к быстрому установлению диагноза и началу специфического лечения, чтобы защитить больного от осложнений имеющейся злокачественной опухоли. Псевдогиперпаратиреоз. Для обозначения синдрома гиперкальциемии у больных со злокачественными опухолями, особенно легких и почек, при которых метастазы в кости минимальны или вообще отсутствуют, используют термин «гуморальная опухолевая гиперкальциемия». Клиническая картина напоминает таковую при первичном гиперпаратиреозе (гипофосфатемия, сопровождающаяся гиперкальциемией), но экстирпация или резекция опухоли приводит к исчезновению гиперкальциемии. Вначале предполагали, что причиной гиперкальциемии служит эктопическая продукция опухолью ПТГ или сходного с ним соединения, но механизмы заболевания оказались более сложными, чем простая эктопическая продукция ПТГ злокачественной тканью. Исследования с помощью множества диагностических методик, изучение обмена минеральных ионов в сыворотке крови и моче, определение содержания гормонов и оценка экскреции циклического АМФ несколько прояснили вопрос. В большинстве случаев гиперкальциемии, связанной со злокачественными опухолями, уровень иПТГ не повышен, хотя, по данным большинства лабораторий, его все же удается определить. Если бы медиатором был ПТГ, эктопически продуцируемый опухолевой тканью, то следовало бы ожидать повышения уровня иПТГ, если только опухоль не секретирует измененные формы гормона. С другой стороны, если бы функция околощитовидных желез была нормальной, а причиной гиперкальциемии служили гуморальные факторы, не имеющие отношения к паратиреоидному гормону, то уровень иПТГ в крови был бы настолько низким, что не поддавался определению. Наличие же, хотя и сниженного, но определимого количества иПТГ может означать ложноположительный результат анализа или присутствие в крови измененных форм гормона. У многих больных с гиперкальциемией и злокачественной опухолью, относимых, как правило, к группе псевдогиперпаратиреоза, экскреция не4)рогенного циклического АМФ с мочой повышена, наблюдаются гипофосфатемия и ускоренный клиренс фосфата с мочой, т. е. имеются признаки действия гуморального агента, имитирующего эффект ПТГ. С другой стороны, у тех же больных, по данным многочисленных иммунологических анализов, уровень иПТГ едва определим, почечный клиренс кальция повышен, а не снижен, а содержание 1,25 (OH)2D снижено или нормально, что указывает на роль гуморальных факторов, отличных от ПТГ. Значение костных метастазов в генезе опухолевой гиперкальциемии подверглось переоценке. Для прогнозирования гиперкальциемии важнее оказался гистологический характер опухоли, чем степень ее метастазирования в кости. Мелкоклеточный рак (овсяноклеточный) и аденокарцинома легких, хотя и наиболее часто среди легочных опухолей метастазируют в кости, но редко вызывают гиперкальциемию. Напротив, почти у 10% больных с чешуйчатоклеточным раком легких развивается гиперкальциемия. Гистологические исследования костей больных с чешуйчатоклеточным или плоскоклеточным раком легких обнаруживают реконструкцию костной ткани (включая... [стр. 2948 ⇒]

Локализация возбудителя в месте инфицирования на протяжении определенного периода времени обусловливает особенности клиники: относительно удовлетворительное самочувствие, слабо выраженный синдром общей интоксикации, отсутствие других характерных для боррелиоза проявлений. Способность боррелий к самостоятельным поступательным движениям в тканях находит свое отражение в особенностях местного воспаления. В центре эритемы (в месте первоначального накопления возбудителя) боррелии подвергаются активному воздействию факторов воспаления, они теряют свою подвижность и их количество уменьшается, результатом чего является снижение явлений местного воспаления с формированием в центре эритемы "просветления". Появление новых колец гиперемии связано с новыми генерациями боррелий за счет уменьшения факторов воспаления. Все это приводит обычно к развитию характерной мигрирующей эритемы, которая может и не иметь кольцевидную форму. При инфекционно-обусловленных воспалительных изменениях кожи другой этиологии подобных изменений практически не наблюдается, что позволяет считать мигрирующую эритему достоверным клиническим маркером боррелиоза. В процессе защитной воспалительной реакции со стороны организма большинство боррелий элиминируется. В ряде случаев на этой стадии заболевание заканчивается. Эритема через несколько недель (редко месяцев) бесследно исчезает, при достаточном иммунном ответе организма наступает полная элиминация возбудителя. Однако в ряде случаев клеточные и гуморальные факторы неспецифической резистентности