Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Абстиненция наркотическая




Сроки формирования абстинентного синдрома у больных полинаркоманиями и осложненными мононаркоманиями определяются характером сочетания принимаемых наркотиков, суточной и разовой дозами препаратов, способом их введения. В целом у описываемых больных констатируется относительно быстрое формирование синдрома физической зависимости при всех формах. Наиболее быстрое формирование всех признаков заболевания отмечается в тех случаях полинаркоманий и осложненных наркоманий, когда основным наркотиком являются опиаты. Период появления первых признаков абстинентного синдрома от начала систематического употребления наркотических средств у этих больных колеблется от 3 нед до 4 мес. В наиболее сжатые сроки формируется абстинентный синдром у больных кодеин-ноксироновой или опийно-барбитуровой полинаркоманией, что указывает на большую прогредиентность при этих формах заболевания. У всех больных в состоянии абстиненции актуализируется патологическое влечение к наркотикам, достигая тяжелой или средней степени выраженности. Больные мононаркоманиями обычно стремятся купировать явления абстиненции приемом привычного наркотика и прибегают к другим средствам только в его отсутствие, а больные полинаркоманиями и осложненными мононаркоманиями с самого начала стремятся купировать состояние развившейся абстиненции приемом любого доступного им средства (нередко они прибегают к приему алкоголя). [стр. 407 ⇒]

, В значительной мере поведение обусловлено соматическими и вегетативными нарушениями, свойственными абстиненции: ломящие боли в коленных суставах, пояснице, сопровождающиеся потоотделением, слюно- и слезотечением, ознобом. Зрачки расширены, сердечный ритм и дыхание учащены. Часто в течение абстиненции у больных появляется понос, субфебрильная температура. При тяжелой абстиненции может наступить коллапс вследствие резкого падения сердечной деятельности и артериального давления. Явления абстиненции достигают максимума на 5— 6-й день и постепенно исчезают к 10—12-му дню лишения наркотиков. Наркоманы купируют явления абстиненции приемами наркотических средств, причем как бы ни были выражены эти явления, они полностью исчезают через 10—15 минут после введения привычной дозы. Страх перед развитием абстиненции побуждает больного наркоманией к повторным приемам наркотических средств, вызывает зависимость больного от наркотика, делает его рабом своей привычки, явления же эйфории при привыкании к опиатам, как правило, исчезают. При токсикомании возникают психические нарушения в виде снижения личности с сужением круга интересов, общим огрубением личности. Больные становятся угрюмыми, нелюдимыми, мрачными, перестают проявлять внимание к близким, безразлично относятся к работе, жизненным радостям и неприятностям. Хроническая интоксикация опием, морфином, кодеином, промедолом и другими препаратами опия и веществами с морфиноподобным действием, кроме изменений психики, приводит и к соматическим изменениям в виде общего истощения, понижению аппетита, запору, угнетению половой потенции. Распознавание опийных наркоманий строится на общем виде больного и перечисленных признаках хронической интоксикации. У больных, вводящих опийные препараты подкожно или внутривенно, диагностическим признаком могут являться инфильтраты на месте инъекций, тромбоз локтевых вен. При изоляции больного развитие абстинентных явлений является надежным признаком для распознавания опийных наркоманий. 194... [стр. 194 ⇒]

Наркомании. Своевременная и достоверная диагностика наркомании достигается лишь констатацией наркоманического синдрома, имеется в виду, прежде всего, констатация факта физической зависимости, так как картина 1-й стадии болезни с ее психической зависимостью и синдромом измененной реактивности не специфична и не обеспечивает распознавание конкретной формы наркомании. Абстинентный синдром следует принимать как важнейший признак болезни, ценность и специфичность которого такова, что он позволяет диагностировать не только саму наркоманию, но и ее конкретную форму. Для опийной абстиненции характерны чихание, насморк, слезотечение и (не наблюдающийся при других формах) симптом И. Н. Пятницкой - боли в височно-нижнечелюстных суставах и контрактура жевательных мышц. При ней не наблюдается тремора, атаксии и абстинентных психозов. При абстиненции вследствие злоупотребления снотворными на фоне множества неспецифических для нее расстройств (двигательное возбуждение, озноб, гусиная кожа), но свойственных состояниям лишения для всей группы седативных наркотических веществ, наблюдаются и такие специфические ее признаки, как боли в крупных суставах и (в меньшей степени) в желудке. Для гашишной абстиненции наиболее весомым признаком является наличие мучительных сенестопатий. Вместе с тем диагноз наркомании всегда следует основывать на всей совокупности ее клинических проявлений. [стр. 308 ⇒]

Следует обращать внимание на жизненно важные признаки, такие как уровень сознания, глубокие сухожильные рефлексы, размер зрачка и реактивность, артериальное давление, скорость сердечных сокращений и дыхания. Следует всегда поддерживать открытый доступ воздуха. Необходимо брать кровь для изучения уровня содержания лекарств, и надо вводить больному внутривенно гидрохлорид налоксона (Nacn) в количестве 0,4 мг в 1 мл. Налоксон является антагонистом наркотиков, который прекращает действие опиоидов, включая подавление дыхания, через 2 мин после инъекции. Если желаемый уровень противодействия и улучшения дыхательной активности не достигается, дозу можно повторить через 2—3 мин. Если после 2 или 3 таких доз не удается достигнуть значительного улучшения, можно предполагать, что это состояние частично или полностью обусловлено другим патологическим процессом или воздействием ненаркотических седативных препаратов. Больные, которые реагируют на налоксон, нуждаются в тщательном наблюдении, иначе они могут снова впасть в коматозное состояние. Если состояние обусловлено передозировкой метадона, дыхание надо контролировать в течение 24 ч из-за того, что токсичность может продолжаться долго, а действие налоксона достаточно кратковременное. В случае передозировки метадона бывает необходимость введения налоксона постоянно, капельно в течение всей ночи (0,2 мг налоксона на 500 мг 0,45-нормального раствора со скоростью 0,4 мг каждые 30 мин). Члены семьи или друзья, которые доставляют больного в пункт неотложной помощи, должны дать сведения о том, что принимал больной и в каких дозах. Если в распоряжении имеется сам препарат, его следует направить в лабораторию на анализ. Сразу же по получении результатов надо сделать анализ мочи. Важно рассмотреть возможность наличия соматических заболеваний, которые могут напомнить реакцию на наркотическое вещество, таких, как диабет, или состояние после припадка. Для более подробного обсуждения опиоидов см. раздел 13.4. «Абстиненция, вызванная седативными и снотворными». Применение барбитуратов, небарбитуратов и так называемых малых транквилизаторов распространено чрезвычайно широко. Первые симптомы абстиненции могут начинаться через 8 ч после приема последней таблетки и проявляются тревогой, спутанностью и атаксией. Иногда появляется значительный тремор с головной болью, тошнотой и рвотой. Припадки, включая эпилептический статус, могут иногда появляться после первых 12 ч абстиненции; они представляют собой серьезное осложнение, так как могут быть результатом повреждения головы. Когда бы ни появились припадки у взрослого человека, ранее не страдавшего эпилепсией, абстиненция должна 43... [стр. 42 ⇒]

Члены семьи или друзья, которые доставляют больного в пункт неотложной помощи, должны дать сведения о том, что принимал больной и в каких дозах. Если в распоряжении имеется сам препарат, его следует направить в лабораторию на анализ. Сразу же по получении результатов надо сделать анализ мочи. Важно рассмотреть возможность наличия соматических заболеваний, которые могут напомнить реакцию на наркотическое вещество, таких, как диабет, или состояние после припадка. Для более подробного обсуждения опиоидов см. раздел 13.4. «Абстиненция, вызванная седативными и снотворными». Применение барбитуратов, небарбитуратов и так называемых малых транквилизаторов распространено чрезвычайно широко. Первые симптомы абстиненции могут начинаться через 8 ч после приема последней таблетки и проявляются тревогой, спутанностью и атаксией. Иногда появляется значительный тремор с головной болью, тошнотой и рвотой. Припадки, включая эпилептический статус, могут иногда появляться после первых 12 ч абстиненции; они представляют собой серьезное осложнение, так как могут быть результатом повреждения головы. Когда бы ни появились припадки у взрослого человека, ранее не страдавшего эпилепсией, абстиненция должна 43... [стр. 42 ⇒]

Лечение. При передозировке с развитием сопорозного и коматозного состояний и нарушениями дыхания применяются внутГлава 16. Наркомании и токсикомании 219 ривенные вливания налорфина (наллина) — антагониста опийных препаратов. При его отсутствии можно воспользоваться вливанием бемегрида — антагониста барбитуратов и стимулятора дыхания. Дезинтоксикация осуществляется общепринятыми способами. К средствам, вводимым капельно в вену, добавляют кофеин (до 10 мл 10% раствора в сутки). Купирование абстинентного синдрома оказывается необходимым при одномоментном отнятии наркотика, принятом в нашей стране. За рубежом нередко используют метадон (Methadone) — синтетический препарат, сходный с морфином, устраняющий тягостные проявления абстиненции. В процессе лечения ею дозу постепенно уменьшают. Однако в больших дозах метадон способен вызвать эйфорию, а при длительном применении — привыкание и пристрастие В нашей стране такое лечение считается неприемлемым, так как оно способно более тяжелую опийную наркоманию сменить более легкой метадоновои. Постепенное снижение дозы наркотика, предотвращающее тяжелую абстиненцию, допускается только в том случае, если наркомания сочетается с органическими заболеваниями сердца, тяжелой гипертонической болезнью и перенесенным инфарктом. Для устранения вегетативных нарушений показаны пиррок-сан (альфа-адреноблокатор), атропин, баралгин. Мышечные боли уменьшаются под действием анальгина, а также иглоукалывания. При депрессии и беспокойстве используют амитриптилин. Необходима индивидуальная психотерапия: сопереживание облегчает неформальный контакт, позволяет выяснить искренность намерения лечиться или подтолкнуть к такому решению. Подавление влечения к наркотику представляет трудную задачу в связи с отсутствием эффективных средств. Нейролептики (неулептил, сонапакс) ослабляют влечение только до тех пор, пока применяются. Налтрексон — антагонист морфина, блокирующий его действие и делающий опийные препараты неспособными вызвать эйфорию, в организме быстро инактивируется, и влечение возобновляется. При желании пациента излечиться от наркомании прибегают к интенсивной и продолжительной психотерапии, включая групповую и семейную. Предпринимаются попытки разработать аверсионную терапию (выработать отвращение к наркотическому опьянению путем условного отрицательного рефлекса). Для этого во время наркотического опьянения вводят внутривенно... [стр. 229 ⇒]

Медикаментозное обезболивание новорождённого В неонатальной практике в качестве обезболивающих препаратов чаще всего используют наркотические, ненаркотические и местные обезболивающие средства. Наркотические аналгетики вызывают наиболее надёжную аналгезию у новорождённого. Эти препараты незаменимы для операционного и послеоперационного обезболивания, проведения особо болезненных процедур или снятия продолжительной боли. Наиболее часто используют морфин и фентанил как для разового, так и для продолжительного обезболивания. Разовая доза морфина составляет 0,05–0,2 мг/кг, препарат вводят внутримышечно или внутривенно. Доза для непрерывной инфузии составляет 10–15 мкг/(кг´ч). Разовая доза фентанила — 0,5–2 мкг/кг, для непрерывной инфузии назначают 0,5–3 мкг/(кг´ч). Наркотические аналгетики оказывают хороший обезболивающий эффект во всех возрастных группах, обеспечивая не только хорошую аналгезию, но и успокоение больного, в умеренных дозах обычно не оказывают существенного влияния на гемодинамику, обладают незначительно расширяют лёгочные сосуды. Наркотические аналгетики могут угнетать дыхание и вызывать апноэ, большие дозы морфина провоцируют артериальную гипотензию и угнетение функции кишечника. Продолжительное применение наркотических аналгетиков может привести к привыканию и возникновению синдрома абстиненции. Привыкание к фентанилу происходит значительно быстрее, чем к морфину. Примечание редакторов: наркотических учреждениях обезболивающих регламентировано приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации № 330 от 5 августа 2003 г. в редакции от 26 апреля 2006 г. В приказе представлены правила учёта, хранения и использования наркотических аналгетиков, порядок уничтожения остатков препарата. Для послеоперационного обезболивания новорождённых в России разрешены тримеперидин (промедол) и фентанил. [стр. 192 ⇒]

Агонисты α2-адренорецепторов были использованы в  лечении алкогольной и  наркотической абстиненции. При сравнении клонидина и хлордиазепоксида в лечении больных с  алкогольной абстиненцией клонидин продемонстрировал лучшую седацию со стабильной гемодинамикой532. Дексмедетомидин был успешно использован при лечении синдрома отмены опиоидных аналнетиков, бензодиазепинов, алкоголя и  других наркотиков. Maccioli489 сообщил об успешном использовании дексмедетомидина у  двух взрослых пациентов, один с  синдромом отмены кокаина и алкоголя, другой – с абстиненцией после длительного приема бензодиазепинов и  наркотических средств в ОИТ. Дексмедетомидин при управляемом поведении синдрома отмены позволил провести успешную детоксикацию кардиоторакальным молодым пациентам (в  возрасте от  нескольких дней до  17 лет), для  которых были разработаны схемы отмены препарата после длительного использования бензодиазепинов и  наркотических средств в ОИТ533. [стр. 809 ⇒]

Агонисты α2-адренорецепторов были использованы в лечении алкогольной и наркотической абстиненции. При сравнении клонидина и хлордиазепоксида в лечении больных с алкогольной абстиненцией, клонидин продемонстрировал лучшую седацию со стабильной гемодинамикой532. Дексмедетомидин был успешно использован при лечении синдрома отмены опиоидных аналгетиков, бензодиазепинов, алкоголя и других наркотиков. Maccioli489 сообщил об успешном использовании дексмедетомидина у двух взрослых пациентов, один с синдромом отмены кокаина и алкоголя, другой – с абстиненцией после длительного приема бензодиазепинов и наркотических средств в ОИТ. Дексмедетомидин при управляемом поведении синдрома отмены позволил провести успешную детоксикацию кардиоторакальным молодым пациентам (в возрасте от нескольких дней до 17 лет), для которых были разработаны схемы отмены препарата после длительного использования бензодиазепинов и наркотических средств в ОИТ533. [стр. 843 ⇒]

