Справочник врача 21

Поиск по медицинской литературе


Летальность




Наибольший периоперационный риск характерен для протезирования всей торакоабдоминальной аорты (Кроуфорд тип II).176 Современный уровень летальности, по данным больших выборок крупных медицинских центров, варьирует от 5% до 14%.176-179 Летальность на уровне штата или страны может быть значительно выше (приблизительно 20%).180,181 Ориентация на уровень периоперационной летальности может привести к значительной недооценке риска, связанного с хирургическим реконструктивным вмешательством при ТАА. При анализе крупных серий данных на уровне штата летальность при хирургической реконструкции ТАА составила19% через 30 дней и 31% за год181 Частота развития параплегии или парапареза у пациентов при хирургической реконструкции ТАА, как сообщается, составляет от 3,8% до 40% в зависимости от таких факторов, как анатомическая локализация, длительность пережатия аорты, использование защитных мер, степени расслоения, а также, наличия разрыва аневризмы.168,176-179,182 Хирургическая реконструкция обширной расслаивающей ТАА имеет наивысший риск развития неврологического дефицита. По данным современного анализа результатов 210 последовательно выполненных открытых хирургических реконструкций ТАА, было зарегистрировано три пациента с параплегией и два пациента с временным парапарезом при общем уровне исходов с неврологическим дефицитом 2,4% (из них 1,4% постоянный неврологический дефицит).183 Почечная недостаточность встречается у 3% – 30% пациентов, в зависимости от факторов, перечисленных ранее.176,184,185 Приблизительно 6% пациентов нуждаются в гемодиализе после хирургического реконструктивного вмешательства по поводу ТАА, что сопряжено с высоким уровнем смертности (от 30% до 60%).185,186 Осложнения со стороны желудочно-кишечного тракта развиваются примерно у 7% пациентов187,188 и сопровождаются летальностью, достигающей 40%.178 Не вызывает удивления тот факт, что осложнения со стороны легких являются наиболее часто встречающимися проблемами при хирургической реконструкции ТАА. Частота развития острой дыхательной недостаточности в послеоперационном периоде достигает 50%,183,189 при этом от 8 до 14% пациентов требуют наложения трахеостомы.179,189 Как и при других хирургических реконструктивных вмешательствах на сосудах, осложнения со стороны сердца встречаются причиной периоперационной летальности. В целом, уровень периоперационной летальности и основных осложнений после открытого протезирования нисходящей грудной аорты ниже, чем уровень периоперационной летальности и основ... [стр. 2188 ⇒]