не способны полностью справиться с возбудителем. Кроме того, считается, что некоторые штаммы боррелий обладают повышенной устойчивостью к неспецифическим факторам резистентности организма. Запаздывание гуморального ответа (клеточный иммунитет на этой стадии минимален) часто приводит к прогрессированию заболевания. Стадии диссеминации и органных поражений По мере накопления возбудителей в коже, они гематогенно, лимфогенно и благодаря своей подвижности распространяются из первичного очага по организму и попадают во внутренние органы и другие участки кожи. Сосудистые реакции в области воспаления во многом способствуют проникновению боррелий в кровеносное русло. Не исключается способность боррелий к прямой пенетрации непосредственно через эндотелиальные клетки в просвет сосуда. В настоящее время нет четких представлений о механизмах внутрисосудистого транспорта боррелий и их тропизма к определенным органам и тканям. Существует достаточно четкая зависимость (хотя и далеко не абсолютная) поражения того или иного органа или системы органов в зависимости от геновида боррелий. Для B. afzelii более характерны поражения кожи, для B. garinii - изменения со стороны нервной системы. Кроме диссеминации возбудителей из места инфицирования с током крови и лимфы в патогенезе развития некоторых клинических проявлений имеет существенное значение непосредственное перемещение боррелий по окружающим их тканям. Генерализация инфекции клинически сопровождается симптомами общей инфекционной интоксикации и поражения различных органов (лимфатических узлов, печени, селезенки, сердца, мышц, суставов, почек, головного мозга с вовлечением в воспалительный процесс мозговых оболочек и др.). Реакции взаимодействия боррелий с факторами гуморального (антитела и система комплемента) и клеточного (активированные Т-лимфоциты) звеньями иммунной системы определяют дальнейший механизм не только местного, но и общего воспаления. Увеличение количества специфических иммуноглобулинов IgM наблюдается в период от 3 до 6 недели болезни и связан с активацией В-лимфоцитов. Концентрация IgG в сыворотке крови повышается постепенно в течение месяцев, с увеличением числа боррелий 19... [стр. 19 ⇒]

В ряде случаев на этой стадии заболевание заканчивается. Однако в ряде случаев клеточные и гуморальные факторы неспецифической резистентности не способны полностью справиться с возбудителем. Кроме того, считается, что некоторые штаммы боррелий обладают повышенной устойчивостью к неспецифическим факторам резистентности организма. Запаздывание гуморального ответа (клеточный иммунитет на этой стадии минимален) часто приводит к прогрессированию заболевания. По мере накопления возбудителей в коже, они гематогенно, лимфогенно и благодаря своей подвижности распространяются из первичного очага по организму и попадают во внутренние органы и другие участки кожи. Сосудистые реакции в области воспаления во многом способствуют проникновению боррелий в кровеносное русло. Не исключается способность боррелий к прямой пенетрации непосредственно через эндотелиальные клетки в просвет сосуда. Существует достаточно четкая зависимость (хотя и далеко не абсолютная) поражения того или иного органа или системы органов в зависимости от геновида боррелий. Для B.afzelii более характерны поражения кожи, для B.garinii - изменения со стороны нервной системы. Генерализация инфекции клинически сопровождается симптомами общей инфекционной интоксикации и поражения различных органов (лимфатических узлов, печени, селезенки, сердца, мышц, суставов, почек, периферических нервов, головного мозга с вовлечением в воспалительный процесс мозговых оболочек и др.). Реакции взаимодействия боррелий с факторами гуморального (антитела и система комплемента) и клеточного (активированные Т-лимфоциты) звеньями иммунной системы определяют дальнейший механизм не только местного, но и общего воспаления. Увеличение количества специфических иммуноглобулинов IgM наблюдается в период от 3 до 6 недели болезни и связан с активацией В-лимфоцитов. Концентрация IgG в сыворотке крови повышается постепенно в течение месяцев, с увеличением числа боррелий и соответственно их антигенов. Лимфоциты и вырабатываемые ими специфические иммуноглобулины реагируют в начале заболевания избирательно на отдельные антигены боррелий, как поверхностные, так и цитоплазматические. По мере прогрессирования заболевания расширяется спектр антител к антигенам микробной клетки. Конечным этапом функционирования клеточного, гуморального звеньев иммунной системы и системы комплемента является образование комплексов антиген-антитело с последующей их