Практически одновременно с развитием компульсивного влечения светлого промежутка больной убеждается в том, что его самочувствие улучшается только в интоксикации, а без наркотика он уже не чувствует себя довольным и здоровым. Вне наркотизации (еще до появления в течении болезни абстинентного синдрома) больной несобран, с трудом работает, самочувствие скверное, мысли разбегаются. Это состояние сопровождается влечением той или иной степени выраженности. Приняв какую-то, индивидуально необходимую дозу, наркоман испытывает и психический и физический комфорт, хотя эта доза — еще не та «достаточная», при которой он ощущает эйфорию. Эту дозу можно назвать «необходимой» (для удовлетворения потребности). Специальные исследования, проведенные, в частности, на алкоголиках большой группой экспериментаторов (Mendelson, 1964; Talland и Kasschau, 1965), показали, что умеренная интоксикация улучшает не только психические функции алкоголика (тесты на осмышление, оперативные), но и сомато-вегетативные показатели (функциональная подвижность сердечно-сосудистой, дыхательной и пр. систем). Эта работа, к сожалению, не повторенная на барбитуроманах или опиоманах, свидетельствует о том, что удовлетворительный функциональный уровень жизнедеятельности наркомана после развития физической зависимости становится возможным только при условии поддержания какой-то степени интоксикации, адекватной глубине физической зависимости. Еще более наглядный показатель того, что вне наркотизации удовлетворительное функционирование у наркомана невозможно — абстинентный синдром. Абстинентный синдром. Абстинентный синдром развивается вслед за обрывом наркотизации в различные сроки после последнего приема наркотика. Наиболее быстро появляются абстинентные признаки при алкоголизме — спустя несколько часов. Как быстро развивается абстиненция у барбитуромана после обрыва приема барбитуруатов, сказать трудно. Хотя абстиненция появляется к концу первых суток, но длительность барбитуровой интоксикации большая, чем допустим, опийной. Поэтому определить, как скоро развивается абстиненция при барбитуромании не после последнего приема снотворного, а после выхода из наркотической интоксикации, сложно. Бесспорно, что наибольший интервал времени между спадом действия наркотика и абстинентными симптомами мы видим при опиомании и гашишизме: 20—24 ч. Это обстоятельство — разновеликость интервала между окончанием действия наркотика и появлением абстинентного синдрома при разных формах наркотизма — позволяет предположить различную степень - 8?... [стр. 37 ⇒]

8. Каждый случай абстиненции несет печать индивидуальности больного. Это выражается не только в доминировании психопатологической симптоматики при лишении наркотика у психопатологической личности. Предсуществующие соматические страдания обостряются в периоде абстинентного синдрома, и эта симптоматика искажает симптоматику собственно абстиненции, способствуя диагностическим ошибкам. Что представляет собой абстинентный синдром с патогенетической точки зрения? В отличие от многих других признаков наркомании абстинентный синдром, наиболее яркий, издавна привлекал к себе внимание исследователей и вызывал многочисленные попытки объяснения. Разнообразие оценок сущности абстиненции, несовместимость их, а иногда противоречивость определяются двумя обстоятельствами. Первое — абстиненцию до сих пор всегда пытались объяснить в границах одной какой-то частной формы наркоманий. Ни одна гипотеза не строилась на учете приведенной выше принципиальной синдромологической общности состояния лишения наркотика при всех формах наркоманий. Второе — оценка давалась «усредненному», типическому абстинентному синдрому. Рассматривался синдром в апогее заболевания. Динамическое изменение абстиненции с течением болезни во внимание не принималось. Кстати, последняя закономерность и не отражена в литературе. Не удивительно, например, что создаваемая гипотеза алкогольной абстиненции оказывалась неприложимой к абстиненции опийной. Так, полагалось, что в процессе алкоголизации развиваются дисфункции ряда систем, в том числе обменных. При обрыве пьянства, при снятии маскирующего наркотического эффекта последствия перенесенной интоксикации проявляются в форме абстинентного синдрома. Такова была еще точка зрения К. Бонгеффера (концепция металкогольных расстройств). Некоторые авторы сводили алкогольный абстинентный синдром к соматогенным расстройствам, включающим острый катар желудочно-кишечного тракта, острые вестибулярные расстройства, острую патологию углеводного обмена и прочее. Основным возражением этим концепциям служит то, что указанные дисфункции носят не острый, а хронический характер, постоянно присутствуют в клинике алкоголизма и их обострения в светлые промежутки вследствие какой-либо неспецифической провокации никогда не приобретают сходство с абстинентным синдромом. Кроме того, абстинентный синдром имеет однотипный характер у всех алкоголиков, хотя расстройства вследствие пьянства... [стр. 40 ⇒]

...сомато-неврологической и обменной патологии также различна. Поскольку опиизм не вызывает таких брутальных токсических расстройств, как алкоголизм, концепция «абстинентный синдром — следствие интоксикации» к опиизму неприложима. Абстинентный синдром при опиизме имеет свое, частное объяснение, предложенное Tatum, Seevers, Collins еще в 1929 г., но существующее до сих пор. Исходными предпосылками являются положения, что морфин обладает двухфазным действием и что одна из этих фаз, возбудительная, длится дольше другой, тормозной. Третье допущение — по мере наркотизации возбудительный эффект кумулируется, но временно подавляется тормозным. При прекращении наркотизации, при устранении тормозного эффекта, кумулированный возбудительный эффект полностью проявляется, образуя абстинентный синдром. Хотя эта теория до последнего времени приводится в монографических работах, нам трудно согласиться с ней. Основное возражение то, что здесь признается только механическое накопление или снятие какого бы то ни было эффекта и не принимается во внимание постоянное стремление организма к сохранению равновесия. Накопление возбудительного процесса, где бы он ни локализовался, необходимо должно вызывать противоэффект ресурсами самого организма. И возражение второе, фактическое. Эта теория не объясняет абстиненции, наблюдаемой у старых морфинистов. На этой стадии заболевания, как мы увидим в соответствующем разделе главы, посвященной частным формам наркотизма, в структуре абстиненции симптоматика возбуждения не выражена. Согласно Tatum и его соавторам, возбуждение в этой абстиненции должно было бы быть более ярким: ведь на этой стадии заболевания тормозной эффект морфия отсутствует вообще. Однако трансформация формы опьянения этими авторами не упоминается. Эти обстоятельства не учтены Tatum, Seevers, Collins, хотя их теория кажется нам более приближенной к сути вопроса, поскольку учитывает собственно наркотическое действие препарата. Поскольку не только в каждом случае одной формы наркотизма абстинентный синдром однотипен, но абстинентные синдромы разных форм наркотизма имеют между собой много общего, следует при построении соответствующей гипотезы учитывать общий радикал функционального действия наркотиков. Абстиненция — синдром, свойственный не всем хроническим интоксикациям, а только интоксикациям наркотиками и, как показывают наблюдения последнего времени, некоторыми нейролептическими средствами. Следовательно, если можно видеть в абстинентом синдроме интоксикационное следствие, то только следствие нейротропного, но не соматического или иного какоголибо (обменного, например) эффекта вещества. Это становится очевидным лишь при сравнительном изучении отдельных форм наркотизма. [стр. 41 ⇒]

Поэтому попытки найти генез абстинентного синдрома при сопоставительном патофизиологическом исследовании ряда частных форм абстиненции будут более результативными, нежели аналогичные попытки в пределах одной частной формы. При сравнении абстинентных синдромов разных форм наркотизма нам предстоит выделить общие симптомы — они и должны отражать основное патогенетическое звено абстиненции. Различия в абстинентных синдромах — специфические признаки, имеющие дифференциально-диагностическую ценность, вероятно, определяются различием спектра действия отдельных наркотиков. Но попробуем условно допустить, что абстиненция есть интоксикационное (нейротропное) последействие отдельного периода наркотизации. Об этом, казалось, свидетельствуют два факта: 1) более быстрое наступление абстиненции при более глубоких, вызывающих большую психическую интоксикацию наркотиках, алкоголе, снотворных, и 2) зависимость тяжести абстиненции от величины непосредственно предшествующей интоксикации. Чем интенсивнее период пьянства, тем тяжелее абстиненция у алкоголика, на малой предшествующей дозе абстинентный синдром может не развиться. Опиоман, серьезно приступающий к лечению, перед госпитализацией стремится сам снизить свою дозу, чтобы «ломка» прошла легче. Однако существует одно, но весомое возражение. Ни одна интоксикация не облегчается дополнительным введением вещества, вызвавшего эту интоксикацию. А любая наркотическая абстиненция снимается дачей наркотика. Можно поставить приведенное возражение под сомнение: ведь мы добавляем не просто интоксикант, а именно наркотик, т. е. препарат, подавляющий субъективно неприятные ощущения. Но дело в том, что в случае абстиненции наркотик подавляет и объективно имеющуюся патологическую симптоматику. Кроме того, по миновании действия наркотика, если облегчение наступало за счет временной наркотизации, мы вправе ожидать возобновления если не утяжеленной, то прежней интенсивности симптоматики. Этого не происходит, напротив, добавление постепенно снижающихся доз наркотика — старый, надежный и комфортный для больного способ снятия наркоманической абстиненции. Следовательно, если и нельзя исключить в механизме абстинентного синдрома факторов постинтоксикационных, то они не являются сутью абстиненции. Рассмотрим еще две наиболее принятые гипотезы абстинентного синдрома при наркоманиях. Согласно первой гипотезе абстиненция является стресс-синдромом, возникшим в результате стресса, травмы, нанесенной наркоману отсутствием наркотика. Наркотик рассматривается как нечто сверхценное и горячо желанное. Но мы не видим расстройств, подобных абстинентному синдрому, при лишении субъективно весьма ценных привязанностей. Эта теория игнорирует специфичность действия наркотиков и не может объяснить,... [стр. 42 ⇒]

Однако интересное в этой концепции — подчеркивание адренергического характера симптомов абстиненции, что обычно не привлекает внимания исследователей. Существующая до сих пор точка зрения ряда исследователей (Э, Левенштейна, А. Эрленмейера, П. Солье) предполагает, что абстиненция — буквальное следствие лишения привычного вещества. Если вынуть ключ, то пустота скважины повторит рисунок ключа. Если отнять, наркотик у морфиниста, его узкие зрачки станут широкими, гипотензия сменится гипертензией, снижение температуры тела — ее повышением, состояние седации — состоянием возбуждения. В. В. Бориневич (1962), например, описывает в качестве одного из признаков опийной абстиненции одышку, объясняя ее появление снятием угнетающего дыхательный центр действия опиатов. За исключением постоянной реакции миозом на введение опиатов — реакция, необъяснимо остающаяся неизменной даже у морфинистов с двадцатилетним стажем, — действие опиатов на опиомана с длительностью заболевания меняется, делаясь отличным от физиологического. Морфин начинает оказывать стимулирующий эффект. Именно на этом этапе заболевания, когда искажается действие наркотика и появляется абстинентный синдром. Сравнение абстинентного синдрома не с эталонным, у здоровых, эффектом наркотика, а с эффектом наркотика у наркомана уже не показывает негативно-зеркального соотношения; напротив, мы усматриваем общее в симптоматике и абстинентного синдрома и интоксикации у наркомана. Действительно, в апогее болезни абстинентный синдром характеризуется гипертензией и сосудистой и мышечной. Но на этом этапе наркомании наркотик у наркомана поднимает артериальное давление и мышечный тонус, сниженные до приема необходимой дозы. Аналогичное мы видим в клинике других форм. Таким образом, гипотеза Э. Левенштейна, А. Эрленмейера и гипотеза Tatum с соавторами, на наш взгляд, умозрительны, не учитывают гомеостатические возможности организма в условии действия ноксы и не принимают во внимание динамичность самого процесса болезни. Критическая оценка вышеприведенных теорий позволяет, однако, выделить и рациональное, на наш взгляд, в них. Первое — акцент в теории Tatum и его соавторов на собственно наркотическое действие (нейротропное) наркотиков. Второе — во взглядах сторонников гипотезы стресс - реакции — значимость адренергической симптоматики в структуре абстиненции. Эти положения будут использованы нами в нашей оценке патогенеза абстинентного синдрома. Мы обратили сейчас ваше внимание на то, что симптоматика абстинентного синдрома сходна с симптоматикой наркотической интоксикации у наркомана ко времени возникновения у него абстинентного синдрома. Можно сказать, что симптоматика 43... [стр. 43 ⇒]

Другими словами, симптоматика абстинентного синдрома воспроизводит в какой-то степени симптоматику наркотической интоксикации. Отсюда—один шаг к объяснению сущности абстинентного синдрома (см. гл. V). Абстинентный синдром — показатель сформировавшейся физической зависимости от наркотика. Это состояние характеризуется необходимостью в постоянном присутствии наркотика для целей относительно нормального функционирования организма, теперь уже на качественно ином уровне. Приспособившийся к уровню постоянной интоксикации организм в отсутствии наркотика дает первый сигнал о том, что нужна очередная доза препарата — компульсивное влечение. Компульсивное влечение, столь же интенсивное, как голод или жажда, в той же мере свидетельствует о жизненной необходимости. Если наркотик не поступает, организм пытается самостоятельно, собственными ресурсами воспроизвести условия, соответствующие наркотической интоксикации, условия, необходимые для его функционирования. Структуры и функции, на которые воздействует наркотик, путем и способом, которые предстоит изучить аутохтонно, приводятся в состояние, близкое к тому, которое бывает в наркотической интоксикации. Этим можно объяснить заметную общность симптоматики интоксикации и абстиненции. Однако отсутствие обычного условия, интоксикации, ведет к несовершенной компенсации. Отсюда патологическая симптоматика, отличающая абстиненцию от интоксикации, а также избыточная компенсация: вместо умеренной тонизации сосудистой системы — гипертензия, вместо достаточной активации психики — тревога или, при чрезмерности компенсации,— депрессия и т. п. Таким образом, мы предполагаем, что абстинентный синдром — попытка организма собственными ресурсами восстановить гомеостаз, соответствующий уровню имеющейся физической зависимости. Становится понятным эффект литического снижения наркотика в купировании абстиненции. Добавление даже малой дозы потребного препарата облегчает переход на новый функциональный регистр, оберегая компенсаторные механизмы от истощения. Купирование абстиненции означает переход организма на функциональный уровень, более приближенный к преморбидному. Однако этот уровень лишь приближен, но не идентичен ему. Об этом в клинике свидетельствует период состояния неустойчивого равновесия, легкость декомпенсации достигнутого в процессе лечения состояния, быстрота возникновения компульсивного влечения к наркотику в ремиссии даже при неспецифической (переживания, болезнь) провокации и пр. Допущение существования различных функциональных уровней у наркомана в пределах физической зависимости может объяснить факт большой тяжести абстиненции после массивного... [стр. 44 ⇒]