Летальные мутации обусловливают гибель зиготы на этой или иной стадии ее развития, полулетальные вызывают гибель от 50 до 90% особей, а субвитальные от 10 до 50%. Летали определяют как мутации, обусловливающие гибель обычно до рождения, полулетали – как обусловливающие гибель между рождением и репродуктивным возрастом, а мутации, снижающие жизнеспособность, – как такие, которые лишь иногда вызывают гибель. Выделяют также сублетальные и потенциально летальные повреждения. Сублетальные мутации способны накапливаться в организме и приводить к его гибели, а летальное проявление вторых может быть модифицировано после облучения. Следует отметить, что сублетальные повреждения могут иметь особое значение при участии в оплодотворении двух облученных половых клеток, так как взаимодействие в зиготе сублеталей, привнесенных мужской и женской гаметами, может приводить к образованию дополнительных летальных повреждений и сопровождаться отягощением (суммация или синергизм) пострадиационных последствий у потомства. Потенциально летальные повреждения и условно летальные мутации представляют один тип изменений, которые, будучи летальными в одних условиях, либо совсем не влияют на жизнеспособность, либо оказывают более слабое действие в других условиях, обеспечивающих продолжение жизни особи. 4.6.1. Генетические последствия облучения самцов Нормальный сперматогенез у половозрелых млекопитающих протекает по типу постоянно регенерирующей эпителиальной ткани и включает четыре основные стадии развития половых клеток (рис. 4.22 – 4.23): 1) сперматогонии; 2) сперматоциты; 3) сперматиды; 4) сперматозоиды. Химический состав ядра сперматозоида сходен с 176... [стр. 176 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ПРЕДИКТОРЫ ЛЕТАЛЬНОГО ИСХОДА В ГОСПИТАЛЬНОМ ПЕРИОДЕ У БОЛЬНЫХ ИНФАРКТОМ МИОКАРДА И ХРОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПОЧЕК Каретникова В.Н., Калаева В.В., Евсеева М.В., Груздева О.В., Зыков М.В., Поликутина О.М., Барбараш О.Л. ФГБНУ «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний», Кемерово, Россия Цель: определение предикторов летального исхода в госпитальном периоде у больных инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST (ИМпST) в сочетании с хронической болезнью почек (ХБП). Материал и методы исследования. Включено 954 пациента с ИМпST, госпитализированных в Кемеровский кардиологический диспансер в период с 2008-2010гг в сроки до 24 часов от момента развития клинической картины. Протокол исследования соответствовал стандартам локального этического комитета. Диагноз ХБП установлен у 338 (35%) пациентов на основании анатомических или структурных признаков повреждения почек независимо от их характера и этиологии и/или снижения скорости клубочковой фильтрации (СКФ) <60 мл/мин/1,73 м2 в течение 3-х и более месяцев, предшествующих индексной госпитализации. Контраст-индуцированную нефропатию (КИН) диагностировали при повышении концентрации креатинина сыворотки крови более чем на 25% или на 0,5 мг/дл (44 мкмоль/л) в сравнении с первоначальным уровнем в течение 48-72 часов после внутрисосудистого введения контрастного вещества, при отсутствии альтернативной причины. Количество летальных исходов в общей группе пациентов в госпитальном периоде составило 112 (11,7%) случаев. Результаты и их обсуждение. В I группу наблюдения вошли 616 (64,6%) больных ИМпST без ХБП, во II – 338 (35,4%) с ХБП. Характеристики группы II отражали более тяжелое состояние пациентов – частота выявления II-IV класса по Killip на 11,9% была больше по сравнению с больными без патологии почек, медиана уровня фракции выброса (ФВ) в группе с ХБП была достоверно ниже, чем в группе больных без ХБП, р=0,008. Пациентам с ХБП значимо реже проводились интервенционные рентгенконтрастные вмешательства (как диагностические, так и лечебные) по сравнению с лицами без почечной патологии. Анализ исходов госпитального этапа лечения в группах больных ИМпST в зависимости от наличия ХБП не выявил различий по частоте летальных исходов – 34 (10,1%) случая среди пациентов с ХБП, против 78 (12,7%) – в группе без ХБП. Выявление факторов, ассоциированных с развитием летального исхода за период госпитализации, у больных ИМпST с наличием ХБП, проводилось методом логистической регрессии. Выявлена значимая роль возраста старше 60 лет, застойной сердечной недостаточности в анамнезе, ОСН ≥ II класса по Killip, СКФ ≤ 59,9 мл/мин/1,73 м2 на момент поступления в стационар по поводу индексного события, анемии и снижения ФВ < 40%. В многофакторную модель риска летального исхода в госпитальном периоде у больных ИМ и ХБП вошли: снижение ФВ ЛЖ < 40%, увеличивающее риск смерти в период госпитализации – в 2,1 раза (95%ДИ 1,0-4,4, р=0,048), возраст > 60 лет – в 3,1 раза (95%ДИ 1,2-7,7, р=0,017), ОСН Killip II-IV – в 5,8 раза (95%ДИ 2,6-13,02, р<0,001). Выводы. Предикторами летального исхода в госпитального периоде ИМпST на фоне ХБП явились ОСН Killip > II, возраст пациента старше 60 лет и снижение ФВ левого желудочка менее 40%. [стр. 525 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ИНФЕКЦИОННЫЙ ЭНДОКАРДИТ В СКОРОПОМОЩНОМ СТАЦИОНАРЕ: КРАТКОСРОЧНЫЕ И ОТДАЛЕННЫЕ ИСХОДЫ, ПРЕДИКТОРЫ ЛЕТАЛЬНОСТИ. Писарюк А.С.(1), Поваляев Н.М.(2), Сорокина М.А.(2), Чукалин А.С.(3), Тетерина М.А.(1), Котова Е.О.(4), Мерай И.А.(1), Караулова Ю.Л.(1), Мильто А.С.(1) ГКБ №64/РУДН, Москва, Россия (1) МГУ, Москва, Россия (2) НЦССХ А.Н. Бакулева, Москва, Россия (3) РУДН, Москва, Россия (4) Цель: Оценить краткосрочные и отдаленные исходы у больных инфекционным эндокардитом, изучить характер поражения клапанов, определить предикторы летальности. Материалы и методы: В исследование было включено 166 пациентов, госпитализированных в скоропомощную городскую клиническую больницу № 64 с 2010 по 2017 гг с диагнозом ИЭ (ESC, 2015). У всех пациентов выполнялось клиническое, биохимическое и микробиологическое исследование крови, эхокардиография. Срок госпитализации в общей группе составил 27±20 дней. Средний возраст пациентов составил 53 ±19 лет, 103 (62%) пациента были мужчины, 56 (34%) внутривенные наркоманы. У 41 (25%) было выявлено поражение митрального, у 65 (39%) аортального, у 40 (24%) трикуспидального клапана, у 16 (10%) были поражены одновременно несколько клапанов, эндокардит кардиостимулятора обнаружили у 3 (2%) больных и у 1 больного вегетация располагалась в области открытого овального окна. 27 (16%) пациентов подверглись оперативному вмешательству. Оценивалась внутригоспитальная летальность, клинические исходы через 1 и 3 года. Результаты: Внутригоспитальная летальность составила 26% (43 пациента), через 1 год отмечался значительный прирост летальности до 40% (66 пациентов), через 3 года летальность составила 47% (78 пациентов). В группе внутригоспитальной летальности возраст пациентов был достоверно больше [62 ±18 лет против 50 ±19 лет группы выживших (р<0,05)], чаще отмечалось поражение митрального клапана [37% против 20% группы выживших (р<0,05)], было меньшее число наркоманов [19% против 39% группы выживших (р<0,05)], что, вероятно, обусловлено более молодым возрастом больных (34±6 лет), также отмечалось меньшее количество умерших среди оперированных больных [2% против 34% группы не оперированных (р<0,05)]. При анализе общей летальности: возраст пациентов был достоверно больше [59 ±20 лет против 47 ±17 лет группы выживших (р<0,01)], чаще отмечалось поражение митрального клапана [35% против 16% группы выживших (р=0,05)], так же было меньшее число наркоманов [24% против 42% группы выживших (р<0,05)], отмечалось большее количество выживших среди оперированных больных [6% против 25% группы не оперированных (р<0,05)]. Методом многофакторного корреляционно-регрессионнного анализа были выявлены следующие независимые предикторы внутригоспитальной и общей летальности: возраст (ОШ=1,04, 95%ДИ 1,02-1,06, р<0,01 для внутригоспитальной летальности; ОШ=1,06, 95%ДИ 1,03-1,10, р<0,01 для общей летальности), поражение митрального клапана (ОШ=2,32, 95%ДИ 1,08-5,00, р=0,03 для внутригоспитальной летальности). Единственным предиктором благоприятного исхода стало оперативное вмешательство (ОШ=0,09, 95%ДИ 0,01-0,70, р=0,02 для внутригоспитальной летальности). Выводы: Инфекционный эндокардит тяжелое заболевание с высоким уровнем внутригоспитальной (26%), одногодичной (40%) и трехгодичной (47%) летальности. Предикторами внутригоспитальной и общей летальности являются: возраст больных, поражение митрального клапана. Оперативное лечение ИЭ единственный фактор достоверно снижающий летальность. [стр. 602 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ЗНАЧЕНИЕ ЭКСТРЕННО-ОТСРОЧЕННЫХ КОРОНАРНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВ В РЕПЕРФУЗИОННОЙ ТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ ПЕРЕДНИМ ИНФАРКТОМ МИОКАРДА С ЭЛЕВАЦИЕЙ СЕГМЕНТА ST Газарян Г.Г., Тюрина Л.Г., Нефедова Г.А. НИИ СП им. Н.В.Склифосовского, Москва, Россия Название: «Значение экстренно-отсроченных коронарных вмешательств в реперфузионной терапии больных передним инфарктом миокарда с элевацией сегмента ST» Цель: Оценить значение экстренно-отсроченных рентгенэндоваскулярных коронарных вмешательств (э/о РКВ) в реперфузионной терапии (РТ) больных с первичным передним инфарктом миокарда с элевацией сегмента ST (ППИМ ↑ ST), поступивших через 12-72 часа от начала заболевания; сравнить ближайшую и отдаленную летальность с учетом исходного риска смерти (РС) у больных с РКВ и без вмешательств. Материалы и методы: Обследован 461 больной с ППИМ ↑ ST без фармакологической реперфузии, находящийся на лечении в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского с 2008 по 2012 год. Возраст пациентов: от 34 до 92 лет. РС оценивали по TIMI. Коронарография выполнена у 413 больных, РКВ в первые 12 часов (ранние РКВ) - у 168 больных, РКВ (э/о РКВ) через 12-72 часа– у 161 больного. Группу сравнения составили 132 пациента без РТ. У 191 больного с РКВ и 88 без РТ в течение 5 лет после выписки учитывали сердечно-сосудистую и общую летальность. Результаты: Больные с ППИМ ↑ ST, поступившие в первые 12 часов, составили 51% (235), в последующие 12-72 часа - 38% (147). Пожилой и старческий возраст имел место в 21% и 9% случаев, острая сердечная недостаточность (ОСН) II-IV степени по Killip, ЧСС > 100 уд/мин и систолическое АД < 100 мм.рт.ст. – в 43%, 14% и 9%, соответственно. РС составил в среднем 4,8 балла или 12%; с учетом применения рРКВ, э/о РКВ и отсутствия РТ 3,9 - 7%, 5,1 – 13%, 5,1 -13%, соответственно. Ангиографический успех в виде кровотока TIMI III при ранних и э/о РКВ был констатирован в 89% и 93% случаев. ЭКГ - признаки реперфузии - в 2 раза реже. После рРКВ, э/оРКВ и в отсутствии РТ ФВ < 40% встречалась в 19%, 19% и 32% случаев, в динамике - 5%, 10% и 24%, соответственно. У больных с рРКВ и э/о РКВ частота аневризм, преимущественно локальных, составила 25% и 17%, в отсутствии РТ - 40%, как правило, обширных. Летальность среди больных с рРКВ, э/о РКВ и без РТ составила 2,4%, 3,1% и 14,4 %.Независимо от стратегии лечения, площадь некроза у умерших превышала 50%. Госпитальная летальность за период с 2008 по 2012 год колебалась от 4% до 7.2%. Применение э/о РКВ позволило повысить количество вмешательств в 2 раза. Сердечно-сосудистая и общая летальность у больных с ППИМ ↑ ST через 5 лет после выписки с учетом применения РКВ и без РТ составила 5,8% - 10,5% и 34,0% - 38,6%, соответственно. Выводы: ППИМ ↑ ST является предиктором высокого РС по TIMI. Он обусловлен частыми проявлениями ОСН, пожилым/старческим возрастом и поступлением в «поздние» сроки для вмешательств. В отсутствии РТ высокий РС ассоциируется с высокой ближайшей и отдаленной летальностью. Э/о РКВ, выполненные через 12-72 часа, предотвращают развитие фатальных осложнений и летальных исходов. Сочетанное применение ранних и э/о РКВ расширяет возможности РТ, эффективность лечения острого ИМ. [стр. 665 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 СРАВНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ГОСПИТАЛЬНОЙ ЛЕТАЛЬНОСТИ ПРИ ОСТРОМ ИНФАРКТЕ МИОКАРДА ПО ДАННЫМ РЕГИОНАЛЬНОГО СОСУДИСТОГО ЦЕНТРА Боровкова Н.Ю.(1), Николаева М.А.(1), Арюхова А.Н.(1), Каган Л.А.(1), Ильина А.С.(1), Ковалева Г.В.(2), Миронов Н.Н.(2) ФГБОУ ВО «Нижегородская государственная медицинская академия» Минздрава России, Нижний Новгород, Россия (1) ГБУЗ НО «Нижегородская областная клиническая больница им. Н.А. Семашко», Нижний Новгород, Россия (2) Цель – проследить динамику госпитальной летальности при остром инфаркте миокарда (ОИМ) по данным Регионального сосудистого центра №2 ГБУЗ НО «Нижегородская областная клиническая больница имени Н.А. Семашко» (РСЦ №2) за 2015-2016 гг. Материалы и методы. Оценивали летальность при ОИМ по данным РСЦ №2 в динамике за 2015 и 2016 годы. Рассматривали досуточную летальность. Анализировали данные по оказанию высокотехнологичной помощи (чрескожных коронарных вмешательств (ЧКВ)). Данные обработаны при помощи приложения Microsoft Office Excel для Windows. Результаты. В 2015 г. было госпитализировано 768 больных с ОИМ. Среди них ОИМ с подъемом сегмента ST зарегистрирован в 456 (59,4%) случаях, без подъема сегмента ST в 312 (40,6%). В 2016 г. больных с ОИМ госпитализировали больше – 1048 человек (подъем сегмента ST зарегистрирован в 612 (58,4%) случаях, без подъема сегмента ST в 436 (41,6%)). В 2015 г. погибло 95 больных с ОИМ (84 с подъёмом сегмента ST и 11 без подъёма сегмента ST). Это составило 12,4% летальности. В 2016 г. зарегистрировано 84 смерти от ОИМ (82 с подъёмом сегмента ST и 2 без подъёма сегмента ST). При этом госпитальная летальность от ОИМ в 2016 году равна 8%. При дальнейшем анализе среди погибших оказалось, что досуточная летальность в 2015 г. была 58,9% (56 чел.), из них в первый час умерло 22,1% (21 чел). В 2016 г. этот показатель составил 51,2% (43 чел.), из них в первый час погибло 10,7% (9 чел.). В 2015 г. аутопсии проведены в 88,4% случаев, в 2016 г. 88,6%. В 2015 г. из 768 случаев ОИМ ЧКВ проведено у 424 (55,2%) больных. В 2016 г. из 1048 лиц высокотехнологичная помощь оказана 754 (71,9%) пациентам. Из них 504 (66,8%) ЧКВ при ОИМ с подъемом сегмента ST и 250 (33,2%) ЧКВ при ОИМ без подъема сегмента ST. В 2015 г. тромболитическая терапия (ТЛТ) проводилась в 50 случаях (6,5%), в 2016 г. – 138 (12,2%). В 2016 году увеличилось количество пациентов, которых перевели в РСЦ №2 из первичных сосудистых отделений (ПСО) для выполнения «спасительного» ЧКВ в течение первых 24 часов от начала симптомов и после проведения ТЛТ. Так в 2016 г. из ПСО в РСЦ№2 было переведено 42 пациента. Выводы. По данным РСЦ №2 госпитальная летальность от ОИМ в 2016 году по сравнению с предыдущим годом снизилась с 12,4% до 8,0%. Это может быть обусловлено совершенствованием оказания помощи больным с ОИМ: увеличением количества высокотехнологичных методов лечения, а также внедрением критериев для отбора и направления пациентов с ОИМ в РСЦ №2. [стр. 724 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ПЕРЕНЕСЕННАЯ ПНЕВМОНИЯ, У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ, КАК ФАКТОР, ВЛИЯЮЩИЙ НА ЛЕТАЛЬНОСТЬ В ПОСЛЕДУЮЩЕМ 100-ДНЕВНОМ ПЕРИОДЕ НАБЛЮДЕНИЯ Волкова С.Ю., Томашевич К.А., Шевченко Д.Г. ФГБОУ ВО Тюменский ГМУ Минздрава России, Тюмень, Россия Актуальность: Оценка факторов, влияющих на летальность у больных хронической сердечной недостаточностью (ХСН), является актуальной в настоящее время. Одним из триггеров последующий прогрессии ХСН, по данным ряда авторов, может являться внебольничная пневмония. Цель работы: Оценить влияние фактора наличия пневмонии в первую госпитализацию, на летальность пациентов с ХСН в долгосрочном наблюдении. Материалы и методы Было проанализировано 177 историй болезней пациентов (88 мужчин и 89 женщин, средний возраст 73,21±11 лет), поступивших с диагнозом «XCН, декомпенсация», в терапевтическое отделение МСЧ «Нефтяник» в 2013-14гг и находившихся в последующем под наблюдением в течении 4-х лет. Для анализа оценки исходов использовались статистические пакеты IBM SPSS Statistic 22. Результаты: Средний срок наблюдения пациентов составил 325,8 ± 291,5 дней, среднее число госпитализаций за время наблюдений – 3 (от одной до 4-х). Оценивая исходы в первую госпитализацию, необходимо отметить, что летальность составила 14%, в том числе: досуточная - 34%, 1-3 суток – 14%, более 3 суток – 52%. Пневмония, как сопутствующее заболевание, была отмечена в первую госпитализацию у 13,6 % пациентов. Однако при проведении патологоанатомического исследования ( в 73%), диагноз пневмония был подтвержден только в 37,5%, в в остальных случаях найдены признаки интерстициально-альвеолярного отека (в том числе и на фоне острого инфаркта миокарда). Исключив не подтвержденные по данным патолого-анатомических заключений случаи пневмонии, мы провели дальнейшую оценку долгосрочных исходов (на основании анализа выживаемости Каплана Майера), при этом достоверно прослеживалась зависимость летальности больных в краткосрочном периоде от наличия пневмонии на момент первого поступления. При ограничении времени наблюдения до 100 дней, летальность после первой госпитализации в группе пациентов перенесших пневмонию составила 33% против 13,7% в группе пациентов не имевших пневмонии в первую госпитализации (χ2 с поправкой Йейтса=11,03, р=0,0009). Вывод: Таким образом, наличие пневмонии у пациентов, поступивших в стационар с «декомпенсацией ХСН», является фактором, не только способствующим госпитальной летальности, но и значимо влияющим на летальность пациентов в краткосрочном (100-дневном) периоде после госпитализации. [стр. 798 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЛЕТАЛЬНОСТЬ ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ В ОТДАЛЕННОМ ПЕРИОДЕ ПОСЛЕ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ Волкова С.Ю., Томашевич К.А., Шевченко Д.Г., Пантеева Е.В. ФГБОУ ВО Тюменский ГМУ Минздрава России, Тюмень, Россия Цель: Оценить факторы, влияющие на летальность пациентов с ХСН в отдаленном периоде наблюдения после госпитализации. Материалы и методы: Проведено проспективное наблюдение пациентов госпитализированных с диагнозом «XCН, декомпенсация». В исследование вошли данные 177 пациентов (88 мужчин и 89 женщин, средний возраст 73,2±11,1 лет). Проводился анализ повторных госпитализаций и оценка конечной точки исследования (летальный исход) на протяжении 4-х лет данной когорты пациентов с оценкой исходов, средний срок наблюдения составил 325,8 ± 291,5 дней (от 0 до 1267 дней), среднее число госпитализаций – 3,05±2,4 ( от 1 до 6 за время наблюдения). С учетом данных медицинской документации при первом поступлении проведена оценка течения основного заболевания, коморбидной патологии, основных физикальных параметров, показателей углеводного обмена, функций почек с расчетом скорости клубочковой фильтрации по формуле MDRD, системы гемостаза, оценка NT-pro BNP, анализировались данные эхокардиографии, оценивалась проводимая медикаментозная терапия. Результаты: Основными факторами летальности у пациентов с ХСН в нашем исследовании стали: наличие ХБП с СКФ менее 60 мл/мин/1,73 кв.м, высокий функциональный класс ХСН, ожирение 3 стадии, наличие в анамнезе различных комбинаций клапанных пороков. Наличие пневмонии у пациентов, поступивших в стационар с «декомпенсацией ХСН», является фактором, не только способствующим госпитальной летальности, но и значимо влияющим на летальность пациентов в краткосрочном (100-дневном) периоде после госпитализации. Отсутствие приема иАПФ являлось ожидаемым фактором повышения летальности в последующем. Факторами, снижающими риск летального исхода являлись: применение бисопролола, применение иАПФ, как в монотерапии, так и в комбинации с бета-адреноблокаторами, а так же применение блокаторов кальциевых каналов, назначаемых при первой госпитализации пациентов. Выводы. В ходе исследования, анализ факторов, приводящих к повышению летальности пациентов с ХСН в долгосрочном периоде наблюдения, показал ряд как вполне ожидаемых результатов, так и несколько, требующих дальнейшего изучения. [стр. 838 ⇒]