элиминацией или лизисом. На поздних стадиях, наряду с пролиферацией лимфоцитов происходит повышение функциональной активности отдельных клонов клеток (Т-хелперов, сенсибилизированных к множественным белкам боррелий, Т-супрессоров), увеличение индекса стимуляции лимфоцитов крови. Отмечается нарастание числа и функциональной активности Влимфоцитов с выработкой иммуноглобулинов классов IgM и IgG ко многим белкам боррелий. Эти факты свидетельствуют о возможном перекрестном реагировании раздраженной иммунной системы с антигенами микробной клетки и макроорганизма, с последующим формированием аутоиммунных механизмов патологических изменений в органах. Ведущая роль при этом отводится длительной персистенции возбудителя в тканях и его внутриклеточном расположением. Причина неоднородных органных поражений, при остром или хроническом течении ЛБ, во многом может быть обусловлена непостоянством факторов обеспечивающих воспаление. Боррелии, испытывая на себе прессинг со стороны различных факторов резистентности организма, образуют мембранные выпячивания, которые содержат липопротеины (OspA, OspB, OspC). Эти липопротеины - мощные индукторы воспалительных реакций, что особенно характерно для OspA. Длительно сохраняясь на поверхности боррелий, они могут активировать как клетки неспецифической резистентности (макробактериофаги), так и поликлональные клетки... [стр. 16 ⇒]

Монокины — гетерогенная группа соединений с различной биологической активностью. К числу монокинов относятся следующие группы веществ: 1) медиаторы воспаления и аллергомодуляции (ИЛ-1, фактор некроза опухоли, интерферон, лизоцим, фактор активации нейтрофилов, компоненты системы комплемента — С1, С2, С3, С5 и др.); 2) факторы свертывающей системы крови, активаторы и ингибиторы фибринолиза, V, VII, IX, X плазменные факторы свертывания крови; 3) факторы роста, в частности различные колониестимулирующие факторы, активирующие гемопоэз в костном мозге, фактор роста фибробластов. Помимо описанных выше рострегулирующих факторов, макрофаги секретируют в окружающие их ткани: 1) ферменты, влияющие на внеклеточные процессы: лизосомальные ферменты, активатор плазминогена, коллагеназу, эластазу; 2) лизоцим, белки комплемента (С2, С3, С4), интерферон, простагландины, монокины, цитотоксин против опухолевых клеток. Интенсивность секреции зависит от активности фагоцита. Макрофаг, как и нейтрофил, является полифункциональной клеткой, обеспечивающей не только развитие резистентности против бактериальных, вирусных и паразитарных агентов. Макрофаги принимают участие в противоопухолевом иммунитете, гранулопоэзе, пролиферации стволовых клеток, в поддержании антигенно-структурного гомеостаза и осуществлении иммунного надзора за внутренней средой организма. Гормональная и гуморальная регуляция процесса фагоцитоза. Интенсивность и эффективность процесса фагоцитоза во многом зависят от условий среды, в которых происходит взаимодействие фагоцита с чужеродным корпускулярным объектом. При этом имеют значение онкотическое, коллоидно-осмотическое давление среды, концентрация водородных ионов, наличие в среде гормональных и гуморальных факторов, регулирующих интенсивность фагоцитоза. Важная роль в регуляции фагоцитоза в иммунном организме отводится опсонинам. Опсонины — компоненты плазмы крови, способные осаждаться на поверхности чужеродного объекта и делать его более фагоцитабельным. В отсутствие опсонинов фагоцитоз может приобретать незавершенный характер. Известны три категории опсонинов. 1. Термолабильные опсонины, которыми являются компоненты комплемента, проявляющие свои свойства при классическом или альтернативном путях активации. Считается, что основной опсонический компонент комплемента — субкомпонент С3b. Вместе с тем известно об опсонических свойствах С4b и С5b. Опсоническими свойствами обладают также термолабильные 1-α и β-глобулины; коопсонин, повышающий фагоцитоз стрептококков группы А; сывороточный 2-НSгликопротеид; С-реактивный белок; фибронектин и др. 2.  Термостабильные опсонины в основном относятся к классу иммуноглобулинов, поэтому гипериммунная сыворотка обладает большей опсонизирующей активностью, чем нормальная. Опсонические иммуноглобулины у человека представлены IgG1 и IgG3, связывающимися с нейтрофилами, моноцитами и макрофа... [стр. 237 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "гуморальные факторы": [6] [47] [32] [93] [61] [33] [171] [41] [55] [55] [9] [6] [5] [103] [11] [5] [132] [139] [172] [6] [9] [391] [28] [5] [147] [3] [12] [14] [66] [22] [113] [59] [69] [10] [213] [76] [33] [5] [14] [39] [45] [37] [36] [124] [245] [54] [808] [53] [807] [383]