По нашим наблюдениям, сочетанная зависимость развивается в случае злоупотребления средствами равнозначного клинического действия: группа депрессантов (алкоголизм и снотворные, алкоголизм и опиизм, опиизм и снотворные) или группа стимулянтов (фенаминизм, кофеинизм, теинизм). В случаях совмещения одним больным препаратов разнозначного клинического действия это происходит не одномоментно и не дает сочетанной зависимости. Так, барбитуроман после вечернего или ночного приема снотворных по утрам часто принимает кофеин с целью тонизировать себя. В этом случае не может идти речи о купировании кофеином абстиненции, поскольку барбитуровая абстиненция развивается не ранее второй половины следующего дня. В барбитуровой абстиненции у такого больного мы не видим признаков лишения кофеина. Опиоманы и алкоголики, принимающие чифир, не обнаруживают стремления к повышению доз этого добавочного средства. Без этого добавочного средства на фоне привычного наркотика наркоман не отмечает дискомфорта. Одномоментное сочетание клинически разнозначных средств или ведет к погашению части действия основного наркотика (сочетание алкоголя и кофеина, опиатов и чифира), или вызывает побочные действия: тошнота, головная боль, возбуждение, беспокойство; при добавлении фантастиков возможны психотические состояния. Так, при сочетании морфия и кокаина может появиться параноидная оценка окружающего, спутанность сознания. Такое совмещение средств, различных по своему действию на центральную нервную систему, можно было расценить как проявление свойственной наркоманам фармакофагии в рамках асоциального поведения, подчиненного обычаям определенного микросоциального круга. Выделение полинаркоманий в особую форму наркотизма диктуется рядом соображений. Практическими, поскольку удельный вес полинаркоманий достаточно велик, а их диагностика неизвестна и возникающий в их течении абстинентный синдром требует специальных рекомендаций. И теоретическими, поскольку возможность сочетания хотя и равнозначных по своему действию, но отличных фармакодинамически препаратов наркоман приобретает лишь при определенных условиях, точнее — на определенном этапе заболевания. В настоящем разделе рассматриваются полинаркомании в пределах собственно наркотических средств. Мы даем описание обычно встречающихся в практике форм полинаркоманий — сочетание зависимости к двум из трех наркотиков: алко... [стр. 144 ⇒]

Клинические симптомы барбитуратизма с началом алкоголизации меняются мало. Можно отметить лишь некоторое искажение абстинентного синдрома спустя 2—3 месяца постоянной алкоголизации. В похмелье появляются сильный гипергидроз, крупный тремор и заметная тревожность. Длительность абстиненции не меняется в сравнении с чистым барбитуратизмом. Барбитуро-опийная полинаркомания. Опиаты употребляются барбитуроманами в основном для получения эйфорического, нового по своему характеру ощущения. Опийная эйфория отличается от барбитуровой большей степенью включения телесных ощущений и особым характером психического сдвига: просветление в голове, ясность, радостная окрашенность впечатлений. Барбитуровое опьянение подобно алкогольному грубое, с «помутнением». Соматические ощущения при дополнительной опиизации — тепло, приятная слабость — не вносят заметных ощущений подъема, физического наслаждения. В рассказе о смешанной эйфории барбитуро-опийный полинаркоман особо их не выделяет. Опиат принимается барбитуроманом первым из предпочтительности психического компонента опийной эйфории. Первым принимается опийный наркотик, потому что, как мы видели в двух формах опийных полинаркоманий — алкогольной и барбитуровой, интоксикация снотворным не дает возможности проявиться упомянутой первой фазе действия опиатов. При этом внешнем сходстве — первым принимается опиат — манера наркотизации при опийно-барбитуровой и барбитуро-опийной полинаркомании различна. Различие определяется неодинаковой степенью потребности в барбитуратах. Дело в том, что опиоманом барбитураты принимаются вначале для усиления наркотического эффекта, а затем, по мере установления привыкания, для снятия абстинентных барбитуровых знаков. Вне абстиненции опиоман может ограничиваться опиатами, хотя получаемый при этом субъективный эйфорический эффект мал. При изначальном барбитуратизме, несмотря на присоединившееся злоупотребление опиатами, потребность в барбитуратах выражена и для получения наркотического эффекта, и для снятия симптомов барбитурового лишения и главное для поддержания психофизического комфорта. Только при постоянной поддерживающей интоксикации барбитуратами барбитуро-опийный наркоман чувствует комфортность. Поэтому при барбитуроопийной полинаркоманий необходимо продолжать постоянный ритм барбитуризации. Этого нет при опийно-барбитуровой полинаркомании, где для поддержания психофизического комфорта нужны не барбитураты, а изначальный наркотик — опиат. Эта закономерность исчезала лишь по мере вытеснения опиатов снотворными, по мере перехода опийно-барбитуровой полинаркомании в чистый барбитуратизм. [стр. 169 ⇒]

Из трех видов компульсивного влечения (входящее в структуру абстинентного синдрома, возникающее с началом очередной интоксикации, в сочетании с утратой контроля приводящее к передозировкам и появляющееся в светлые промежутки, определяющее рецидив) строго специфичными можно считать лишь два первых. Они в полной мере удовлетворяются лишь привычным наркотиком, специфической наркотизацией. Компульсивное влечение, возникающее в светлом промежутке, относительно специфичней может удовлетворяться препаратами, близкими по действию привычному. Эти отличия следует учитывать при поисках механизмов компульсивного влечения. В целом же компульсивное влечение, определяющее поведение больного, строго специфично для группы токсикомании и отличает их от прочих привычных интоксикаций. Абстинентный синдром наблюдается при обрыве систематического приема многочисленных средств. При этом симптоматика незакономерна и варьирует в зависимости от свойств конкретного принимавшегося вещества. Но в структуру наркоманической абстиненции входит ряд симптомов, общих для всех рассматриваемых токсикомании веществами депрессирующего действия. Общий радикал наркоманической абстиненции заключается в возбуждении, постепенно спадающем с течением болезни, трофотропной и эрготропной систем. Такая картина симптомов отнятия наблюдается лишь при отрыве наркотических средств, что отграничивает токсикомании от других отравлений и является специфичным для токсикомании. Исходя из этого, в равной степени при лечении абстиненции любой этиологии оказываются благотворными одни и те же средства. При этом, однако, остаются интактными симптомы, отличающие абстиненцию одного генеза от абстиненции другого. И вместе с тем ни одно из известных медикаментозных средств не оказывает столь быстрого и столь полного эффекта, как привычный для больного препарат. Строгая специфичность при частной форме абстинентного синдрома, помимо специфичности его купирования, доказывается и тем, что полностью он не снимается даже наркотиками смежного действия, близкими по своей фармакодинамике (например, алкоголь и барбитураты). Следовательно, каждый абстинентный синдром специфичен для частной наркомании. Во всех сомнительных случаях окончательный диагноз становится возможным только при наблюдении абстинентного синдрома. Не случайно абстинентный синдром — первый и наиболее изученный признак токсикомании. С появлением третьего синдрома в течении заболевания — синдрома физической зависимости мы диагностируем II стадию болезни. II стадия означает, что токсикомания полностью сформирована и симптоматика достигла максимума специфичности... [стр. 199 ⇒]

Если после помещения в стационар при условии неоказания помощи у больного появляются признаки барбитурной абстиненции, первыми из которых служат подъем артериального давления, превышающий свойственный опийному абстинентному синдрому (до 170—150/130—110), тревога, напряженность и абсолютная бессонница, вопрос о зависимости к барбитуратам решается положительно. Это влечет немедленное назначение снотворных во избежание эпилептиформных припадков и психоза. Следует сказать, что госпитализированный барбитуроман, узнав, что снотворных он получать не будет (об этом необходимо сказать подозреваемому больному), обычно сразу признается в своем заболевании, поскольку знает, чем грозит ему абстиненция. Скрывают характер своей зависимости, как правило, лишь опиоманы с викарной барбитуризацией и опийнобарбитуровые полинаркоманы. Диагноз опийно-барбитуровой полинаркомании ставится на основании диагностических критериев (см. табл. 8). Барбитуратизм у бывших опиоманов. В тех случаях, когда мы сталкиваемся с переходом опиомана на барбитуризацию уже по миновании им опийного абстинентного синдрома, то мы не видим симптоматики, которая надежно говорила бы о предшествующем опиизме или о том, что данный случай барбитуризации — викарный. Другими словами, опиизм в анамнезе практически не оставляет следов и не отражается на течении последующего барбитуратизма так, как на течении последующего алкоголизма. Возможно, это объясняется брутальностью барбитуратизма, при этом сторонние факторы не имеют возможности проявиться. Поэтому тщательно собирать анамнез с учетом социальной жизни больного необходимо в каждом случае барбитуромании. Особенно должны вызывать подозрения случаи начала барбитуратизма в возрасте от 30 до 40 лет. Если более старший контингент может начать барбитуризацию в силу каких-либо психических дисфункций инволюции, то в возрасте 30—40 лет барбитуризация бывает обычно продолжением какой-либо иной формы наркотизма. И чем менее ясен наркотический анамнез барбитуромана, начавшего злоупотреблять снотворным в возрасте 30—40 лет, тем более вероятен предшествующий опиизм. Если после отказа от опиатов прошел срок не больший, чем 2—3 года, то в барбитуровом абстинентном синдроме, наблюдаемом в стационаре, можно уловить симптомы, говорящие о былой зависимости к опиатам. Это — боли в мышцах спины и ног, в то время как барбитуровой абстиненции свойственны боли в крупных суставах или, в тяжелых случаях, чувство разбитости в мышцах. И еще более характерный признак, мешающий больному скрыть свой бывший опиизм, — связывание и боли в межчелюстных мышцах, особенно в начале еды. Настораживающими врача должны считаться также зевота и частый стул. [стр. 226 ⇒]

Викарное употребление барбитуроманами опиатов. Опиаты малоэффективны в снятии барбитуровой абстиненции. Благоприятное действие опиатов на отдельные симптомы барбитурового абстинентного синдрома кратковременное, длится не более 1—2 ч, будучи короче, чем при введении опиатов в интактный организм. На время действия опиатов исчезают напряженность, беспокойство, мысли о снотворных, возможна даже эйфория. Благодаря этому субъективная тяжесть абстиненции на время снижается. Однако соматоневрологические симптомы, за исключением тахикардии, гипертензии и мидриаза, по существу, остаются столь же выраженными. Опиаты не предохраняют ни от судорожных припадков, ни от психоза. Все это заставляет барбитуромана прибегать к алкоголю для купирования абстиненции в отсутствии специфического наркотика. Опиаты достать барбитуроману сложнее, чем опиоману, не только потому, что он не всегда имеет соответствующие знакомства (см. - раздел «Барбитуро-опийная полинаркомания»). Когда же это ему удается, то в таком случае он не идет к врачу, пока не израсходует опиаты. Сведения об эффекте опиатов при барбитуровой абстиненции мы получили в основном анамнестически, и лишь в трех случаях сами вводили опиаты нашим госпитализированным барбитуроманам, результат чего подтвердил полученные от самих больных сведения. Таким образом, наблюдать викарную опиизацию при барбитуровой абстиненции в практике удается очень редко. При госпитализации такие случаи не представляют диагностической сложности, поскольку признаки барбитуровой абстиненции сохраняются неизменными после разовых приемов опиатов. Опиизм у бывших барбитуроманов. В отличие от опиоманов, приходящих к алкоголизму (барбитуратизму) чаще всего непосредственно от купирования опийной абстиненции алкоголем (барбитуратами), для барбитуроманов такой переход на опиаты невозможен. Поскольку опиаты неэффективны при купировании барбитуровой абстиненции, снимая, и то лишь временно, только ряд ее компонентов, одномоментный переход от наркотической дозы барбитуратов к опиизму не наблюдается. Опиаты постепенно подключаются барбитуроманом к его обычной дозе барбитуратов или начинают употребляться им во время ремиссии. Вне зависимости от того, приходит ли барбитуроман к опиизму через этап барбитуро-опийной совместной наркотизации или от «светлого промежутка», обращают на себя внимание два обстоятельства. Первое — невысокая толерантность к опиатам. Второе — невозможность в дальнейшем удерживаться... [стр. 231 ⇒]