Российский национальный конгресс кардиологов 2017 ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОЛИМОРФИЗМОВ RS4291 И RS4343 ГЕНА ACE ДЛЯ МОДИФИКАЦИИ ШКАЛЫ GRACE Зыков М.В.(1), Барбараш О.Л.(1), Кашталап В.В.(1), Хрячкова О.Н.(1), Макеева О.Н.(2) ФГБУ «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний», Кемерово, Россия (1) ФГБУ «Научно-исследовательский институт медицинской генетики", Томск, Россия (2) Цель исследования. Оценить возможность улучшения прогностической способности шкалы риска GRACE 2.0 при помощи дополнительного учета генотипов полиморфизмов rs4291 и rs4343 гена ACE у больных острым коронарным синдромом с подъёмом сегмента ST (ОКСпST) и острым коронарным синдромом без подъёма сегмента ST (ОКСбпST). Материал и методы. В проспективное исследование включено 171 пациент с ОКСпST и 182 пациента с ОКСбпST, поступивших в Кемеровский кардиологический диспансер в течение 48 часов от начала симптомов. Степень риска отдаленной летальности рассчитывалась с помощью on-line калькулятора GRACE 2.0 ACS Risk Calculator (http://gracescore.org/WebSite/ WebVersion.aspx). Определение генотипов и аллелей полиморфизмов rs4343 и rs4291 гена ACE проводилось при выписке из стационара на приборе «iCycler iQ» (BIO-RAD, США) методом TaqMan-проб. Дополнительными критериями исключения являлись клинически значимые сопутствующие патологии. Через 36 месяцев после индексного события проведен телефонный контакт с больными или его родственниками с целью идентификации конечных точек. Выяснить статус пациента «жив или мертв» удалось в 96,6% случаев. Соответственно при ОКСбпST и ОКСпST летальность от любых причин составила 12,9% (n=22) и 9,9% (n=17), кардиоваскулярная летальность – 9,4% (n=16) и 9,4% (n=16), а частота конечных точек «кардиоваскулярная смерть/нефатальный инфаркт миокарда» - 12,8% (n=21) и 15,8% (n=27). Результаты. Сочетание генотипов ТТ полиморфизма rs4291 и GG полиморфизма rs4343 гена ACE достоверно ассоциировалось с трёхлетней общей летальностью как при ОКСпST (р=0,02), так и при ОКСбпST (p< 0,0001). Однако, статистически значимая связь данных генотипов с кардиоваскулярной летальностью, а также с риском развития смерти/нефатального ИМ выявлена только при ОКСбпST. Анализ ROC-кривых показал, что при ОКСбпST совместное использование шкалы GRACE с полиморфизмами rs4291 и rs4343 достоверно (p< 0,0001) повышает её прогностические возможности в отношении всех ранее описанных «конечных точек». Так, значения площади под ROC-кривыми при прогнозировании общей летальности составили соответственно для шкал GRACE и GRACE+ACE 0,71 (0,58-0,85) и 0,81 (0,70-0,92), при прогнозировании кардиоваскулярной летальности – 0,66 (0,46-0,87) и 0,91 (0,82-0,99), при прогнозировании кардиоваскулярной летальности/нефатального ИМ – 0,68 (0,55-0,81) и 0,79 (0,68-0,89). В отношении ОКСпST достоверное (p=0,001) улучшение прогностической значимости шкалы GRACE, дополненной определением полиморфизмов rs4291 и rs4343, получено только для общей смертности в течение трёх лет. Так, значения площади под ROC-кривыми составили для шкалы GRACE и собственной модели (GRACE+ACE) 0,72 (0,62-0,82) и 0,77 (0,66-0,87), соответственно. Вывод. Модификация шкалы GRACE 2.0 добавлением данных о генотипах полиморфизмов rs4291 и rs4343 гена ACE более эффективно улучшает прогнозирование летальности в течение трех лет после ОКСбпST, чем после ОКСпST. [стр. 879 ⇒]

Тромболитическая терапия Коронарный тромбоз играет основную роль в возникновении ИМ. Поэтому тромболитическая терапия является патогенетической при ИМ. В многочисленных исследованиях показано снижение летальности на фоне лечения тромболитиками. Сорок лет назад госпитальная летальность при ИМ составляла около 30%. Создание в 60-х годах блоков интенсивной терапии позволило снизить госпитальную летальность до 15-20%. С помощью оптимизации лечебных мероприятий, применения нитроглицерина, /?-блокаторов, аспирина было достигнуто дальнейшее снижение летальности при ИМ — до 8-12%. На фоне применения тромболитической терапии летальность в ряде исследований составила 5% и ниже. В большинстве исследований с назначением тромболитиков отмечено снижение летальности примерно на 25% (в среднем с 10-12% до 7-8%, т.е. в абсолютных цифрах примерно на 2-4%). Это сопоставимо с эффектом назначения /?-блокаторов, аспирина, гепарина, непрямых антикоагулянтов, ингибиторов АПФ. Под влиянием каждого из этих препаратов тоже наблюдается снижение летальности на 15-25%. Применение тромболитиков позволяет предотвратить от 3 до 6 летальных исходов на 200 леченных больных, назначение аспирина — предотвращение около 5 летальных исходов, применение/?-блокаторов — предотвращение примерно 1-2 летальных исходов на 200 леченных больных. Возможно, одновременное применение всех этих препаратов позволит еще больше улучшить результаты лечения и прогноз при ИМ. Например, в одном из исследований введение стрептокиназы привело к снижению летальности на 25%, назначение аспирина — на 23%, а их совместное назначение позволило снизить летальность на 42%. [стр. 206 ⇒]