Предположение о невозможности перехода барбитуратизма в чистый опиизм мы считаем вероятным не столько на основании рассматриваемых случаев — их мало, — сколько на аналогичных закономерностях, отмечаемых в III стадии алкоголизма. А о патогенетическом сходстве барбитуратизма и III стадии алкоголизма мы уже писали. Настоящий раздел работы мы выделили по следующим соображениям. Хотя переход от барбитуратизма к опиизму приводит к барбитуро-опийиой полинаркомании, диагностические критерии которой излагаются в соответствующей главе, при этом переходе, если он начинается в светлом промежутке, возможен этап чистого опиизма. Хотя этот этап кратковременный, больные иногда успевают попасть в больницу. В случае сокрытия ими своего наркотического анамнеза их болезнь может быть диагностирована как опиизм. И целью настоящего раздела послужило выяснение диагностических критериев бывшего барбитуратизма у лица, в настоящее время злоупотребляющего опиатами. Эти критерии дает нам, в отсутствии анамнеза, клиника абстинентного синдрома и клиника общего состояния больного. Опийный абстинентный синдром атипичен. Обращает на себя внимание знаки ирритации в неврологической сфере более грубые, нежели это бывает при опийной абстиненции. Выражен тремор, часты атаксические знаки. Это явление можно оценить как неспецифическую провокацию дисфункций во время абстинентного синдрома при любой наркомании. Подобно тому, как в любой наркоманической абстиненции неожиданно могут проявиться расстройства сердечно-сосудистой, пищеварительной, дыхательной и пр. систем, если эти системы до начала наркотизма или в процессе его были поражены каким-либо заболеванием, так и неврологические дисфункции, полученные в процессе барбитуризации, проявляют себя в данном случае при обрыве приема опиатов, хотя опиаты сами по себе не могли вызвать таких грубых поражений. Однако мы не наблюдали у таких больных судорожных припадков или абстинентных психозов. Это еще раз привлекает наше внимание к меньшей инвалидизации ЦНС при опиоманиях; период опиизма для бывшего барбитуромана оказывается периодом, вероятно, некоторой реституции, коль скоро при нарушении состояния физической зависимости (в абстиненции) он не показывает симптомов, которые в прошлом сопутствовали такому нарушению гомеостаза. Ввиду обычно малого срока, прошедшего после прекращения барбитуризации (быстрый переход опиизма в опийно-барбитуровую полинаркоманию), другие признаки барбитуровой абстиненции — боли в крупных суставах и боли в желудке — выражены. Что касается мышечного дискомфорта, послабления кишечника, рвоты, то эти симптомы перекрываются знаками опийной абстиненции. Выражены боли в мышцах, боль и сведение... [стр. 233 ⇒]

Расстройства сна алкоголиков, служащие симптомом абстиненции, следует снимать в процессе купирования самой абстиненции, не делая этот симптом предметом особого воздействия. Нарушения сна, входящие в структуру неврастенического синдрома у алкоголика, достаточно успешно устраняются немедикаментозными мерами. Но поскольку наркоманическая настороженность врачей растет параллельно распространенности наркотизма, следует ожидать, что барбитуратизм алкоголиков все реже будет проистекать из неправильной врачебной тактики и все чаще будет иметь источником информацию от собутыльников. Барбитуратизм бывшего алкоголика диагностической сложности не представляет. Абстинентный синдром барбитурового характера, но с грубым тремором, гипергидрозом, гиперемией лица, шеи, верхней части груди. Абстинентный синдром развивается изначально из алкогольного, постепенно приобретая черты барбитурового. Злоупотребление становится систематическим, даже если перед знакомством со снотворными пьянство носило периодический характер, компульсивность оказывается ведущим симптомом. Интеллектуальное снижение происходит очень быстро. Социальная декомпенсация наступает в ближайшие 1—2 года. Поскольку барбитуратизм чаще развивается после многолетнего пьянства алкогольные соматические нарушения выражены. Если барбитуратизм развился у алкоголика III стадии с псевдопаралитическим синдромом, благодушный аффект может сохраняться достаточно долго, что кажется противоречащим появляющимся с барбитуризацией приступам депрессии. Доза снотворных оказывается очень высокой, до 1,5—2,0 в сутки. Подобно тому, как барбитуроманы, перешедшие на алкоголизм, не отказываются при случае от снотворных, так и больные рассматриваемой группы употребляют спиртное. Здесь так же, как у алкоголиков — бывших барбитуроманов, часты несчастные случаи в результате передозировки. У нас не было наблюдений, в которых барбитуроманы, бывшие алкоголики, скрывали свой наркотический анамнез. При свойственной таким больным манере неудержимого злоупотребления, диссимуляция не имеет цели, а при учете свойственного им интеллектуального снижения диссимуляция всегда оказывается безуспешной. Викарное употребление алкоголиками опиатов. Сейчас алкоголики лишь в исключительных случаях могут достать ампулированные опиаты. Но еще в 1942 г.— времени относительной доступности опиатов — В. В. Горовой-Шалтан отмечал, что пользование морфином для замены им алкоголя бывает очень редко. Обычно опиаты применяются алкоголиками в форме кодеина. Алкоголик, применяющий в абстиненции опиаты, к врачам или не обращается или приведенный родственниками скрывает свой способ «лечения». Как мы увидим, скрыть викарный прием... [стр. 236 ⇒]

Можно предполагать, что физическая зависимость наступает тогда, когда трофотропная система оказывается реактивной лишь под действием наркотика. Из этого следует, что подобно тому, как в клинике наркотизма мы выделяли стадии в зависимости от сохранности реагирования той или иной системы, так и патофизиологически мы сможем в дальнейшем выделить стадии образования физической зависимости, каждая из которых будет требовать своих способов медикаментозной компенсации. Поскольку абстинентный синдром развивается по мере усугубления гипоергии трофотропной системы, знаки острой дисфункции трофотропной системы должны занимать все меньшее место в картине абстиненции, а компенсирующие внезапно нарушенный гомеостаз механизмы преобладающе должны носить адренергический характер до тех пор, пока не истощится и адреналовая система. Пожалуй, первыми в патофизиологической оценке опийной абстиненции подчеркнули состояние симпатического возбуждения Г. Н. Удальцов (1925), Plant, Pierse (1928), М. Закель (1931), В. А. Горовой-Шалтан (1924), Himmelsbach (1943). Это возбуждение симпатической системы не связывалось с возбуждением системы парасимпатической, что объяснялось существовавшим тогда представлением о покое как отсутствии возбуждения (а не о покое как преобладании возбуждения трофотропного). Причину симпатического возбуждения находили разной. М. Закель, например, полагал, что абстинентный синдром — избыточное воздействие адреналина на рецепторные поверхности клетки, в условиях наркотизации обычно адсорбирующие молекулы морфина (который тем самым и вызывает наркотическое состояние),— теория мало отличающаяся от объяснения действия морфия во времена Парацельса. В. А. Горовой-Шалтан видел в адренергии абстиненции, как мы уже писали, постепенно в процессе заболевания усилившуюся третью фазу действия морфина, не объясняя причин усиления III фазы и тем самым не видя принципиального отличия абстинентного синдрома от одноразового эффекта морфина у здорового лица. Himmelsbach в соответствии со взглядами Tatum, Seevers, Collins считал абстинентный синдром результатом кумуляции, возбудительного эффекта морфина. До сих пор имеются сторонники этого мнения. Так, Isbell (1961) полагает, что при морфинизме «накапливается» гиперраздражительность мультинейрональных синапсов, которая маскируется постоянным присутствием морфина и проявляется в абстинентном синдроме. В оценке И. Ф. Рамхена (1965) патогенеза абстиненции роль «накопленного возбуждения» может играть высокий уровень ацетилхолина. И. Ф. Рамхен (1965,1967) исходит из факта холинергического эффекта морфина. В процессе наркотизации ацетилхолин накапливается, холинэстераза находится в угнетенном состоя... [стр. 269 ⇒]

Растет толерантность (до 60 мг на прием). Через год — полтора развивается физическая зависимость. В период абстиненции (через сутки после прекращения приема препарата) появляются разнообразные психические (беспокойство, внутреннее напряжение, отчетливый спад настроения, дисфории) и соматовегетативные (тремор, повышение мышечного тонуса, мышечные боли, судорожные подергивания, потливость, тошнота) нарушения. Длительность абстинентного сидрома составляет 1-2 недели. Последствиями циклодоловой токсикомании являются тяжелые органические поражения ЦНС, сердечнососудистой и дыхательной систем. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРЕПАРАТАМИ БЫТОВОЙ ХИМИИ Злоупотребление летучими наркотически действующими веществами стало известно в европейских и североамериканских странах в 60-х гг., а потом пришло и к нам. Используются ацетон, бензин, трихлорэтан, а также стандартные промышленные препараты, приготовленные на основе этих и им подобных летучих (быстро испаряющихся при комнатной температуре) жидкостей, преимущественно алифатического ряда: различные синтетические клеи, растворители, очистители, средства выведения пятен, нитрокраски, лаки. У взрослых подобный вид токсикомании встречается довольно редко, он распространен главным образом среди детей и подростков. Употребляющих эти вещества среди самих наркоманов называют «нюхачами». Вдыхание подобных препаратов ведет к тому, что через 1-2 минуты в голове появляется ощущение тумана, свист, начинается головокружение, которое постепенно становится все сильнее и сильнее, теряется равновесие (фаза вегетативно-вестибулярных расстройств, длительностью 2-3 минуты). Затем наступает состояние блаженства, появляется беспричинная веселость при взгляде на окружающие предметы, лица товарищей; больные кричат, смеются, разговаривают сами с собой. Токсикоманы отмечают, что лучше в это время принять горизонтальное положение, закрыть глаза (фаза эмоциональных нарушений, длительностью 3-4 минуты), после чего в голове возникает фантастическая картина — радужные круги, различные кружащиеся предметы, слышны приятные голоса людей. Иногда калейдоскоп галлюцинаций — «мультики». Это состояние длится около 10-15 минут. В процессе вдыхания возникает ощущение быстрого течения времени, появляется непреодолимое желание дышать еще и еще. Затем эти ощущения исчезают и для их повторения необходимо опять вдыхать. Такие сеансы повторного вдыхания паров подростки обычно повторяют 5-7 раз. После окончания вдыхания наступает 4-я фаза, критическая. Она длится 1-2 часа, сопровождается незначительной головной болью, умеренной тошнотой, ясностью в голове субъективного характера. После выхода из интоксикации воспоминания о пережитом полностью сохраняются. Состояний абстиненции не развивается. Лишь иногда бывает умеренная тошнота, незначительная головная боль, неприятный вкус во рту, но эти явления непостоянны и быстро проходят. Несколько иная клиническая картина при вдыхании паров бензина. Через 1-2 минуты от начала вдыхания учащается сердцебиение, появляется головная боль, головокружение, тошнота, дрожь, слабость, сменяющиеся психическим возбуждением, беспричинным смехом (часто «сквозь слезы»), болтливостью, назойливостью, суетливостью, эйфорией, неустойчивостью внимания. Затем наступает галлюцинаторная фаза с появлением истинных слуховых и зрительных (цветных) галлюцинаций. Больные видят знакомые им образы в виде кинофильмов, мультфильмов, разговаривают с ними. Все это длится около 20-30 минут от начала вдыхания и сменяется слабостью, головокружением, ломотой во всем теле, сухостью в горле, жаждой, вялостью, эмоциональной лабильностью. Эти явления снимаются дальнейшим вдыханием паров бензина. Такие сеансы вдыхания подростки могут повторять по 10-15 раз. Явления абстиненции исчезают полностью через 4-5 дней. У лиц, перенесших повторное 29... [стр. 29 ⇒]

Особенно это выражено при приеме гашиша и стимуляторов. Происходят беспорядочные половые связи, в связи с чем увеличивается риск заражения инфекциями, передающимися половым путем (сифилис, гонорея, хламидийные инфекции, гепатиты, ВИЧ/СПИД и др.). С развитием заболевания происходит снижение либидо и потенции. Интимные отношения становятся возможными только в состоянии опьянения, а при употреблении наркотиков из опийной группы -во время абстинентного синдрома. Во второй стадии развития наркомании возникает импотенция. На этом этапе возникают нарушения сексуальной ориентации. Очень быстро обычными становятся промискуитет и групповой секс в «семье». В подростковой среде начинают формироваться гомосексуальные отношения. Зарабатывать деньги на покупку наркотика приходится нередко пассивным гомосексуальным партнерством. Описаны случаи педофилии у наркоманов. Действие наркотиков на плод. Неонаталъный наркотический абстинентный синдром. Если женщина в период беременности принимает наркотики, то есть вероятность, что ребенок родится с отклонениями в развитии и с признаками неонатального наркотического абстинентного синдрома (ННАС). Частота и тяжесть проявления ННАС зависит от длительности приема и дозы наркотика. Если женщина в течение всей беременности принимала больше одного наркотика, то частота ННАС у детей достигает 100%. При прекращении приема в ранние сроки беременности частота ННАС снижается. Симптоматика ННАС складывается из неспецифических нарушений ЦНС, желудочнокишечного тракта, метаболических, вазомоторных и респираторных расстройств. У детей наблюдается повышенная возбудимость, тремор, гиперактивность, повышение мышечного тонуса, нарушения сна. Могут возникать вегетативные нарушения: чихание, зевота, потливость, подъем температуры, сыпь и др. Дети рождаются с небольшой массой тела, с нарушением сосательного рефлекса, отмечается рвота, диарея. Ребенок не переносит громких звуков, яркого света, прикосновений. Часто и громко плачет. Иногда возникают судороги. Острые проявления ННАС продолжаются около 2-3-х недель. В подострой форме симптомы ННАС могут наблюдаться длительное время (до 6 месяцев после рождения). Течение ННАС может быть транзиторным, интермиттирующим, отсроченным по манифестации, ослабляться со временем, но может и нарастать и даже протекать бифазно, когда острая абстиненция сменяется улучшением, а затем снова возникают признаки абстиненции, уже подострой. Длительность течения ННАС зависит от того, когда и сколько наркотиков принимала мать, от степени зрелости механизмов, обеспечивающих метаболизм и экскрецию наркотиков у новорожденного. При подозрении на ННАС следует направить мочу матери и новорожденного в лабораторию наркологического диспансера. Если в моче обнаруживаются метаболиты наркотических веществ, то это является подтверждением диагноза ННАС. При постановке диагноза ННАС необходимо дифференцировать ННАС с сепсисом и другими инфекциями, гипогликемией, гипокальциемией, гипертиреоидизмом, гаморрагиями ЦНС и асфиксией. ЭКСПЕРТИЗА ОПЬЯНЕНИЯ И ДИАГНОЗ Врачи, проводящие медицинское освидетельствование, иногда сталкиваются с необычной симптоматикой: при выраженной клинической картине опьянения нет запаха алкоголя, химические реакции свидетельствуют об отсутствии его в выдыхаемом воздухе. К сожалению, в таких случаях нередко допускается ошибка — в заключении констатируется наличие состояния наркотического опьянения. Однако одурманивание может быть вызвано не только этиловым алкоголем и веществами, относящимися к наркотическим. Тогда при составлении заключения об опьянении его квалифицируют как токсикоманическое. В любых случаях, выявив характерные клинические признаки опьянения, необходимо иметь убедительные доказательства наличия в организме конкретных веществ. Определение их в биологических жидкостях организма (преимущественно в моче, а также в крови и слюне) производится химико-токсикологическими лабораториями, в основном, методом тонкослойной хроматографии. 33... [стр. 33 ⇒]

Очень важно отметить, что сама попытка бросить наркотик — вещь очень полезная и пациенты, даже неоднократно пытающиеся отказаться от наркотиков, раз от раза возвращаются все в лучшем состоянии. Когда мы говорим об индивидуализации лечения, надо признать, что тоталитарный подход к лечению наркомании не годится. Нет единой наркомании и нет единой модели отношения к наркотикам. Она может быть следствием психического страдания или средством против него, симптомом нарушения социальных связей или следствием совершенно случайной встречи с наркотическим веществом. Бывает трудно определить, является ли психическое расстройство причиной употребления наркотиков или его следствием. Важным принципом терапии наркомании является комплексность подхода. Для одних ведущими могут оказаться психотерапевтические методы, для других — социальные, для третьих— медикаментозные. Большинство авторов сходится на том, что лечение должно осуществляться в условиях закрытого учреждения и при полном отказе от употребления наркотика. Лечебный процесс делится на четыре больших этапа: первый — дез интоксикационная терапия и купирование абстиненции с нормализацией соматоневрологических нарушений и коррекцией психопатоподобных расстройств; второй — восстановление нарушений обмена, ликвидация поведенческих расстройств и нормализация психического состояния; третий этап заключается в выявлении основного синдромокомплекса психической зависимости и назначении целенаправленного лечения; на четвертом этапе особое внимание уделяется обстоятельствам, способствующим рецидивам и обострениям заболевания. Существуют различные подходы к методам отнятия наркотических веществ — литический (постепенный) и критическое одномоментное отнятие наркотика. В России чаще всего используется второй вариант — критическое отнятие наркотика, исключая барбитураты. Широкое распространение в мире получило использование заместительной терапии с помощью метадона либо левоальфа-ацетилметадона — ЛААМ. Терапия метадоном в нашей стране не применяется. За рубежом мета-дон применяют при купировании опийного абстинентного синдрома и при противорецедивном лечении в качестве средства заместительной терапии. Употребляется метадон перорально и оказывает действие в течение 24-х часов, в отличие от героина, который действует 6 часов. Следует отметить, что метадон также используется как средство амбулаторной поддерживающей терапии опийной наркомании. Помимо метадона и ЛААМ, используют клонидин, бупренорфин. В России эти препараты, за исключением клонидина, не используются. Клонидин (клофелин, гемитон, катапрессан) применяется для подавления соматовегетативных расстройств, нередко в комбинации с анальгетиками, снотворными, анксиолитиками, аналептиками, тиапридом, благотворно влияющими на психопатологические расстройства при абстиненции. Клинические испытания верапамила и нифедипина показали, что эти препараты эффективны у больных опийной наркоманией для терапии острого абстинентного синдрома (верапа-мил в этих случаях по эффективности и безопасности значительно превосходит клофелин). При наличии тяжело протекающего абстинентного синдрома у больных с большим стажем употребления наркотиков в высоких дозах, резистентных к лечению, выраженной патологии печени (токсический гепатит), не позволяющей назначить им медикаментозную терапию в полном объеме, используются методы экстракорпорального кровообращения (в частности, плазмаферез). Плазмаферез удаляет токсины и иммунные комплексы, оказывает общее неспецифическое стимулирующее действие на обмен веществ, иммунный статус, микроциркуляцию и метаболизм кислорода в тканях, что обеспечивает повышение чувствительности больного к проводимой фармакотерапии и соответственно к сокращению длительности и интенсивности острых состояний, уменьшению риска возникновения осложнений. В последние годы получил распространение метод быстрого купирования опийного абстинентного синдрома путем проведения многочасового наркоза, во время которого вводятся по определенной схеме антагонисты опиоидов — налоксон или налтрексон. Метод получивший название ультрабыстрой опиоидной детоксикации, используется для лечения больных с диагнозом зависимости от опиатов и применяется, в основном, при значительной 39... [стр. 39 ⇒]

Сочетание этих лекарственных средств направлено на основные системы нейромедиации, которые участвуют в формировании клиники абстиненции. Для купирования опийного абстинентного синдрома используется также клометиазол (геминеврин), который улучшает сон, снимает тревогу, уменьшает проявления поведенческих нарушений. Разовая доза составляет 600-900 мг, суточная — от 1800 до 3900 мг (разделяют на 3-4 приема). Длительность приема препарата 3-6 дней. Указывается на целесообразность применения геминеврина у больных опийной наркоманией, осложненной приемом барбитуратов или других седативных средств. Для купирования опийного абстинентного синдрома также используются препараты, непосредственно влияющие на опиоидные системы — агонисты, антагонисты опиатов и препараты со смешанным действием. К этим препаратам относят бупренорфин (норфин), обладающий способностью купировать проявления острой интоксикации за счет своего частичного антагонистического действия, а острые проявления абстиненции — благодаря частичному агонистическому эффекту. Препарат вводится в/м при появлении первых признаков опийной абстиненции. Средняя разовая доза — 0,3 мг, суточная — 0,9 мг. Длительность лечения до 5 суток. Из антагонистов-опиатов используется налоксон гидрохлорид, он ускоряет высвобождение метаболитов опия из рецепторов, что сокращает сроки купирования абстинентного синдрома до 5-6 дней. У больных, злоупотребляющих эфедроном и «пер-витином», достаточно эффективно используется препарат бро-мокриптин (парлодел). Он активно влияет на обмен дофамина и норадреналина в ЦНС. Бромокриптин используется для купирования признаков синдрома отмены в первые дни развития абстинентного синдрома, в суточной дозе 2,5-3,75 мг. При злоупотреблении психостимуляторами применяется антидепрессант с преимущественно серотонинэргическим компонентом действия — флувоксамин. Он хорошо купирует аффективную симптоматику. При развитии абстинентного синдрома у больных, употребляющих барбитураты, рекомендуется постепенное снижение дозы этих препаратов, чтобы исключить возможность появления у пациентов судорожных припадков в структуре абстинентного синдрома. Заместительная терапия проводится с помощью фенобарбитала. Доза фенобарбитала зависит от дозы барбитуратов, которые употребляет пациент. В тех случаях, когда наркомания формируется при употреблении наркотиков кустарного приготовления, путем химической обработки наркотического сырья, как правило, отмечаются выраженные психопатологические расстройства, которые проявляются в выраженных аффективных нарушениях, расстройствах поведения и изменениях личности. Авторы (А.Г. Врублевский, 2000) отмечают, что усиление депрессивной симптоматики, особенно с выраженной дисфорической окраской и психопатоподобными расстройствами поведения, всегда свидетельствует об актуализации патологического влечения к наркотику и требует проведения активных терапевтических мероприятий. В структуре синдрома патологического влечения, как правило, заметное место занимают аффективные (главным образом депрессивные) расстройства, поэтому в комплексном лечении опийной и эфедроновой наркомании широко используются психотропные препараты. Учитывая структуру аффективных расстройств при опийной наркомании, предпочтение отдается препаратам, обладающим, наряду с тимолептическим, и седативным действием. Успешно использовались амитриптилин (трип-тизол), анафронил (кломипрамин), петилил (дезимипрамин), пиразидол (пирлиндол). В тех случаях, когда депрессия при наркотической абстиненции сопровождается дисфорическим расстройствами, тревожными нарушениями, двигательным беспокойством, антидепрессанты комбинируют с мягкими нейролептиками либо транквилизаторами из группы бензодиазепинов. Используется тиоридазин (миллирил, сонапакс) в дозе 75-100 мг, терален 15-20 мг, галоперидол (суточная доза от 4,5 до 15 мг), весьма успешно применяется эглонил (сульпирид) в дозе 300-600 мг, который оказывает и антидепрессивное и анксиолитическое 41... [стр. 41 ⇒]

На 20-й сессии (1965) Комиссия отметила, что термин «наркомания» принят во всех странах мира уже л течение долгого времени и что он включен в тексты национальных законодательств отдельных стран и международных договоров, включая Единую Конвенцию о наркотических средствах 1961 г. В связи с этим Комиссия не могла одобрить внесение изменения в существующую терминологию текстов договоров, поскольку можно ожидать, что принятие новой терминологии создаст трудности административного характера, а также повлечет за собой усложнения с юридической точки зрения. Кроме того, Комиссия отметила, что, поскольку решение о подведении какого-либо вещества под международный контроль основывается на его более или менее вредных эффектах, и каких выражениях эти последние определяются, является мало существенным. Рассматривая данный вопрос на 23-й сессии (1969), Комиссия ООН по наркотическим средствам подтвердила свое несогласие на замену термина «наркомания» и в своем докладе просила секретариат использовать во всех документах для комиссии термин «наркомания» для всех случаев зависимости от наркотических средств и избегать слов «зависимость» или «зависимый» it связи с употреблением наркотических средств. В соответствии с этим в СССР термин «лекарственная щвисимость» не принят вместо термина «наркомания» и используется в наркологии и психиатрии только для обозначения зависимости (психической или физической) как одного из синдромов, выявляемых при наркомании и токсикомании. Под синдромом психической зависимости подразумевают состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо лекарственного средства или вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики или явлений дискомфорта, возникающих при прекращении приема этого вещества, хотя явления абстиненции и отсутствуют, а под синдромом физической зависимости — состояние, характеризующееся разпитием абстиненции при прекращении приема лекарственного средства или вещества, вызвавшего зависимость, или после введения его антагонистов. Указанные типы синдрома зависимости развиваются в отношении веществ, влияющих на функции ЦНС, причем различные вещества такого типа действия обладают неодинаковой способностью вызывать психическую или фи<ическую зависимость, либо оба вида зависимости одно15... [стр. 15 ⇒]

Наркоманы принимают в 2—10 раз более высокие дозы лекарственных наркотических средств, чем принято использовать в лечебных целях. Постепенно формируется психическая зависимость от наркотического вещества, далее вырабатывается физическая зависимость с неодолимым влечением к наркотизации и выраженной абстиненцией, в структуре которой могут наблюдаться элементы астенодепрессивные, гипоманиакальные, эксплозивные. Параллельно происходят изменения в психической сфере в виде невротизации, а затем психопатизации по истерическому, эксплозивному, астеническому или апатическому типу. В динамике становления наркомании условно можно различить 3 стадии: начальную, или I,— адаптации (изменение реактивности организма и появление психической зависимости); хроническую, или II,— завершение формирования физической зависимости (абстиненция, возникновение в ряде случаев психоза, полинаркомании); позднюю, или III,— истощение всех систем организма (снижение толерантности, общей реактивности, психической, соматогенной, неврологической, затяжная тяжелая абстиненция, слабоумие. При наркоманиях можно наблюдать те же, что и при алкоголизме, 6 предпочтительных синдромов, укладывающихся в 3 стадии болезни. Понятие «наркомания» следует трактовать как общее название болезней, проявляющихся влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотических лекарственных средств и наркотических веществ вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием абстиненции при прекращении их приема. В процессе болезни проиходят глубокие изменения личности индивида и другие расстройства психики вплоть до слабоумия, нарушаются функции внутренних органов и неврологическое состояние организма, наносится вред обществу. Патогенез наркомании сложен. Интересные гипотезы выдвигаются в последние годы. Предполагают, что в начальных стадиях наблюдаются нарушения реакции нейронов коры больших полушарий, гипоталамуса, ретикулярной формации. Наркотическое вещество влияет и на функциональное состояние дендритов, в результате чего нарушается замыкательная и интегративная функция мозга. Страдают синапсы, нарушая межнейронные связи. В хронической, поздних стадиях заболевания нарушаются рецептивные возможности нейронов и структурно182... [стр. 182 ⇒]

Обостряются все переживания и эмоции. Память изменяется неглубоко. Эйфория относительно быстро (2—3 ч) сменяется чувством тревоги и страха, свойственны иллюзии, необычные ощущения, исходящие Hi внутренних органов, всего тела. Состояние меняется, ю улучшаясь, что ухудшаясь, затем появляются разнообразные соматовегетативные расстройства и сон. Сочетанный длительный прием алкоголя и гашиша пстречается редко, может привести к острому (протекает по делириозному типу) или хроническому психозу (наиболее характерной является шизофреноподобная картина). Абстиненция выражена слабо. При длительной алкогольно-гашишной осложненной наркомании наступают соматические и интеллектуальные изменения. Нередко систематическое злоупотребление алкоголем совпадает с употреблением чифиря (теизм) или кофеина (положенный алкоголизм или политоксикомания). Их действие выражается в стимулировании процессов возбуждения в коре большого мозга. Встречаются осложненные наркомании, при которых злоупотребление препаратами опия присоединяется к алкоголизму. В одних случаях это делают, чтобы смягчить явления абстиненции, в других, чтобы подавить патологическое влечение к алкоголю. В обоих случаях течение наркомании утяжеляется. Абстинентный синдром протекает по типу опийного синдрома и проявляется в болезненной тяге к наркотику, подавленному настроению, выраженной физической слабости, признаках астении с раздражительной слабостью, вегетативных кризах. В мышцах, суставах отмечаются неприятные ощущения, боли. Некоторые больные находятся в постоянном движении, ходят по палате, стонут, кричат. Наступает бессонница. Выявляются тоска, тревога, страх, суицидальные мысли. Нарушается походка — она становится шаткой. На высоте абстиненции могут быть делириозное расстройство сознания, эпилептиформные припадки. После снятия абстиненции астения держится долго, до 4—8 нед. Возможны трансформации наркомании, в которых последовательно наблюдается злоупотребление гашишем, а затем опиатами и другими наркотиками. Встречается трансформация опийной наркомании в токсикоманию снотворными средствами барбитурового ряда или ноксиронную наркоманию (ноксирон отнесен к наркотическим средствам). Чаще всего опий первичен. 213... [стр. 213 ⇒]