Смертность (но не летальность!) от ИИ преобладала над смертностью от ГИ (0,42 и 0,30 на 1000 населения соответственно), что связано, в первую очередь, с их различной частотой. При этом у мужчин смертность при различных типах инсульта существенно не различалась, составляя 0,36 при ИИ и 0,35 — ГИ, в то время как у женщин преобладала смертность от ИИ по сравнению с ГИ (0,46 и 0,27 соответственно). В 2001 г. общая летальность у больных с инсультом составила 40,4% (36,6% у мужчин и 43,4% у женщин), значительно преобладая при кровоизлияниях в мозг по сравнению с его инфарктами — 61,4 и 21,8% соответственно. Летальность, по данным российских регистров, проводившихся в Москве (по данным В.С. Рябова), составила 37,8% (при ИИ — 23,5%, ГИ — 79,2%, САК — 38,9), городах Сибири — в Красноярске — 37,4%, Новосибирске — 28,1%, Тынде — 33,3%, Анадыре — 32,1%; в Краснодаре — 42,1%. В Ижевске летальность от всех типов инсульта в остром периоде не превышала 32,2%, составив при ИИ — 17,29%, ГИ — 69,77%. При повторном инсульте в 2001 г. летальность была значительно выше, чем при первичном (51,8 и 34,8% соответственно), сходные данные были получены и в ранее проведенных исследованиях. С учетом вероятного влияния места проведения лечения больных на летальность, был проведен соответствующий анализ, выявивший явно недостаточную обеспеченность регионов специализированными койками для лечения больных с инсультом. В 2001 г. только 59,9% больных получали медицинскую помощь в условиях стационара (от 38,5 до 81,1% в различных городах); 34% — лечились на дому; 0,4% — в домах престарелых. Обращает на себя внимание тот факт, что 5,5% лиц при развитии инсульта не получали медицинской помощи вообще. При анализе летальности выявлено, что наименьший ее процент был при лечении в условиях стационара (19,9%), при оказании помощи на дому он был выше более, чем в три раза (66,8%), максимальной летальность была в домах престарелых и при отсутствии медицинской помощи (89,5 и 98,8% соответственно). Такое различие в летальности при лечении в условиях стационара и на дому нельзя объяснить только тем фактором, что нередко в стационар госпитализируются больные с инсультами средней и легкой степени тяжести, а наиболее тяжелые пациенты остаются дома. Важное значение имеет и объем проводимых диагностических и лечебных мероприятий, который значительно ограничен в амбулаторных условиях. Сравнение этих данных с результатам ранее проведенных российских регистров показало, что процент больных, получающих помощь в условиях стационара, к 2001 г. вырос в большинстве городов страны. Так в 1980-е гг. в Ленинграде госпитализировалось 37% больных, в городах Владимирской области — 35%, в Новосибирске — 52%, в Красноярске — 36%, в Тынде — 71%, при этом также отмечалось, что летальность в стационаре была ниже, чем при лечении на дому. По данным европейских регистров, уровень госпитализации... [стр. 20 ⇒]

летальность в первые 4 ч после травмы составляет 30% по сравнению с 90% при операциях, проведенных позже 2. при операциях в первые 4 ч можно добиться 65% приемлемого уровня функционального исхода (≥4 по шкале исходов Глазго, см. таб.31-2, с.861) 3. другие факторы, повлиявшие на исходы в этой серии наблюдений: A. ВЧД в послеоперационном периоде: у 79% пациентов с приемлемым функциональным исходом ВЧД не превышало 20 мм рт. ст., в то время как среди умерших оно было таким же только у 30% B. первоначальный неврологический статус C. возраст не был фактором, влияющим на исход (у пожилых чаще возникают острые СДГ, чем ЭДГ) Однако, значение скорости удаления гематомы до сих пор вызывает противоречивые суждения. В недавнем исследовании197 101 пациента с острыми СДГ общая летальность составила 66%, а функциональное восстановление 19%. Припадки в послеоперационном периоде наблюдались в 9% случаев и не коррелировали с исходами. Было установлено следующее: 1. задержка с проведением операции: задержка >4 ч привела к повышению летальности с 59% до 69% и уменьшила количество приемлемых функциональных исходов (≥4 по шкале исходов Глазго, см. таб.31-2, с.861) с 26% до 16%. Эта разница указывает на наличие тенденции, но не является статистически достоверной 2. было установлено существенное влияние следующих параметров на исходы: A. механизм травмы: наихудшие исходы при мотоциклетной травме со 100% летальностью у пострадавших не имевших шлемов и 33% в шлемах B. возраст: коррелирует с исходом только у пациентов >65 лет; в этой группе летальность составила 85%, а количество приемлемых функциональных исходов 5% (в других сериях были полученные похожие результаты198) C. неврологический статус при поступлении: отношение летальности к уровню приемлемых функциональных исходов зависит от показателя ШКГ при поступлении (см. табл. 24-25) D. ВЧД в послеоперационном периоде: у пациентов с максимальным ВЧД <20 мм рт. ст. летальность была 40% и ни у од... [стр. 1383 ⇒]

После —операци онная летальность составила 5%. Факторы риска неблагоприятного исхода хирургического лечения аневризм ПМАПСА: 1. Возраст пациента. П ослеоперационная летальность у пациентов старше 60 лет в 2 раза выше, чем у младшей возрастной группы, и достигает 41,6%. 2. Н аличие и выраженность гипертонической болезни. У пациентов, имеющих артериальное давление более 180 мм. рт. ст., количество хороших исходов хирургического лечения снижается с 78,3 до 61,5%, а послеоперационная летальность пациентов увеличивается с 13 до 34,3%. 3. Уровень бодрствования. П ослеоперационная летальность пациентов с угнетением уровня бодрствования до глубокого оглушения и глубже составляет 70%, а у пациентов без нарушения уровня бодрствования — 17,3%. 4. Тяжесть состояния пациента перед операцией по Hunt-Hess. П ри тяжести состояния по Hunt-Hess I послеоперационная летальность составляет 0%, Н Н -П —3,2%, Н Н -Ш —23,9%, HH-IV-V —66,7%, а количество хорош их исходов при Н Н -Т Н —94,6%, при Н Н -Ш —69,9%, при HH-TV-V —8,3%. 5. Н аличие психических нарушений. При наличии психических нарушений перед операцией количество хорош их исходов уменьшается с 74,7% до 37,5%, а послеоперационная летальность возрастает с 19,1% до 50%. 6 . Н аличие внутримозговой гематомы и внутрижелудочкового кровоизлияния. П ри образовании внутримозговой гематомы послеоперационная летальность увеличивается с 17,9 до 35,9%, внутрижелудочкового кровоизлиян и я - с 15,9 до 36,7%. 7. Н аличие дислокационного синдрома. Развитие дислокационного синдрома является неблагоприятным фактором исхода хирургического лечения, особенно, когда имеется поперечная дислокация или её сочетание с аксиальной, при которых послеоперационная летальность достигает 62,5% и 75% соответственно. 8 . Массивность САК по КТ-классификации С. М. Fisher. Худшие результаты лечения встречаю тся при кровоизлияниях III (Ш ИГ 1-2 - 33,3%, Ш ИГ 5 - 52,4%) и IV (Ш ИГ 1-2 60,9% , Ш ИГ 5 —33,3%) типов. П ри кровоизли... [стр. 300 ⇒]

9. Н аличие церебрального ангиоспазма. П ри наличии церебрального ангиоспазма количество хорош их исходов уменьшается с 82,8% до 66,7%, а послеоперационная летальность возрастает с 12,5% до 26,9%. О собенно, эта зависимость прослеживалась при выраж енном церебральном ангиоспазме, при котором послеоперационная летальность возрастает с 20,7% до 75%. 10. Н аличие повторны х разрывов. П ациенты, которы е оперированы после повторного кровоизлияния, имеют послеоперационную летальность в 2,5 раза выше, а количество хорош их исходов уменьшается с 74,5% до 30,8%. П ри сочетании церебрального ангиоспазма и повторного кровоизлияния послеоперационная летальность достигает 71%. 11. И зм енения на ЭЭГ. П ри выраж енных изменениях на электроэнцеф алограм ме (III—IV тип) количество хорош их исходов составляет 14,3%, а послеоперационная летальность — 42,9%. Замедление проведения звукового сигнала на уровне ствола головного мозга также ухудшает результаты хирургического лечения. 12. Сроки операций. П ослеоперационная летальность в первы е 3-е суток составляет — 39%, с 4 по 7 сутки —30,2%, с 8 по 10-е —5,4%, с 10 по 14-е —6,5%. 13. О кклю зионная гидроцеф алия. Послеоперационная летальность пациентов, имеющих ВКК2 20-21% составляет — 15,2%, а при ВКК2 более 21% - 71,4%. 14. Размер аневризмы. С увеличением размера аневризмы возрастает послеоперационная летальность, однако, эта зависимость не всегда является достоверной. 15. Н аправление купола аневризмы. У пациентов с нижним направлением купола аневризмы ПМА-ПСА отмечены менее благоприятные послеоперационны е исходы, но эта зависимость не всегда является достоверной. 16. О дномоментное клипирование множ ественных аневризм. П ри одномоментном клипировании множественных аневризм, особенно в остром периоде, ухудшаются функциональные исходы. Чаще наблюдали исходы 3-4 балла по ШИГ. 17. И нтраоперационны й разрыв (ПОР). Возникновение интраоперационного разрыва... [стр. 300 ⇒]

Чем старше больной, тем хуже исход лечения. При выполнении операции больным в возрасте до 60 лет летальность составила 16%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 66 %, удовлетворительные — в 18%. При выполнении операции больным в возрасте 61 год и старше летальность достигала 53%, отличные и хорошие исходы отмечены в 24%, удовлетворительные —также в 24%. Если объем внутримозговой гематомы был до 30 мл, летальность составила 26%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 55% случаев, удовлетворительные — в 19%. При объеме внутримозговой гематомы 31 мл и более, летальность достигала 60%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 20 %, удовлетворительные —также в 20 %. Чем выраженнее нарушения электрической активности коры головного мозга до данным ЭЭГ, тем хуже был исход лечения. Если при ЭЭГ выявляли I тип нарушений электрической активности, летальность составила 8 %, отличные и хорошие исходы наблюдали в 80% случаев, удовлетворительные —в 12 %. При нарушениях электрической активности II типа, летальность достигала 17%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 50%, удовлетворительные —в 33%. Нарушения электрической активности III типа сопровождались летальностью до 24%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 48% случаев, удовлетворительные —в 29%. При нарушениях электрической активности IV типа летальность составила 55%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 27% случаев, удовлетворительные —в 18%. Чем выраженнее интраоперационный отек головного мозга, тем хуже исход лечения. Если во время открытой операции отек головного мозга не выявляли, летальность составила 8 %, отличные и хорошие исходы выявляли в 76% случаев, удовлетворительные —в 16%. При умеренном отеке головного мозга летальность достигала 21 %, отличные и хорошие исходы наблюдали в 54%, удовлетворительные — в 25% случаев. Выраженный отек головного мозга сопровождался летальностью до 36%, отличные и хорошие исходы наблюдали в 36% случаев, удовлетворительные — в 28%. При вспучивании головного мозга во время открытой операции летальность достигала 100 %. Таким образом, во время выполнения открытой операции при обнаружении выраж енного отека головного мозга целесообразно пересмотреть тактику и ограничиться только клипированием разорвавшейся аневризмы, т. к. [стр. 441 ⇒]

...г. Проводилось сравнение 30-дневной летальности и послеоперационных осложнений в данной возрастной группе с общей летальностью и количеством осложнений среди пациентов всех возрастных категорий. За указанный период всего было оперировано 5095 (92,2%) из 5526 пролеченных пациентов. Из них 312 (6,1%) — с диагнозом рак желудка, 1568 (30,8%) — по поводу колоректального рака. Количество послеоперационных осложнений среди больных, оперированных по поводу РЖ, составило 54 (16,6%) случаев, средняя летальность после операции — 6,1% (р<0,05). Из числа пациентов с диагнозом КРР послеоперационные осложнения были установлены у 68 (4,3%) человек, средняя послеоперационная летальность составила 2,2% (р<0,05). Общее количество пролеченных больных старше 75 лет составило 1666 (30,1%). Прооперировано 206 (12,4%) пациентов, из них 182 (88,3%) — по поводу КРР, а 24 (11,7%) — по поводу РЖ. Послеоперационные осложнения среди больных колоректальным раком зафиксированы в 20 случаях, что составило 10,9%. Среди пациентов с РЖ осложнения отмечены у 3 пациентов — 12,5%. Летальные исходы установлены у 22 (12,1%) человек оперированных по поводу КРР и у 3 (12,5%), по поводу РЖ. Таким образом, у больных старческого возраста послеоперационные осложнения отмечаются при раке желудка реже, чем в общей группе, однако, сопровождаются в 2 раза большей летальностью. При колоректальном раке в данной возрастной группе уровень послеоперационных осложнений в 2,5 раза, а послеоперационная летальность в 6 раз выше. Полученные данные обусловлены выраженностью сопутствующей патологии, высоким операционно-анестезиологическим риском среди пациентов старческого возраста, что свидетельствует о необходимости выработки единых мультидисциплинарных подходов к предоперационной подготовке, периоперационному ведению и реабилитации. [стр. 54 ⇒]

I Международная (71 Всероссийская) научно-практическая конференция «Актуальные вопросы современной медицинской науки и здравоохранения» Летальность (от лат. letalis —смертельный) или смертоносность— статистический показатель, равный отношению числа умерших от какой-либо болезни, ранения и т. п. к числу переболевших (раненых) этой болезнью, за определенный временной промежуток [1]. Не следует путать летальность со смертностью — отношением числа умерших от данной болезни к средней численности популяции [2]. Одним из целевых показателей, отображающих работу станции скорой медицинской помощи (СМП) является догоспитальная летальность, как по приезду бригады, так и в ее присутствии. Ее анализ дает возможность оценить работу диспетчера, принимающего вызов (показатель — точность предположения диспетчера 03), качество оказания медицинской помощи выездными бригадами (показатель — количество дефектов, выявленных при экспертной оценке выездной документации), а также вопросы организации службы скорой помощи (показатели — время ожидаемого обслуживания вызова, время прибытия бригады до вызывающего). Всего в РФ ежесуточно число вызовов СМП составляет 130000, объем и адекватность неотложной помощи в первые минуты и часы заболевания, в значительной степени определяют прогноз заболевания [3]. Цель исследования - провести анализ вызовов с летальным исходом с 2007 по 2014 год на ССМП г.Екатеринбурга. Материалы и методы исследования С 2007 по 2014 год станцией скорой медицинской помощи г. Екатеринбурга было обслужено 38963 с летальным исходом. Из них мужчин 21016 чел (54%) и женщин - 17947 чел. (46%). Медиана возраста – 63,1±11,8. Основная доля приходилась на пациентов старше 61 года - 63,7%. При анализе учитывались следующие показатели: время доезда бригады СМП, количество умерших в машине СМП, до приезда бригады СМП и в присутствии бригады СМП. Результаты исследования и их обсуждения Летальность на догоспитальном этапе анализировалась с учетом основных нозологических форм, встречающихся в практике врача СМП: новообразования, болезни системы органов кровообращения и травмы. За 7 лет летальность от болезней системы кровообращения составила 14568 случаев и возросла с 1346 до 2758 случаев в динамике. Из них в машине СМП 118 человек (с 12 (10,2%) до 25 (21,2%) человек в динамике)). До приезда бригады СМП умерло 12741 человек за 7 лет (с 1123 чел (8,8%) до 2541 чел (18,9%)). Остальные случаи в присутствии бригады СМП от 211 чел. (1,7%) до 228 чел. (1,8%) в динамике. Летальность от новообразований за 7 лет на этапе СМП составила 7355 случаев. В машине СМП единичные случаи. Основное число умерло до приезда СМП от 471 чел. (6,4%) до 1749 чел (23,7%). Такое увеличение летальности объясняется передачей функции с 2012 года по констатации смерти пациентов на догоспитальном этапе врачам СМП. 1540... [стр. 345 ⇒]

Концентрация больных совершенно различного клинического профиля в лечебных учреждениях не может не влиять на показатели летальности от инфаркта миокарда. Частота смертельных исходов и отсюда – летальность закономерно должна быть более высокой в больницах, куда больные поступают в порядке скорой и неотложной помощи в самые первые часы развития инфаркта миокарда. Следует учитывать, что снижение летальности за последние годы связано не только с улучшением лечения, но также и распознаванием инфарктов миокарда, в силу чего диагностируются наряду с выраженными формами заболевания и случаи абортивного течения. Снижение летальности от инфаркта миокарда в нашей стране значительно превосходит снижение ее в зарубежных странах. Система непрерывного врачебного наблюдения в поликлинических условиях после выписки больного из стационара, широкое использование санаторно-курортного лечения позволяют осуществлять постепенное включение больных в активную жизнь и восстановление их трудоспособности. Систематический врачебный контроль за правильным трудоустройством подобных больных дополняет комплекс широких врачебных мероприятий, проводимых в отношении больных инфарктом миокарда в нашей стране. При оценке эффективности антикоагулянтной терапии по показателям летальности в группе больных, получающих и не получающих лечение антикоагулянтами, необходимо соблюдать ряд условий. Основными из них являются однородность состава больных в сравниваемых группах и одновременность наблюдений. Нельзя при этом недооценивать и психоэмоциональное состояние больных, поскольку применение нового широко рекламируемого средства при таком тяжелом заболевании, как инфаркт миокарда, может само по себе оказывать благоприятное влияние на течение болезни, тогда как отказ в этом лечении может влиять отрицательно, угнетая психику больного. Известно также, что многие авторы вычитают из процента летальности в сопоставляемых группах показатели летальности в самые начальные сроки лечения. Это делается из тех соображений, что антикоагулянты проявляют свое действие не сразу и поэтому не могут оказать влияния на раннюю летальность. Таким образом, из всех приведенных данных следует, что лечение больных инфарктом миокарда антикоагулянтами снижает процент летальности. Однако, несмотря на большое число сообщений, суждения об изменении показателей летальности при этом заболевании под влиянием только одной антикоагулянтной терапии требуют критического подхода и, по-видимому, не лишены тенденции к преувеличению. Первоначальный чрезмерный оптимизм в этом отношении постепенно уступает место более сдержанной и объективной оценке роли антикоагулянтов в терапии инфаркта миокарда. В перечислении непосредственных причин смерти от инфаркта миокарда у отдельных авторов фигурируют разные обозначения. Часть авторов к причинам смерти от инфаркта миокарда причисляют такие патологические состояния, как «повторный инфаркт миокарда», «острая коронарная недостаточность», «внезапная необъяснимая смерть», «застойная декомпенсация», «коллапс» и пр. Во избежание путаницы прежде всего следует различать причины смерти, т. е. патологические процессы, которые непосредственно приводят к гибели больных, и механизмы смерти, которыми определяется прекращение жизненных функций. Смысл этих категорий далеко не однозначен, так как при различных причинах смерти механизм смерти может быть одинаковым. Кроме того, необходимо при инфарктах миокарда разграничивать летальность в соответствии с различными сроками заболевания, что не всегда делается и в силу этого затрудняет трактовку приводимых данных. Необходимо также учитывать быстроту наступления смертельного исхода. Следует при этом отметить, что внезапная смерть как прямое следствие прогрессирующего коронаросклероза занимает немалое место среди всех внезапных смертей, обусловленных различными причинами. В больничной летальности от инфаркта миокарда внезапная смерть без разрыва сердца, также как и быстрая смерть, чаще всего бывает в самом начальном, критическом, периоде... [стр. 43 ⇒]