Сходным с принципом лечения алкоголизма является :)тапность лечения: 1) предварительный этап — дезинтоксикационная, общеукрепляющая, стимулирующая терапия в сочетании с прекращением приема наркотического вещества; 2) основное активное антинаркотическое лечение; 3) поддерживающая терапия. При первом обращении обязательным является госпитализация независимо от того, находится больной в состоянии абстиненции, острого отравления, хронической интоксикации или психоза. Стационарное лечение должно проводиться в наркологических, психиатрических и только при отсутствии таковых в общесоматических учреждениях. Длительность первичной госпитализации составляет не менее 60 дней (приказ Министерства здравоохранения СССР № 928 от 23 сентября 1976 г.). Этот приказ обусловлен тем, что наркоманы и токсикоманы, даже желающие добровольно лечиться, всегда находятся в состоянии опасения, страха перед соматовегетативными и психотическими кризами, наступающими в состоянии абстиненции. Как правило, это безвольные люди, которые боятся прекращения приема наркотического вещества и тех ощущений, порой выраженных и тяжелых, которые им предстоит перенести. Поэтому, начиная лечение, они быстро «сникают» и всеми доступными средствами стремятся возобновить употребление наркотического вещества. В связи с этим необходима организация специальных отделений или палат с созданием в них таких условий, при которых был бы исключен занос наркотических или иных веществ, которыми злоупотребляют больные. Персонал должен быть хорошо осведомлен о режимных мероприятиях и неукоснительно выполнять их. В распорядке дня рекомендуется по возможности предусматривать активную занятость, особенно в вечернее время, когда не привыкшие к целенаправленной деятельности наркоманы остаются наедине со своими думами и неприятными ощущениями. Следует вовлекать их в коллективы больных, в трудовые процессы, культтерапию, заинтересовывать чтением, беседами. Необходимо особенно чутко наблюдать за поведением и состоянием больных. Если подавленный, вялый, с пониженным настроением больной вдруг становится словоохотливым, активным, с приподнятым настроением, то очевидно запретными путями он сумел добыть наркотическое вещество. Надо искать источник доставки наркотического средства и наказывать тех, кто его внес в отделение. 303... [стр. 303 ⇒]

Вовлечение больного в трудовые процессы является обязательным компонентом лечения. При гашишном психозе лечебные мероприятия, особенно на первом этапе, характеризуются большей интенсивностью и продолжительностью — это общеукрепляющая терапия с дачей витаминов, седативные, нейролептические средства, дезинтоксикационная терапия. Такое лечение длится 3—4 нед. Если не отмечается улучшения, то следует переходить на инсулинотерапию, 15—20 сеансов. При преобладании маниакального синдрома начинать лечение следует с назначения аминазина, лишь затем (через 2—3 нед) переходить на лечение инсулином. При явлениях слабоумия с психопатизацией личности прежде всего назначают транквилизаторы, глутаминовую кислоту. В СССР наркомании, вызванные злоупотреблением наркотического средства типа ЛСД, отсутствуют. Наркомании с преобладанием злоупотребления фенамином и другими амфетаминами встречаются редко, их надо лечить внезапной отменой этого вещества. Далее проводят дезинтоксикационную, общеукрепляющую (глюкоза, инсулин, кислород подкожно), стимулирующую витаминотерапию. Применяются в небольших дозах нейролептические средства. Кокаинизм в последние годы ликвидирован. В лечебном плане применяют внезапное прекращение приема наркотического средства, абстиненция кратковременная и нетяжелая. При обмороке дают вдыхать амилнитрит. При судорогах — ингаляции эфиром или хлороформом, сердечно-сосудистой недостаточности — камфора, кофеин и др. Далее проводят все виды терапии. Учитывая стойкую потерю аппетита и выраженное похудание, назначают витамины, инсулин с глюкозой, усиленное питание. К классу опиатов относятся опий, его дериваты — морфин, кодеин и др. Близки по действию некоторые синтетические наркотические средства (промедол и др.). При остром отравлении опием показаны многократное промывание желудка, сердечные средства, согревания. Абстиненция выраженная, возможны любые методы отрыва от наркотического вещества, они зависят от состояния больного. Применяются все перечисленные способы лечения. Для опийной абстиненции характерно упорное желудочно-кишечное расстройство, в частнос309... [стр. 309 ⇒]

Назначают инсулин (небольшие дозы) с глюкозой (40% раствор) и хлоридом кальция (5—10 мл 10% раствора). При остром отравлении морфином показано немедленное промывание желудка независимо от способа введения вещества. Вводят атропин. Для улучшения дыхания показаны лобелии или цититон, ингаляция кислорода или карбогена, кофеин. Абстиненция при хроническом употреблении морфина выраженная и достаточно тяжелая, она может протекать с тошнотой, рвотой, поносами, болями в животе, сердцебиением, слабым пульсом, снижением артериального давления, выраженными вегетативными расстройствами — гиперсаливацией, чувством проваливания в пустоту, чиханьем, кашлем и др. Больные жалуются на слабость и боли в ногах, дрожание рук, шаткость походки, бессонницу или сон с кошмарными сновидениями. Рекомендуется, если нет противопоказаний, внезапное лишение наркотического вещества. При медленном или дробном снятии наркотического средства абстиненция протекает легче, но продолжительнее. Принципы купирования абстинентного синдрома те же, которые были описаны выше. При сердечно-сосудистой недостаточности применяются соответствующие препараты, при поносах — вяжущие средства. Назначаются и другие лекарства — димеколин, пентамин (ганглиоблокирующего действия), для уменьшения вегетативных проявлений — циклодол (ромпаркин). В дальнейшем в качестве условнорефлекторной терапии можно использовать апоморфин. Больной самостоятельно вводит себе апоморфин подкожно или внутривенно. Вначале действие апоморфина напоминает реакцию, возникающую после приема морфина, но затем после введения морфина он вызывает тошноту и рвоту. Лечение наркомании, вызванной злоупотреблением кодеином, промедолом и другими средствами с морфиноподобным действием, проводится по рекомендованным выше схемам. В связи с бурным развитием фармакологической промышленности и синтезированием новых медицинских препаратов с каждым годом количество медикаментов, вызывающих токсикоманию, будет увеличиваться. Дальнейшее развитие (отрицательное) получают и распространяющиеся ароматические синтетические средства (не медикаменты), а следовательно, и токсикомании. 310... [стр. 310 ⇒]

Лица, употребляющие гашиш (как правило, юношеского или молодого возраста), почти во всех случаях отрицают употребление наркотических средств. Абстиненция у них проходит сравнительно легко, лабораторные данные неспецифичны, наконец, изменения личности еще не настолько выражены, чтобы быть достаточным критерием в постановке диагноза. В этих случаях приходится руководствоваться оперативными данными органов милиции, сведениями объективного анамнеза, выявлением скрытых симптомов абстиненции и только тогда ставить диагноз и решать вопрос о назначении принудительного лечения. При установлении диагноза необходимо учитывать особенности течения наркомании и рекомендовать судебным органам вынести решение о назначении как минимум 2-летнего срока принудительного лечения в ЛТП. Лечебно-диагностическая работа начинается в ЛТП для больных алкоголизмом и наркоманией со дня прибытия в профилакторий. Проводить мероприятия необходимо в условиях стационара МСЧ. Перед врачебным персоналом в этом периоде стоят сложнейшие задачи — правильная диагностика стадии развития болезни, оценка степени изменения личности, определение психопатических черт характера больного алкоголизма и наркомана, построение лечебного, личностного и восстановительного прогноза. Важное значение имеют объективные сведения о больном, поэтому психиатрамнаркологам, психиатрам следует особенно тщательно готовить анамнестические и другие объективные и лабораторные данные, которые поступают в ЛТП. Первая беседа, умение установить тесный контакт с профилактируемым и при этом выявить необходимые сведения, дополняющие представления о нем, уловить явные или скрытые явления абстиненции, астении — важнейшая задача. Время пребывания в стационаре следует рассчитывать, исходя из необходимости снять явления абстиненции и возможные обострения. Этот период должен быть насыщен психотерапевтическим, дезинтоксикационным, физиотерапевтическим, медикаментозным и общеукрепляющим лечением. С учетом уже приведенных фактов и пониженной работоспособности наркоманов рекомендуется на этом этапе терапевти322... [стр. 322 ⇒]

11. Психические и поведенческие расстройства в результате употребления галлюциногенов Психодизлептики (галлюциногены), как и все наркотические вещества, вызывают эйфорию, изменение сознания, расстройства восприятия, мышления и способны формировать зависимость. В отличие от других наркотических средств психодизлептики в меньшей степени вызывают эйфорию и подъем настроения и в большей степени — расстройство сознания, восприятия и мышления, дезорганизующие психику до уровня психоза. Опьяняющий эффект возникает при приеме 50-200 мкг ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты), 200-500 мг мескалина, 10-50 мг псилоцибина и 6-8 мг циклодола (Шабанов П. Д., 2002). Скорость появления опьянения колеблется от нескольких минут (ЛСД) до 15-30 мин (псилоцибин, мескалин, циклодол). Изменение сознания при приеме психодизлептиков бывает чаще в виде делирия или сумерек, и разбудить опьяневшего невозможно. Может наблюдаться развитие онейрического состояния с характерными для него симптомами (фантастическая, космическая и религиозная тематика переживаний на фоне ступора). По выходе из психоза сохраняются яркие воспоминания. При приеме психодизлептиков описаны переживания ужаса, витальной тоски, бессмысленности жизни, приступы неуправляемой агрессии, случаи убийств и самоубийств. Определенные этапы развития этого вида наркомании выделить трудно. Абстинентный синдром при злоупотреблении галлюциногенами не возникает, за исключением циклодола. Абстинентные явления развиваются через год и более после начала злоупотребления циклодолом на фоне его систематического приема и нарастающей толерантности, доходящей до 60 мг за прием. В период циклодоловой абстиненции наблюдаются разнообразные психические и соматоневрологические расстройства, развивается беспокойство, тревожность, неусидчивость, появляется выраженный интенционный тремор вначале кистей рук, затем конечностей, повышение мышечного тонуса и сухожильные подергивания отдельных мышц. Отмечаются слабость, снижение настроения. Характерны диспептические расстройства, тошнота, потливость, болезненные ощущения в мышцах и суставах. Течение абстиненции сопровождается компульсивным влечением к циклодолу. Длительность абстинентного синдрома составляет 1-2 нед., нормализация соматоневрологического состояния может затягиваться до 1,5-2 мес. (Дунаевский В. В.,... [стр. 96 ⇒]

Когда мы говорим об индивидуализации лечения, надо признать, что тоталитарный подход к лечению наркомании не годится. Нет единой наркомании и нет единой модели отношения к наркотикам. Она может быть следствием психического страдания или средством против него, симптомом нарушения социальных связей или следствием совершенно случайной встречи с наркотическим веществом. Бывает трудно определить, является ли психическое расстройство причиной употребления наркотиков или его следствием. Важным принципом терапии наркомании является комплексность подхода. Для одних ведущими могут оказаться психотерапевтические методы, для других — социальные, для третьих— медикаментозные. Большинство авторов сходится на том, что лечение должно осуществляться в условиях закрытого учреждения и при полном отказе от употребления наркотика. Лечебный процесс делится на четыре больших этапа: первый — дез интоксикационная терапия и купирование абстиненции с нормализацией соматоневрологических нарушений и коррекцией психопатоподобных расстройств; второй — восстановление нарушений обмена, ликвидация поведенческих расстройств и нормализация психического состояния; третий этап заключается в выявлении основного синдромокомплекса психической зависимости и назначении целенаправленного лечения; на четвертом этапе особое внимание уделяется обстоятельствам, способствующим рецидивам и обострениям заболевания. Существуют различные подходы к методам отнятия наркотических веществ — литический (постепенный) и критическое одномоментное отнятие наркотика. В России чаще всего используется второй вариант — критическое отнятие наркотика, исключая барбитураты. Широкое распространение в мире получило использование заместительной терапии с помощью метадона либо левоальфа-ацетилметадона — ЛААМ. Терапия метадоном в нашей стране не применяется. За рубежом мета-дон применяют при купировании опийного абстинентного синдрома и при противорецедивном лечении в качестве средства заместительной терапии. Употребляется метадон перорально и оказывает действие в течение 24-х часов, в отличие от героина, который действует 6 часов. Следует отметить, что метадон также используется как средство амбулаторной поддерживающей терапии опийной наркомании. Помимо метадона и ЛААМ, используют клонидин, бупренорфин. В России эти препараты, за исключением клонидина, не используются. Клонидин (клофелин, гемитон, катапрессан) применяется для подавления соматовегетативных расстройств, нередко в комбинации с анальгетиками, снотворными, анксиолитиками, аналептиками, тиапридом, благотворно влияющими на психопатологические расстройства при абстиненции. Клинические испытания верапамила и нифедипина показали, что эти препараты эффективны у больных опийной наркоманией для терапии острого абстинентного синдрома (верапа-мил в этих случаях по эффективности и безопасности значительно превосходит клофелин). При наличии тяжело протекающего абстинентного синдрома у больных с большим стажем употребления наркотиков в высоких дозах, резистентных к лечению, выраженной патологии печени (токсический гепатит), не позволяющей назначить им медикаментозную терапию в полном объеме, используются методы экстракорпорального кровообращения (в частности, плазмаферез). Плазмаферез удаляет токсины и иммунные комплексы, оказывает общее неспецифическое стимулирующее действие на обмен веществ, иммунный статус, микроциркуляцию и метаболизм кислорода в тканях, что обеспечивает повышение чувствительности больного к проводимой фармакотерапии и соответственно к сокращению длительности и интенсивности острых состояний, уменьшению риска возникновения осложнений. В последние годы получил распространение метод быстрого купирования опийного абстинентного синдрома путем проведения многочасового наркоза, во время которого вводятся по определенной схеме антагонисты опиоидов — налоксон или налтрексон. Метод получивший название ультрабыстрой опиоидной детоксикации, используется для лечения больных с диагнозом зависимости от опиатов и применяется, в основном, при значительной длительности приема наркотиков в больших суточных дозах. Механизм купирования 39... [стр. 39 ⇒]

Тема 22 ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ (DSM IV)   Дизадаптивный паттерн употребления наркотических веществ, ведущий к клинически выраженному нарушению или дистрессу, которые проявляются тремя (или более) нижеперечисленными признаками, возникающими в течение 12-ти месячного периода: • толерантность, определяемая как потребность в значительном увеличении дозы наркотического вещества для достижения интоксикации или желаемого эффекта заметное ослабление эффекта при повторном введении одного и того же количества наркотического вещества. • абстиненция, проявляющаяся в : абстинентном синдроме, характерном для определенного наркотического вещества (критерии А и В системы критериев абстиненции для различных наркотических веществ); приёме такого же (или близкого к нему) наркотического вещества для того, чтобы облегчить абстинентный синдром или избежать его; • часто наркотические вещества принимают в дозах больших или в течение более продолжительного периода, чем предполагалось первоначально; • имеется сильное желание или предпринимаются безуспешные попытки уменьшить потребление наркотических веществ или установить над ними контроль; • много времени затрачивается на приобретение наркотических веществ (например, многочисленные посещения врачей, дальние поездки).на употребление наркотических веществ(например, непрерывное курение сигарет) или на восстановление после воздействия наркотического вещества; • из-за употребления наркотических веществ прекращается или снижается общественная и профессиональная активность, а также менее организованно проводится досуг; • употребление наркотических веществ продолжается, несмотря на понимание того, что постоянные или возникающие время от времени физические (состояние здоровья) или психологические проблемы обусловлены приемом наркотиков (например, употребление кокаина не прекращается, несмотря на знание о вызываемой им депрессии, а употребление алкоголя продолжается, несмотря на знание о том, что это ведет к обострению язвенной болезни). [стр. 29 ⇒]

НОКСА – ноксирон ОМОЛОДИТЬСЯ – снизить толерантность к наркотику, намеренно для этого перенеся абстиненцию ОТВРАТ – необычная тяжелая реакция на привычную дозу наркотика в виде дурноты, рвоты, обморока ОПИУХА – опий ОТРУБ – опьянение с последующей полной амнезией ПАРИТЬСЯ – вдыхать пары ингалянтов ПАХАН – главарь группы, обычно с уголовным прошлым ПЛАН – гашиш ПОНИМАТЬ – умение уловить и с наиболее приятными ощущениями пережить наркотическое опьянение ПРИХОД – вегетативная реакция и выраженная эйфория сразу же после внутривенного вливания наркотика РАСКУМАР – купирование абстиненции дозой наркотика, невызывающей наркотического опьянения; "доза на раскумар" – минимальное количество наркотика, необходимое для устранения тягостных явлений абстиненции СЕЗОН – млечный сок с головок мака, собранный для приготовления растворов, используемых для внутривенного вливания СЕНЦО – маковая соломка СЕСТЬ НА ИГЛУ – пристраститься к внутривенным вливаниям СЕСТЬ НА ХВОСТ – привязаться к другому наркоману для того, чтобы тот бесплатно делился наркотиком СЛОМАТЬ КАЙФ – надоедать и приставать к наркоману в момент наркотического опьянения, мешая ему насладиться СОЛОМА – молотые головки мака СОННИКИ – транквилизаторы СТЕКЛО – ампулированные препараты СТРИПТИЗ – визуализация сексуальных фантазий при действии ингалянтов ТАСКА, ТАЩИТЬ – испытывать опийное опьянение ТОРЧАТЬ – испытывать эйфорию, "кайф" ТРУХАНЕЦ – лихорадочная реакция с сильным ознобом после внутривенного вливания самодельных препаратов, богатых примесями ТУРЬЯК – опий УПОТРЕБЛЯТЬ, ПРИНИМАТЬ (ПРИНЯТЬ) НАРКОТИКИ – балдеть, вколоть, вколоться, вмазаться, втирать, втыкать марафет, глотать веревку, глотать колеса, двигать, двигаться, забить косяк(косую), захавать, кинуть на кишку, колоться, лизать, обезьянничать, оторваться, планировать, плановать, плыть по плану, подкумарить, подкурить, пойти похехекать, разо... [стр. 69 ⇒]

Н арком анией называется группа заболеваний, которые проявляются влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотических средств вследствие стойкой психической и физической зависимости от них с развитием абстиненции при прекращении их приема. Основными характеристиками наркомании являются приобретенная в результате злоупотребления наркотическим средством измененная реактивность к нему, что выражается в патологическом пристрастии (влечении) к наркотику, измененная толерантность, изменение первоначального действия наркотика на организм, возникновение абстинентного синдрома вслед за прекращением употребления наркотического средства. В нашей стране к наркомании относят патологическое пристрастие к веществам, которые согласно списку Постоянного комитета по контролю наркотиков, утвержденного Минздравом СССР (РФ), отнесены к наркотическим средствам. Злоупотребления другими веществами обозначаются как токсикомании. В 1988 году в СССР на учете состояло около 50 тысяч больных наркоманиями [Бабаян Э. А., 1988]. В приказе № 68 Минздравмедпрома РФ от 22.02.1996 г. «Об исполнении федеральной целевой программы „Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 19951997 годы"» отмечается, что число лиц, допускающих немедицинское употребление наркотиков, составляет 1,5 млн. человек с прогнозируемым двукратным увеличением через 3 года, т. е. до 2% всего населения РФ [Сухинина В. А., 1997]. К началу 1998 года под диспансерным наблюдением находилось около 3 млн. больных, включая группу профилактического учета. При этом основную массу диспансерных больных составили больные алкоголизмом. В то же время НИИ наркологии М3 РФ приводит данные, что распространенность употребления наркотических средств высока, причем лица, состоящие на учете в наркологических диспансерах, составляют лишь 1/30 от реально употребляющих наркотические средства [Наркологическая помощь.., 1992, 1998]. С весны 1996 года в РФ стала распространяться эпидемия героиновой наркомании. Россия оказалась на пути перемещения наркотических средств опийной группы из Юго-Восточной Азии в Европу. Основная часть этих средств производится в Афганистане и Пакистане. Только в 1999 году в Афганистане урожай опия составил 4581 т, что приблизительно соответствует 460 т героина [Олкотт М. Б., Удалова-Зварт Н., 2000]. Чтобы наглядно представить эту цифру, достаточно сказать, что годовая потребность в героине таких стран как Великобритания или Италия составляет примерно 8 т наркотика. [стр. 200 ⇒]

И. Н. Пятницкая (1994) выделяет также синдром последствий наркотизации, включающий энергетическое снижение, полисистемное функциональное истощение организма. Особенности синдрома последствий наркотизации при различных формах наркоманий большого диагностического значения не имеют, поскольку следует диагностировать болезнь на более ранних этапах.» Различают психический и физический типы лекарственной зависимости [Selwyn, 1996]. Под психической зависимостью понимается состояние, при котором лекарственное средство вызывает чувство удовлетворения и психического подъема и которое требует периодически возобновляемого или постоянного введения лекарственного средства для того, чтобы испытать удовольствие или избежать дискомформа. Физической зависимостью обозначается «адаптивное состояние, которое проявляется интенсивными физическими расстройствами, когда прекращается введение соответствующего лекарственного средства. Эти расстройства, т. е. синдром абстиненции, представляют собой комплекс специфических симптомов и признаков психического и физического свойства, которые характерны для действия каждого вида наркотика». В данном случае речь идет не о врожденной (например, зависимость от воздуха, воды, пищи), а о приобретенной зависимости [Бабаян Э. А., 1988]. Приобретенная зависимость возникает при применении соответствующих лекарственных средств или иных веществ в связи с тем, что эти вещества или средства облегчаю* болезненное состояние, страдание или вызывают эйфорию, возбуждение, опьянение [Легальные.., 1996], которые наблюдаются при применении как наркотических средств, так и психотропных лекарств или алкогольных напитков [Majewska, 1996]. Наркотические и токсикоманические средства могут вызывать различную по степени выраженности психическую или физическую зависимость. Например, кокаин, фенамин и другие стимуляторы вызывают психическую зависимость в большей степени, чем физическую [Beebe, Walley, 1995; Barber et al., 1997], и наоборот, циклазоцин, налорфин вызывают преимущественно физическую зависимость [Strain et al., 1996; Ziegler, 1997]. В РФ термин «лекарственная зависимость» не заменяет понятия «наркомания» и используется только для обозначения зависимости (физической и психической) как одного из синдромов, выявляемых при наркоманиях и токсикоманиях [Маркова И. В. и др., 1998]. Синдром психической зависимости обозначает состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо лекарственного средства или иного вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики или дискомфорта, возникающих при прекращении его приема, но без явлений абстиненции. Синдром физической зависимости обозначает состояние, характеризующееся развитием абстиненции при прекращении приема вызывающего зависимость лекарственного средства или иного вещества или после введения его антагонистов. Указанные типы синдрома зависимости развиваются в связи с приемом веществ, оказывающих влияние на психические функции, причем различные вещества такого типа действия обладают неодинаковой способностью вызывать психическую или физическую зависимость, либо развиваются оба вида зависимости одновременно [Вальдман А. В. й др., 1988]. Исходя из этого, при применении термина «синдром зависимости» в каждом конкретном случае целесооб... [стр. 209 ⇒]

...е. условия, необходимые для его функционирования. Структуры и функции, на которые воздействует наркотик, приводятся в состояние, близкое к тому, которое бывает в наркотической интоксикации. Этим можно объяснить заметную общность симптоматики интоксикации и абстиненции. Однако отсутствие обычного условия, интоксикации, ведет к несовершенной компенсации. Отсюда патологическая симптоматика, отличающая абстиненцию от интоксикации, а также избыточная компенсация: вместо умеренной тонизации сосудистой системы — гипертензия, вместо достаточной активации психики —■тревога, при чрезмерной компенсации — депрессия и т. п. Таким образом, абстинентный синдром представляет неудачную, дефектную саморегуляцию, попытку организма собственными ресурсами восстановить гомеостаз, соответствующий уровню имеющейся физической зависимости [Пятницкая И. Н., 1994]. Наркомания структурно представляет довольно сложное образование. Сущность болезни составляют три синдрома: измененной реактивности, психической и физической зависимости, объединенные в большой наркоманический синдром. В процессе болезни структурные элементы наркоманического синдрома развиваются последовательно. Отсутствие наркоманического синдрома делает невозможным постановку диагноза наркомании даже в условиях постоянной наркотизации (например, бытовое пьянство, привычный прием снотворных, транквилизаторов). Наличие хотя бы одного синдрома — измененной реактивности, психической зависимости — достаточно для постановки этого диагноза, даже если не выражены не только последствия хронической интоксикации (социальная декомпенсация и другие критерии ВОЗ), но и синдром физической зависимости. 7.7. СИНДРОМ ПОСЛЕДСТВИЙ ХРОНИЧЕСКОЙ НАРКОТИЗАЦИИ Отдельные формы наркотизма вызывают особые и достаточно специфические для этих форм результаты. Так, злоупотребление алкоголем и снотворными приводит к грубой интеллектуально-мнестической инвалидизации. Но поскольку этого рода последствие наблюдается не при всех наркоманиях (например, при опиизме, злоупотреблении стимуляторами), считать интеллектуально-мнестическое снижение следствием наркотизма как явления общего, вероятно, нельзя. С большим основанием деменцию барбитуроманов и алкоголиков можно рассматривать как осложнение, вызванное дополнительными, не только наркотическими, свойствами наркотика. И. Н. Пятницкая (1994), описывая последствия и осложнения хронической наркотизации, выделяет две общебиологических системы, страдающих при злоупотреблении: энергетическую и трофическую. В течении любой формы наркотизма усматриваются прогрессирующее падение активности, энергетического потенциала, угасание влечений, потребностей как в биологическом, так и в социальном смысле, снижение сопротивляемости, прогрессирующее истощение. Психические расстройства при наркоманиях многообразны. Психическое опустошение развивается в соответствии с закономерностями хронических экзогенных процессов с исходом в слабоумие: этап снижения личности, этап психопатизации, этап деменции. Степень органичности симптоматики зависит от свойств наркотика. Тяжелый психоорганический синдром и органическое ела... [стр. 217 ⇒]

Курение обычно чередуется с алкоголизацией. При учащении наркотизации прием спиртного постепенно уменьшается и предпочтение гашиша формируется спустя 6-8 мес [Пятницкая И. Н., 1994]. I стадия. Физиологическое действие гашиша начинает меняться. Наркотическое опьянение протекает без первой фазы страха и тревоги. Снижается гиперемия лица, тахикардия, мидриаз, латеральный нистагм, тремор, мышечная расслабленность, чувство тепла и тяжести в конечностях. Курение становится систематическим, гашишист активно ищет свой наркотик. Начинающаяся меняться форма опьянения, систематическая форма потребления, рост толерантности определяют синдром измененной реактивности. Синдром психической зависимости представлен обсессивным влечением к наркотику как к средству, дающему эйфорию, и беспокойством, неудовлетворенностью в отсутствие гашиша. Симптом возможности психического комфорта в интоксикации не выражен. II стадия. Отличается от предыдущей появлением синдрома физической зависимости и новым качеством синдромов измененной реактивности и психической зависимости. Первая и четвертая фазы исчезают. Депрессирующий эффект наркотика уменьшается. В интоксикации гашишист испытывает очень краткое первоначальное психосоматическое расслабление. В дальнейшем он собран, приподнят, смешлив, двигательно активен, работоспособен. Темп мышления ускорен. Вторая и третья фазы опьянения как бы сливаются в одну. Опьянение длится теперь 1-1,5 ч, после чего наступает снижение тонуса, энергии, работоспособности, интереса к окружающему. Гашиш становится для наркомана стимулятором его деятельности. Толерантность к наркотику возрастает. Спиртное теперь не употребляется. Пациенты переходят на одиночное курение, принимают теплое питье перед употреблением наркотика. Синдром психической зависимости достигает полного развития. Теперь стимулирующий эффект наркотика представляет единственно возможное оптимальное психическое функционирование, приносящее психический комфорт. Вне интоксикации гашишист расслаблен, несобран, нетрудоспособен психически. Вскоре интоксикация становится и единственным состоянием физического комфорта, поскольку способность к физической нагрузке вне опьянения также начинает падать. Формируется первый симптом физической зависимости — возможность достижения состояния физического комфорта, оптимальной работоспособности при наркотическом опьянении. Потребность в гашише как в необходимом средстве поддержания физического и психического благополучия подтверждается формирующимся компульсивным влечением, хотя оно выражено не столь сильно, как при опиатомании. Компульсивное влечение не сопровождается выраженными вегетативными реакциями и психической напряженностью. Абстинентный синдром при гашишизме развивается медленно на протяжении месяцев (табл. 124). Первая фаза появляется спустя 2-3 года регулярного курения. Полное формирование абстинентного синдрома, всех его фаз, требует 6-8 мес постоянного курения. Длительность абстиненции у гашишистов составляет от 3-14 дней до 1 мес. Максимально выраженные проявления абстиненции — обычно на 3-7-е сутки. Со второй недели острота симптоматики начинает падать. На перелом... [стр. 370 ⇒]