Остановимся более подробно на первых двух из вышеперечисленных неотложных состояний, так как в большинстве случаев именно они являются причиной смерти больных в остром периоде. Острая сердечная недостаточность развивается из-за снижения сократимости (систолическая дисфункция) и уменьшения податливости (диастолическая дисфункция) левого желудочка. Даже в случае возобновления кровотока в зоне некроза, восстановление нормальной сократительной функции сердца может произойти лишь через несколько суток, а иногда и недель, вследствие гибернации миокарда. В зависимости от того, какая часть миокарда не функционирует (включая зону острого инфаркта, рубцы, жизнеспособный, но ишемизированный миокард с плохой сократимостью), проявления сердечной недостаточности варьируют от незначительно выраженного застоя в легких до резкого снижения сердечного выброса. Больничная летальность колеблется от 6% при сохраненной функции левого желудочка до 80% при кардиогенном шоке. Для оценки тяжести сердечной недостаточности используют ее классификацию по Киллипу. Согласно ей, выделяют 4 класса, по-разному влияющих на прогноз и необходимость гемодинамичсско-го мониторинга. Если коронарный кровоток восстановлен, то летальность ниже указанной. Класс I: признаков дисфункции левого желудочка нет; больничная летальность — 6%; мониторинга гемодинамики не требуется. Класс II: диастолический ритм галопа и умеренный или средне-тяжелый застой в легких; больничная летальность — 30%; требуется мониторинг гемодинамики. Класс III: тяжелый отек легких; больничная летальность — 40%; требуется мониторинг гемодинамики. Класс IV: шок; больничная летальность — 80-90%; требуется мониторинг гемодинамики. Частота кардиогенного шока составляет 5-8% в первые дни. Вероятность его развития выше у больных сахарным диабетом, повторным инфарктом миокарда, особенно на фоне низкой фракции выброса (< 35%) и у пожилых лиц. Летальность составляет 65-90%. Кардиогенный шок обычно вызван поражением, по крайней мере, 40% миокарда левого желудочка, но может возникнуть и при относительно небольшом инфаркте, если поражен правый желудочек или имеются такие механические осложнения, как дисфункция сосочковых мышц или разрыв межжелудочковой перегородки. Помимо ишемии левого желудочка и механических дефектов, причиной низкого сердечного выброса могут быть брадиаритмии (например, атриовентрикулярная блокада высокой степени) и тахиаритмии (мерцание и трепетание предсердий, наджелудочковая и желудочковая тахикардия). Принято выделять следующие виды кардиогенного шока: 1. Рефлекторный. 2. Аритмический. 3. Истинный. 4. Ареактивный. В патогенезе рефлекторного шока ведущую роль играет острый болевой синдром. По сути, это болевой шок и нормализации уровня артериального давления можно достигнуть адекватной обезболивающей терапией. Аритмический шок обусловлен тяжелыми нарушениями ритма и/или проводимости, такими как полная атриовентрикулярная блокада, пароксизмальные нарушения ритма. Восстановление нормального ритма приводит к купированию симптоматики. Истинный кардиогенный шок развивается вследствие уменьшения массы функционирующего миокарда и требует медикаментозных методов поддержки АД. Наконец ареактивный шок не поддается лекарственному лечению и требует экстренных инвазивных манипуляций. При остром развитии отека легких на 2-7-е сутки инфаркта миокарда можно думать о разрыве сосочковой мышцы. Он характерен для нижнего инфаркта миокарда (заднебоковая сосочковая мышца зет единственный источник кровоснабжения). Внезапно возникший грубый систолический шум может быть симптомом разрыва межжелудочковой перегородки. Лечение этих осложнений хирургическое. К поздним относят те осложнения, которые возникают в подостром периоде и периоде рубцевания. Это синдром Дресслера, хроническая аневризма сердца, постинфарктная стенокардия, тромбоэмболические осложнения, хроническая сердечная недостаточность. [стр. 30 ⇒]

ИНТЕНСИВНАЯ ТЕРАПИЯ СЕПСИСА В настоящее время сепсис продолжает оставаться одной из наиболее важных общебиологических проблем. Сформировавшееся еще в начале прошлого столетия представление о сепсисе в последние два десятилетия претерпело серьезные изменения. На сегодняшний день сепсис определяют как системную реакцию на инфекцию. А в центре внимания врача находится не возбудитель, а вызванная бактериальным токсином избыточная воспалительная реакция организма. В связи с этим принципиально изменился и подход к лечению сепсиса. В Германии смертность от сепсиса за год составляет свыше 75 000 случаев (равна таковой от инфаркта миокарда). В целом в Европе ежегодно регистрируется до 500 000 случаев сепсиса – один на тысячу госпитализируемых. Примерно такие же ситуации в США. Летальность при сепсисе остается очень высокой, достигая 50% случаев. Смертность у больных грамотрицательным сепсисом в два раза выше летальности больных сепсисом, вызванным грамположительной флорой. Наиболее высокая летальность, достигающая 8090%, описывается в группах пациентов с полиорганной недостаточностью. После проведения многоцентрового эпидемиологического когортного проспективного исследования включившего 14364 пациента в 28 ОРИТ Европы, Израиля и Канады выяснено, что на пациентов с сепсисом приходится 17,4% от группы больных прошедших этап интенсивного лечения причем 63,2% из них явилось осложнением госпитальной инфекции. В результате тщательных эпидемиологических исследований завершенных в 2003 году в странах Европы (EPISEPSIS) и Австралии (ANZICS), эксперты пришли к заключению, что частота сепсиса в индустриально развитых странах составляет 50-100 случаев на 100000 населения. Доказано, что в группе микробиологически верифицированных инфекций самая высокая летальность обусловлена грамотрицательными бактериями и грибами. Однако, микробиологическое подтверждение возможно менее чем в половине случаев сепсиса, а установление спектра возбудителей и их резистентности невозможно совсем или растянуто по времени. Поэтому, лечебная тактика инфекционных поражений, особенно в начале лечения, основывается на клинически проявляющихся синдромах. Проблема заключается еще и в том, что вплоть до сегодняшнего дня отсутствует единое определение сепсиса. Общим является только наличие очага инфекции. Понятия септицемии, бактериемии и сепсиса нередко используют как взаимозаменяемые. Бактериемию часто путают с септицемией, т. е. обнаружение возбудителей в гемокультуре одновременно с симптомами сепсиса. В результате подобного некритического использования понятий возможна недооценка частоты возникновения сепсиса, так как более чем в половине всех случаев сепсиса возбудители в крови вообще не обнаруживают. Даже микробиологический спектр сепсиса изучен недостаточно. Недостаточно эффективна также терапия сепсиса, сопровождающаяся летальностью более 40 %. Высокая летальность зависит, по крайней мере частично, от микробиологических триггеров, таких как эндотоксины грамотрицательных бактерий, вызывающих активацию каскада цитокинов с повреждающим функциональным действием. Увеличилось количество случаев сепсиса возникающего в результате активации «оппортунистической» микрофлоры. Стало очевидным, что проблема лечения сепсиса не решается только с помощью антибактериальной терапии. Поэтому в связи с таким представлением о патогенезе сепсиса возник вопрос: может ли нейтрализация токсинов и/или модуляция воспалительных реакций, антицитокиновыми препаратами или с помощью иммуноглобулинов, по возможности снизить летальность при сепсисе. Произошедшее в последние годы существенное изменение трактовки этиопатогенеза сепсиса, господствующее с начала ХХ века до недавнего времени, затронуло также и его терапию. [стр. 1 ⇒]

По сравнению с войной в Афганистане, летальность при боевых сочетанных ранениях снизилась втрое (с 32% до 10-11%). Частота осложнений у раненых при проведении контртеррористических операций на Северном Кавказе, напротив, несколько возросла (с 34% до 42%), что является закономерным результатом более длительного лечения выживших тяжелораненых. Интерес представляет сравнение результатов лечения боевых сочетанных ранений и сочетанных травм мирного времени (использованы данные клиники военно-полевой хирургии). Благодаря вчетверо более быстрым срокам доставки тяжелопострадавших в специализированный стационар мегаполиса (1,1 ч), в 1,5 раза возрастает тяжесть травм, что сопровождается неизбежным увеличением уровня летальности (43,1%) и осложнений (52,0%). Кроме того, нужно учитывать качественные отличия структуры политравмы мирного времени, где преобладают тяжелые черепно-мозговые повреждения, сопровождающиеся максимальной летальностью. Сравнительная оценка зависимости уровня летальности при боевых сочетанных ранениях и сочетанной травме мирного времени от тяжести повреждений по шкале ВПХ-П представлена на рис. 24.10. Показано, что при сочетанных ранениях практически 100% летальность отмечается у раненых с тяжестью ранения, равной 16 баллов. В то же время, у пострадавших с сочетанными травмами мирного времени 100% уровень летальности наблюдается только при 19 баллах. Та же неблагоприятная тенденция отмечается и при сопоставлении с летальностью тяжести состояния (рис. 24.11). Для боевых сочетанных ранений 100% летальность достигается уже при 45 баллах по шкале ВПХ-СП, тогда как при сочетанных травмах мирного времени эта граница достигает 50 баллов. Таким образом, боевые сочетанные ранения протекают тяжелее, чем политравма мирного времени (рис. 24.12, 24.13 цв. илл.). Тем не менее, реализация концепции ранней специализированной хирургической помощи обеспечивает улучшение качества оказания догоспитальной медицинской помощи и сокращает количество этапов эвакуации, что в совокупности позволяет максимально быстро оказывать неотложные мероприятия многопрофильной специализированной хирургической помощи и способствует улучшению исходов лечения раненых с боевой политравмой. [стр. 510 ⇒]

Охарактеризовать ее в целом сложно, так как она зависит от анатомической формы порока, уровня легочной гипертензии и возраста больных. Большое значение оказывает и техническое мастерство исполнения. Так, Е. Ching (1971) сообщил, что в клинике Мейо (США) летальность среди детей раннего возраста снижена с 49% (1956—1959 гг.) до 27% (1969 г.), a A. Castaneda в 1977 г. описал несколько операций, отметив при этом 17% летальность. Операционная летальность у новорожденных в большинстве клиник остается на уровне 30—40% [Sade R., 1975; Appelbaum A., 1975]. Однако P. Ebert (1980) опубликовал данные, что в руководимой им клинике послеоперационная летальность детей до одного года составила 13,6%. Высокий процент летальности в группе больных раннего возраста, особенно новорожденных, связан не только со сложностью операции и послеоперационного ведения, но и главным образом с тем, что в этом возрасте приходится оперировать чаще всего больных с субкардиальной формой порока, осложненной выраженной легочной гипертензией. Летальность же при коррекции супракардиальной и интракардиальной форм порока, не осложненных легочной гипертензией, обычно не превышает 5—10%. В ИССХ им. А. Н. Бакулева АМН СССР к 1980 г. выполнено 40 операций при ТАДЛВ; летальность составила 35%. За 1982—1985 гг. выполнено 13 операций (летальность снижена до 15,3%). О т д а л е н н ы е р е з у л ь т а т ы операции радикальной коррекции ТАДЛВ вполне удовлетворительны. М. Gomes (1971), наблюдая за 49 больными в сроки до 14 лет после операции, отметил хорошие результаты у 46 из них. Двум больным на протяжении длительного времени проводили консервативную терапию, а один больной умер от сердечной недостаточности, обусловленной нарушением ритма. Хорошие результаты операции отмечены и большинством других авторов [Behrendt D., 1972; WhightC, 1978]. Неудовлетворительные результаты лечения в большинстве случаев зависят от погрешностей методики операции и связаны либо с недостаточной шириной анастомоза между левым предсердием и коллектором легочных вен, либо с неполным закрытием межпред сердного дефекта или нарушениями ритма сердца. [стр. 111 ⇒]

276. Схематическое изображение этапов операции (I—III)составила 25%, а по данным J. Stark (1971 —1980) — и коррекции надклапанного стеноза аорты [Doty D., 1977].31%. В последние годы результаты хирургического Объяснение в тексте. лечения порока значительно улучшились. Так, в 1984 г. J. Sink (1984) сообщил о 8 операциях с одним Непосредственные и отдаленные результаты. Методы летальным исходом в отдаленном периоде, а L. M. Messina (1984) — об 11 операциях с одним лехирургической коррекции наиболее распространенных форм аортального стеноза в основном хорошо разра­ тальным исходом. ботаны и дают неплохие результаты. Если исключить Основными причинами ранней послеоперационной группы новорожденных и детей раннего возраста, летальности являются неадекватность коррекции покоторым операция выполняется по неотложным пока­ рока, плохая защита миокарда и дистрофические заниям в связи с критическим состоянием, то суммар­ изменения миокарда, наблюдающиеся у очень тяжено операционная летальность не превышает 3—6%. лых больных. Так, среди больных, оперированных по поводу клапанВ целом операции коррекции аортального стеноза ного стеноза, по данным J. Ankeney (1983), отмечена дают хорошие стабильные отдаленные результаты. 2,8% летальность, а по данным J. Kugelmier (1982)— Качество их в первую очередь зависит от адекватно3%. В ИССХ им. А. Н. Бакулева АМН СССР в 1973 г. сти выполненного хирургического вмешательства и в выполнено 24 операции без летальных исходов. При­ какой-то степени от исходного состояния миокарда. мерно такие же результаты достигнуты и при лечении Технически наиболее просто выполнимы операции изолированных форм порока при под- и надклапанных устранения ограниченных форм над- и подклапанного стенозах: по данным Е. Nawfeld (1976) — 5%, по дан­ стеноза. Отдаленные результаты после этих операций ным Ю. М. Ишенина (1981)—9%. Худшие результаты наиболее благоприятны. Почти все авторы [Dotty D., наблюдаются после операции у больных с диффузны1977; Vivie J., 1981] сообщают о хороших результатах ми формами стенозов. Так, R. Donato (1984) сообщил (90—100%) после операции аортопластики по поводу о 13 операциях по поводу диффузной (тубулярной) надклапанного стеноза. Большинство авторов [Ишеформы подклапанного стеноза с летальностью 30,7%. нин Ю. М., 1981; Newfeld E., 1976; Binet J., 1977] Высокая летальность сохраняется и после коррекции отмечают хорошие результаты после устранения ограгипопластической формы надклапанного стеноза. По ниченных под клапанных стенозов (у 70—80% больданным J. R. Vivie (1981), из 45 больных, оперирован­ ных). ных по поводу надклапанного стеноза аорты, умерли 7 Отдаленные результаты операции аортальной валь(15,5%), а в группе больных с изолированной формой вулопластики менее благоприятные. Хорошие резульстеноза летальность составила 3,2%, а в группе таты с полным восстановлением функции клапана больных с гипопластической формой—48%. удается получить не более чем у 50% больных. У Анализируя исходы хирургической коррекции аор­ остальных больных после операции обычно развиваеттального стеноза, следует остановиться на результа­ ся недостаточность аортального клапана той или иной тах операций у новорожденных со стенозом и тяже­ степени выраженности. лой сердечной недостаточностью, находящихся в криТак, В. А. Бухарин (1984) сообщил о хороших ретическом состоянии. Это новый и наиболее сложный зультатах у 47,6%, 2 больных умерли через 15 и раздел хирургии порока. И, естественно, летальность 22 года, у остальных после операции возникла недодаже после вальвулотомии в несколько раз выше по статочность аортального клапана, снижающая фунсравнению с той, которая бывает при плановой опера­ кциональный результат коррекции порока. ции у детей более старшего возраста. В серии наблюПримерно о таких же отдаленных результатах дений J. Кеапе (1976), включающей 28 операций, она сообщают и другие авторы. В. Paton (1979) отметил... [стр. 294 ⇒]

В ИССХ им. А. Н. Бакулева АМН СССР летальность составила 12,9% на 156 операций по поводу коарктации аорты, выполненных в 1981 —1985 гг. у детей первого года жизни. При изолированной коарктации аорты и ее сочетании с ОАП летальных исходов не было. При наличии тяжелых сопутствующих пороков летальность составила 23%. На 148 операций коарктации аорты у грудных детей, по данным М. de Leval (1983), летальность при изолированной коарктации составила 6%, а при сопутствующих пороках — 20%. Среди больных в возрасте от 1 года до 15 лет летальность не превышает 2—3% [Бураковский В. И. и др., 1970; Францев В. И., Селиваненко В. Т., 1977; De Bakey M., Noon G., 1978]. По данным А. В. Покровского (1979), на 3000 операций по поводу коарктации аорты, выполненных в СССР до 1975 г., летальность составила 3%. Летальность выше среди больных, оперированных в возрасте 20—30 лет и старше, особенно при наличии сердечной недостаточности, обусловленной снижением сократительной способности миокарда [Liberthson R. et al., 1979]. О т д а л е н н ы е р е з у л ь т а т ы хирургического лечения коарктации аорты у детей и подростков можно расценивать как отличные. Нормализация артериального давления у больных без патологического градиента давления наблюдается в большинстве случаев, особенно если операция выполнена в первые 5 лет жизни [Hubbel M. et al., 1979]. Снимая гемодинамическую нагрузку на миокард, она, по предварительным данным, способствует также профилактике дальнейшего прогрессирования фиброэластоза и значительно улучшает состояние больных [АлексиМесхишвили В. В. и др., 1977]. Среди грудных детей, у которых для устранения коарктации использовался метод резекции аорты с анастомозом конец в конец или осуществлялась прямая истмопластика с помощью заплаты, рекоарктация в отдаленные сроки развивается в 25—51% случаев [Алекси-Месхишвили В. В. и др., 1978; Hartmann A. et al., 1970; Hesslein P. et al., 1984]. При использовании метода истмопластики левой подключичной артерией частота патологического градиента давления в отдаленные сроки не превышает 1—2% [Pierce W. et al., 1978; Hamilton D. et al., 1978; Fripp R. et al., 1983]. Устранение рекоарктации сопряжено с 5% послеоперационной летальностью [Beerman L. et al., 1981]. В группе больных, оперированных в возрасте старше 25 лет, отдаленные результаты операций хуже. Летальность в отдаленные сроки достигает 35%. У 20% больных нормализации артериального давления не отмечается. Основные причины смерти в отдаленном послеоперационном периоде — сердечная недостаточность и инфаркт миокарда [Rowen J. et al., 1979]. Из других осложнений, наблюдаемых в отдаленные сроки, следует отметить развитие аневризмы в области операции, в частности при применении сосудистых протезов, в том числе и при непрямой истмопластике [Feller A., Seybold-Epting W., 1982]. [стр. 308 ⇒]

Летальность Летальные исходы после каротидной эндартерэктомии могут встречаться и встречаются, но, к счастью, их частота достаточно низка. Большинство смертей происходит в результате неврологического инсульта или инфракта миокарда. Rothwell с соавторами составили обзор по 21 исследованию, которые включали 2521 операцию при асимптомных стенозах и 9529 вмешательств при симптомных поражениях [11]. Средняя летальность составила 1,31% у асимптомных больных и 1,81% при симптомном течении заболевания. Оценивая причины летальных исходов, Rothwell выявил сходство между асимптомными (0,81%) и симптомными (0,80%) пациентами по не связанным с инсультом смертям. Наиболее частой причиной неинсультной смерти оказалась кардиальная, в подавляющем большинстве случаев вследствие инфаркта миокарда. Неудивительно, что летальные исходы из-за фатального инсульта встречались на 40% чаще у симптомных больных (0,91% против 0,47%). В табл. 68.2 представлены уровни 30-дневной летальности в различных исследованиях, которые обсуждались в этой главе. Сравнивая частоту периоперационной летальности между асимптомными и симптомными пациентами, можно найти различия, тождественные выявленным Rothwell. Хотя уровни периоперационной летальности от инсульта и неинсультной летальности оказались ниже, чем в обзоре Rothwell, аналогичные тенденции просматриваются. ИБС среди обсуждаемой популяции больных встречается достаточно часто. Она являлась основной причиной смерти в ACAS, VA и обоих исследованиях NASCET, а также была связана с 75% хирургических периоперационных летальных исходов в исследовании VA. Riles с соавторами выявили, что у 41% больных, назначенных на каротидную эндартерэктомию, присутствует тя... [стр. 154 ⇒]