Наркотический (опийный) абстинентный синдром можно купировать по той же методике, что и алкогольный, делая капельницы по два раза в сутки в течение 5-7 дней с дальнейшим переводом больного на внутримышечное, подкожное и пероральное введение лекарств [Бажин А. А., 1999]. Однако при таком способе лечения имеется определенный риск развития элементов зависимости от транквилизаторов из-за их перекрестной толерантности с опиатами. Поэтому чаще вместо транквилизаторов в капельницы включают нейролептики. Из существующих нейролептических средств наиболее эффективен тиаприд (от 300 до 500 мг на одну капельницу), затем следуют эглонил (5% 5-6 мл), терален (0,5% 5-10 мл), пропазин (2,5% 4-5 мл). Учитывая наличие выраженных депрессивных нарушений в структуре наркотической абстиненции, целесообразно комбинировать нейролептики с антидепрессантами, обладающими седативным компонентом действия. В капельницу можно добавить амитриптилин 1% 4-5 мл, внутрь герфонал по 0,05-0,1 г три раза в день, фторацизин по 0,05-0,075 г три раза в день, тразодон по 0,075-0,1 г три раза в день, пиразидол по 0,075-0,1 г три раза в день, тианептин 0,0125-0,025 два-три раза в день. Нужно помнить, что антидепрессивный эффект препаратов развивается лишь через 5-10 дней, поэтому начало назначения препаратов в остром периоде абстиненции может снизить риск развития аффективных расстройств по выходе из нее. Вполне возможна комбинация транквилизаторов с антидепрессантами, причем указанные выше дозы могут быть уменьшены на одну треть, и данное сочетание во многом снижает риск возможного возникновения явлений зависимости. 14.3.3. ПСИХОТРОПНЫЕ СРЕДСТВА... [стр. 429 ⇒]

Возбуждение может сопровождаться раздражительностью, гневливостью по пустякам, драчливостью, приобретать злобно-агрессивный характер. Нередко наблюдается благодушие, погруженность в себя с застыванием в созерцательно-мечтательной позе с довольной или безмятежной улыбкой. При втором, заторможенном, типе реакции наблюдается общая и мимическая вялость, малоподвижность, сонливость, затрудненность общения, смазанность и неразборчивость речи, нарушение координации, равновесия, походки, эмоциональная тупость, безразличие, апатичность, замедленность движений. При наркологическом опьянении, как правило, меняется артериальное давление. Частота пульса ускоряется или замедляется. Меняется цвет и сосудистый рисунок кожных покровов с преобладанием бледности или наоборот, покраснения. Появляется избыточная потливость или сухость кожи, а также слизистых оболочек губ и носоглотки. Глаза подростка становятся мутными, застывшими, налитыми кровью или лихорадочно блестящими, «яркими». Ширина зрачков меняется от точечных до огромных, нарушается их реакция на свет. Обязательно страдает почерк и точная координация движений. Ухудшается способность к анализу, обобщению, формулировке суждений, к решению даже простых логических или математических задач, и наконец, к пониманию происходящего вокруг. Действие некоторых одурманивающих веществ вызывает разнообразные галлюцинации. Со стороны можно заметить, что человек живет в особом мире болезненных видений и переживаний. Эпизоды наркотического и токсического опьянения могут повторяться в течение дня и быть непродолжительными. Систематический прием наркотиков огрубляет поведение подростка. Нарастающая вялость и заторможенность в первой половине дня могут смениться повышенной возбудимостью, длительным бодрствованием вплоть до полной бессонницы. Может повышаться жажда, смена периодов отказа от еды с «приступами» чрезмерного аппетита, прожорливости, особенно в отношении сладких и жирных блюд. Признаки абстиненции (наркотического голодания или наркотического похмелья) с уже сформированной наркотической зависимостью могут ограничиваться у подростков внезапным ухудшением настроения, резким усилением тревожности, раздражительности, двигательным беспокойством в сочетании с физическим недомоганием. Обычно это общая слабость, разбитость, озноб, боли в мышцах, суставах, чихание, кашель (без других признаков простуды), насильственная зевота, обильное слезо- и слюнотечение. Облик подростка-наркомана меняется в худшую сторону. На коже лица появляется сальность, угревые высыпания (хотя эти проявления носят иногда возрастной характер у подростков, не имеющих никакого отношения к наркомании), отеки, мешки под глазами, желтушность склер. Зубы желтеют и быстро разрушаются. Расстройство памяти, внимания, снижение интеллекта приводит к трудностям в учебе и потере интереса к ней, прежние интересы полностью вытесняет озабоченность, «где достать деньги на наркотик». Подросток начинает продавать вещи, книги, прежние свои «личные ценности». Появляются новые приятели, «чердачные» и «подвальные» компании. Подросток уклоняется от знакомства своих родителей с этими друзьями. 70... [стр. 70 ⇒]

Металлисты – неформальные группировки подростков, увлекающихся музыкой в стиле «тяжелый металлический рок» и атрибутикой в виде множества мелких украшений на костюме. Морцефаль – морфий. Мулька – эфедрон. Мультики – галлюцинации в виде подвижных маленьких человечков и зверюшек, напоминающих мультфильмы. Возникают при вдыхании ингалянтов. Мурцовка – эфедрон. Мускал – наркотик. Мякина – ложный наркотик. Нокс (нокса) – ноксирон. Насос – медицинский шприц. Обглотанный – принявший таблетки. Омолодиться – снизить толерантность (устойчивость) к наркотику, намеренно для этого перенеся абстиненцию. Опиуха – опий. Отврат – необычайно тяжелая реакция на привычную дозу наркотика в виде дурноты, рвоты, обморока. Отруб – опьянение с последующей полной амнезией (провалом в памяти). Паль – наркотик. Панки – неформальные группировки с активным агрессивным протестом старшему поколению и благополучным сверстникам; провозглашают ненависть к людям и вседозволенность, стремятся вызвать к себе страх и ненависть. Париться – вдыхать пары ингалянтов. Пахан – главарь группы, обычно с уголовным прошлым. Пирсинг – особые серьги для ушей, бровей, губ, пупка, языка, носа и т.д. План – гашиш, анаша. Плановый – человек, курящий только анашу. Подогрев – наркотик, переданный в места лишения свободы. Подкумарить – употребить наркотик. Понимать – умение уловить и с наиболее приятными ощущениями пережить наркотическое опьянение. Попперы (попса или попсня) – подростки, группирующиеся около дискотек с целью развлечения, выпивок, «кайфа», сексуальных контактов и хвастовства импортной одеждой друг перед другом. Приход – вегетативная реакция и выраженная эйфория сразу же после внутривенного вливания наркотика. Пшеничка – морфий. Президент – ноксирон. Пятелка – игла от шприца. Раскумар – купирование абстиненции дозой наркотика, не вызывающей наркотического опьянения; «доза на раскумар» – минимальное количество наркотика, необходимое для устранения тягостных явлений абстиненции. Раскумариться – употребить наркотик. 216... [стр. 216 ⇒]

Кроме того, налоксон вводят с диагностической целью - для определения опийного характера отравления. В этом случае, кроме восстановления дыхания, оценивается реакция зрачков (расширение). • При отсутствии налоксона можно использовать 1% раствор этимизола в дозе 0,2-1,0 мг/кг в/в. Другие дыхательные аналептики не рекомендуются, так как они могут провоцировать судороги. • При отсутствии положительного эффекта на введение налоксона показана ИВЛ. • Промывание желудка необходимо даже при парентеральном введении наркотиков. Важно помнить: при введении зонда в желудок надо удостовериться в правильности его местонахождения (с помощью аускультации), так как при угнетении кашлевого рефлекса зонд может быть введен в дыхательные пути. • Для поддержания АД и сердечной деятельности - 10% раствор кофеина в дозе 0,1 мл/год жизни п/к или раствор кордиамина 0,1 мл/год жизни в/м. • Согревающие процедуры. • Форсированный диурез с ощелачиванием. При синдроме абстиненции При синдроме абстиненции показана срочная госпитализация в специализированное отделение, при задержке госпитализации начать дезинтоксикационную терапию с форсированным диурезом, введение обезболивающих препаратов (анальгин, баралгин, трамадол). Противопоказано введение налоксона! В связи с увеличением числа женщин, злоупотребляющих различными наркотическими препаратами, все больше рождается детей, у которых внутриутробно развивается химическая зависимость от принимаемых матерью веществ. Мы посчитали правильным включить краткое описание синдрома «лишения» у новорожденных. Через различные сроки после рождения (от нескольких часов до нескольких дней), в зависимости от качества наркотического вещества, употребляемого матерью, у новорожденных могут возникнуть следующие клинические проявления: — беспокойство, нарушения сна, тремор, колебания температуры тела; — гиперактивность, гиперрефлексия, мышечный гипертонус, возможны миоклонические подергивания, опистотонус или судороги; — тахипное или нарушения дыхания с апноэ; — диарея, нарушение сосания, потеря веса или плохая прибавка веса; — слезотечение, ринорея. При синдроме «лишения» у новорожденных необходимо: — наблюдение за прибавкой массы тела, качеством сна, температурой тела; — высококалорийное питание - 150-250 ккал/кг в сутки;... [стр. 70 ⇒]

Синдром психической зависимости обозначает состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо лекарственного средства или иного вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики или дискомфорта, возникающих при прекращении его приема, но без явлений абстиненции. Физической зависимостью обозначают адаптивное состояние, которое проявляется интенсивными физическими расстройствами, когда прекращается введение соответствующего лекарственного средства. Эти расстройства, то есть синдром абстиненции (F1x.3), представляет собой комплекс специфических симптомов и признаков психического и физического свойства, которые характерны для действия каждого вида наркотика. Синдром физической зависимости — состояние, характеризующееся развитием абстиненции при прекращении приема вызывавшего зависимость лекарственного средства или иного вещества (или после введения его антагонистов). Обращают внимание на существование зависимости врожденной и зависимости приобретенной (Бабаян). Картина синдрома врожденной зависимости представляется в полном объеме и включает в себя как физическую, так и психическую зависимость. Человек со дня рождения зависит от воздуха, воды, от молока матери и т. п. Например, при лишении воды возникают симптомы психического возбуждения и галлюцинации (например, начинают видеться водные источники, родники, слышаться шум воды) и, наконец, может наступить смерть. В ходе онтогенеза и в процессе эволюции человечества постепенно расширяется круг пищевых продуктов, от которых человек зависим. Однако эта зависимость от пищевых продуктов развивается по механизмам, характерным для зависимости врожденного характера. Приобретенная зависимость возникает при применении соответствующих лекарственных средств или иных веществ в связи с тем, что они облегчают болезненное состояние, вызывают эйфорию, опьянение, которые наблюдаются при применении как наркотических средств, так и психотропных препаратов или алкогольных напитков. Вместе с тем понятие «лекарственная зависимость» (F1x.2) не заменяет термина «наркомания» и используется лишь для обозначения зависимости (психической или физической) как одного из синдромов, выявляемых при наркоманиях (F11, F12, F14) и токсикоманиях (F15-F19). В настоящее время проводится разделение понятий «наркомания» и «токсикомания». Под наркоманией понимают болезнь, возникающую в результате злоупотребления лекарственными или иными веществами, включенными в список наркотиков. В понятие токсикомании вкладывают представление о болезни, связанной со злоупотреблением лекарственными и иными веществами, не отнесенными к наркотикам. С юридической и социальной точек зрения больные наркоманиями и токсикоманиями представляют собой разные категории, но с позиций клинической тактики это фактически одна группа больных, требующих единого подхода при выборе терапии (Авруцкий, Недува). Клиническая картина различных наркоманий и токсикоманий определяется видом применяемых наркотиков и других средств. В динамике становления наркомании условно можно различать три стадии: начальную, или стадию адаптации (изменение реактивности организма и появление психической зависимости); хроническую, или стадию завершения формирования физической зависимости (абстиненция (F1x.3), возникновение в ряде случаев психоза, полинаркомании); позднюю, или стадию истощения всех систем организма (снижение толерантности, общей реактивности, затяжная тяжелая абстиненция, слабоумие (F1x.73)). При наркоманиях можно наблюдать те же, что и при алкоголизме, предпочтительные синдромы, укладывающиеся в 3 стадии болезни. Одной из главных причин возникновения токсикоманий является нерациональное, неправильное лечение. Имеет значение, в частности, частый прием медикаментов, встречающийся при бессоннице, при различных неблагоприятных жизненных ситуациях, использование лекарственных средств мнительными людьми, склонными к постоянному лечению. Нередко жертвами привыкания становятся психопатические личности (F60-F69). Большое место среди веществ, вызывающих токсикоманию, занимают психотропные средства: антидепрессанты, транквилизаторы, некоторые стимуляторы и снотворные. Привыкание может быть двух видов: в одном случае причиной употребления веществ является желание получить эффект эйфории, комфорта, в другом — стремление избежать плохого самочувствия, дискомфорта. В обоих случаях для получения нужного состояния приходится повторять прием вещества. Большая литература посвящена психологической мотивации алкоголизма (F10), наркоманий и токсикоманий. Наркомании и токсикомании связаны с изменением субъективной картины мира и самооценки индивида. Братусь считает, что опьяняющее вещество (алкоголь, наркотик, токсическое вещество) отражает проекцию психологического ожидания, актуальных потребностей и мотивов на психофизиологический фон опьянения, создавая внутреннюю картину, которую человек приписывает... [стр. 301 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "абстиненция наркотическая": [15] [301] [731] [732] [70] [64] [31] [235] [583] [40] [35] [1] [2] [8] [12] [227] [14] [20] [12] [227] [29] [134] [138] [133] [192] [226] [63] [65] [213] [40] [79] [23] [90] [356] [39] [302] [17] [18] [21] [50] [200] [223] [50] [54] [200] [35] [200] [227] [1] [1]