НесмотТаблица 1 ря на высокую ле­ Хирургия открытого сердца с ИК (1953-1954 гг.) тальность на раннем этапе развития ИК, Врач Количество Возраст Дата Умерли Выжили эти два ученых вир2 Dennis 6-8 лет 1951 2 0 туально облагородиGibbon 6 15 мес - 18 лет 1953 5 1 ли хирургию сердца». Можно обратиться к 1 4 года 1952 Helmsworth 1 0 данным того време? 1 Dodrill 1953 1 0 ни. Самая поражаю10 мес - 11 лет Mustard 5 1951-1953 1 0 щая своим драматизНов-й - 55 лет Clowes о 1953 3 0 мом цифра состоит в том, что из первых 18 Всего: 18 больных, которым были выполнены операции с искусственным кровообращением, 17 умерли (табл. 1). Выжил только первый пациент Гиббона. Лиллсхай приводит свои результаты лечения тетрады Фалло - 4 3 % умерших в 1954-1957 гг., 38% - в 1962 г., 28% - в 1966 г. Суммарная летальность у Лиллехая составила 38% (табл. 2). Несколько лучше результаты были при ДМЖП, по и они по современным понятиям очень велики - 19%. Очень высокими были летальные исходы при приобретенных пороках сердца (табл. 3). Почти 40% больных у мерли с 1954 по 1966 г. 22% умерли при врожденных пороках сердца. Л как обстояли дела в нашей стране? Из 774 пациентов, оперированных в нашем Центре вплоть до 1970 г., умер 231 человек, что составило почти 30%. Просто обескураживающими были результаты при транспозиции крупных сосудов - 77% летальности, при аномалии Таблица2 Эбштейна - 64%, тотальном аномальном Операции на открытом сердце дренаже легочных вен - 66,7%, при атриопо поводу тетрады Фалло (по W. Lillehey) вентрикулярной коммуникации - 52% (В. И. Бураковский, табл. 4). В 1964-1966 гг. Число больных Годы % умерших летальность при протезировании аор1954-1957 81 43 тального клапана составляла почти 57%, при протезировании митрального кла1958-1962 38 190 пана - больше половины всех случаев, а 1963-1966 28 64 затем она начала снижаться и в 1970 г. 335 38 Всего: составила 12% при аортальном протезировании и не больше 24% при митральном протезировании. За истекшие годы Таблица 3 очень многое изменилось: при протезироОперации на открытом сердце при ППС вании митрального клапана у 1303 боль(по W. Lillehey) ных летальность составила 3,4%, при протезировании аортального клапана у 1157 больных она была 3,1%. ОдномоГоды Число больных % умерших ментное протезирование митрального и 1954-1957 82 59 аортального клапанов сопровождалось 1958-1962 270 49 летальностью в 6,5%. В очень трудном 1963-1966 375 29 разделе одномоментной коррекции пороков сердца и ИБС летальность составила 727 39.7 Всего: 5,5%. Главное, что результаты лечения не34... [стр. 34 ⇒]

РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ РАКА ЛЕГКОГО В ДАЛЕКО ЗАШЕДШИХ СТАДИЯХ ЗАБОЛЕВАНИЯ Непосредственные результаты хирургического лечения и послеоперационные осложнения. Послеоперационная летальность является одним из основных показателей непосредственных результатов хирургического лечения рака легкого. Усовершенствование техники хирургических вмешательств, достижения современной анестезиологии и реаниматологии позволили в последние годы значительно расширить показания к хирургическому лечению рака легкого и, вместе с тем, снизить показатели послеоперационной летальности. В целом, при операциях на легких по поводу рака, по сводным данным ряда авторов она колеблется от 2,1% до 28,1% (Барчук А.С., 1984; Богдан Т.Т., 1984; Вагнер Р.И. с соавт., 1983; Давыдов М.И. с соавт., 1989; Дыскин В.П., 1971; Ефтодий В.В., 1987; Колесников И.С. с соавт., 1975; Котляров Е.В., 1983; Кутушев Ф.Х. и Либов А.С., 1983). Послеоперационная летальность до сих пор значительно выше в поздних стадиях заболевания вследствие увеличения объема и тяжести операции. Особенно неудовлетворительными остаются непосредственные результаты хирургического лечения рака легкого при экстрапульмональном распространении опухоли. После расширенных комбинированных резекциях легких частота послеоперационных осложнений, по данным различных авторов, варьирует от 27% до 70%, а летальность достигает 40% и более. (Бирюков Ю.В. с соавт, 1985, 1992; Гагуа Р.О. и Кучава В.О., 1990; Глаголев А., 1975; Добровольский С.Р. и Григорьева С.П., 1992; Жарков В.В., 1990; Жарков В.В. с соавт., 1990, 1991; Колесников И.С. и Шалаев С.А., 1982). Из 1720 больных раком легкого, которым в клинике за период 1960— гг. выполнены расширенные и расширенные комбинированные операции было выписано 1473, умерли 247 пациентов. Общая летальность, таким образом, составила 14,4%. Однако, при анализе частоты летальных исходов по периодам работы клиники оказалось, что она имеет существенные различия. Так, в первый период работы клиники была равной 22,18%, во второй —16,1%, а в третий -6,6%. После расширенных резекций легких общая летальность по периодам работы составила соответственно 12,7%, 10,4%, 5,9%, а после расширенных комбинированных —41,0%, 26,3% и 8,0%. Для сравнения отметим, что общая летальность в клинике после простых резекций легких по поводу рака в 1987— гг. составила всего 2,3%. Таким образом, в последнее десятилетие работы клиники отмечается весьма существенная тенденция к снижению летальности после оперативных вмешательств по поводу рака легкого в далеко зашедших стадиях заболевания (р<0,01). В связи с этим мы рассматриваем непосредственные результаты операций отдельно по периодам работы клиники. В процессе выполнения расширенных и расширенных комбинированных резекций легких всего скончалось 14 больных (0,8%). В I периоде работы 6 больных (1,1%), во втором —4 (0,8%) и в третем —4 (0,6%). Интраопервционная летальность при комбинированных операциях в целом составила 1,15%, при расширенных —0,6%. Наибольшее снижение частоты летальных исходов отмечалось при выполнении комбинированных операциях —с 1,7% в I периоде работы до 0,8% —в третем (p<0,05). Главной причиной смерти во время операции явилось массивное кровотечение, ставшее непосредственной причиной гибели 11 из 14 больных (78,6%). У 5 из них кровотечение возникло при повреждении главных ветвей и ствола легочной артерии, 4 —аорты и у 2 больных —правого предсердия, при прорастании в него опухоли по легочным венам. [стр. 210 ⇒]

Так, если в I периоде работы она была равной —3,1±0,8 cуток, то во втором периоде — 12,3±2,5 суток, а в третьем —14,3±1,8 т.е., если в первом периоде работы больные умирали преимущественно в раннем послеоперационном периоде, то во втором и особенно в третьем —в отдаленные сроки после операции. Несомненно, что улучшение анестезиологического обеспечения послеоперационной интенсивной терапии, совершенствование техники хирургических вмешательств позволили резко сократить смертность в раннем послеоперационном периоде за счет более эффективной профилактики и лечения легочно-сердечной недостаточности, послеоперационных пневмоний. Небольшая частота тромбоэмболических осложнений в I период работы связана, по-видимому, с короткой продолжительностью жизни, когда оперированный больной умирал раньше от других причин, чем от тромбоэмболии. Высокая частота тромбоэмболических осложнений может быть обусловлена удлинением срока жизни после операции у наиболее тяжелых больных, с осложненным течением послеоперационного периода. Изменения плазменного и клеточного звеньев гемостаза, которые наблюдались у них, несомненно, играют большую роль в патогенезе этих осложнений. Поэтому мы считаем дальнейшее изучение гемоагрегационных свойств крови перспективным направлением исследований, которые могут дать реальные возможности для профилактики и лечения тромбоэмболических осложнений. Учитывая их частоту и место в структуре послеоперационных осложнений, это одна из наиболее перспективных возможностей дальнейшего снижения послеоперационной летальности. Частота бронхоплевральных и гнойно-септических осложнений, как причина летальных исходов, хотя и снижается, ее доля в структуре летальных исходов имеет тенденцию к увеличению. По-видимому, это произошло вследствие снижения показателей общей послеоперационной летальности и увеличения продолжительности жизни погибших больных, т.е., в I периоде пациенты в ряде случаев не доживали до развития этого осложнения. Таким образом, произошло существенное снижение показателей послеоперационной летальности преимущественно за счет совершенствования лечебных мероприятий, направленных на профилактику и лечение сердечнососудистой и дыхательной недостаточности, послеоперационных пневмоний. Значительное увеличение продолжительности жизни больных в послеоперационном периоде существенно повлияло на частоту и структуру смертельных осложнений. Одновременно со снижением частоты летальных исходов от сердечно-легочной недостаточности и послеоперационных пневмоний, участились случаи развития тяжелых тромбоэмболических осложнений. Следует отметить, что расширенные комбинированные резекции являются наиболее травматичными и опасными из всех оперативных вмешательств, выполняемых по поводу рака легкого. Они чаще чем другие операции сопровождаются развитием тяжелых осложнений и приводят к летальным исходам. Совершенствование организации и содержания системы лечебных мероприятий, проводимых больным как во время хирургических вмешательств, так и после них, позволяют значительно улучшить непосредственные результаты расширенных комбинированных резекций легких и расширить показания к их выполнению. Отдаленные исходы хирургического лечения. Оценка эффективности различных методов лечения рака легкого с наибольшей достоверностью может быть дана только на основании изучения отдаленных результатов. По общему признанию, продолжительность жизни является основным... [стр. 212 ⇒]

На ее долю, как и прежде, приходится одна треть всех летальных исходов, хотя ее частота снизилась более, чем в два раза. Значительно уменьшилась частота развития тяжелой послеоперационной пневмонии, приводящей к летальным исходам, зато резко, увеличилась частота тромбоэмболий легочной артерии. Снижение показателей послеоперационной летальности произошло преимущественно за счет совершенствования лечебных мероприятий, направленных на профилактику и лечение сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, послеоперационных пневмоний. Значительное увеличение продолжительности жизни больных в послеоперационном периоде с 3,1 суток до 14,3 суток существенно повлияло на частоту и структуру смертельных осложнений. Одновременно со снижением частоты летальных исходов от сердечно-легочной недостаточности и послеоперационных пневмоний, участились случаи развития тяжелых тромбоэмболических осложнений. Послеоперационная летальность существенно зависела от характера и объема поражения внелегочных образований и органов грудной полости, а следовательно, и от особенностей выполненных оперативных вмешательств. При множественных резекциях послеоперационная летальность была выше, чем при одиночных. Менее зависели непосредственные результаты от типа резекции: среди одиночных резекций они были худшими после резекций трахеобронхиального типа. Совершенствование организации и содержания системы лечебных мероприятий, проводимых больным как во время хирургических вмешательств, так и после них, позволяет значительно снизить частоту развития тяжелых послеоперационных осложнений и обусловленных ими летальных исходов и является существенным резервом улучшения в целом результатов хирургического лечения больных раком легкого с далеко зашедшими стадиями заболевания. Оценка эффективности и целесообразности выполнения оперативных вмешательств у больных раком легкого в далеко зашедших стадиях заболевания осуществлялась на основе изучения продолжительности их жизни. При этом, основным критерием оценки отдаленных результатов операций явились показатели пятилетней выживаемости. У больных перенесших расширенные оперативные вмешательства пятилетняя выжываемость составила в целом 27,8%. Несколько худшие отдаленные результаты были отмечены после расширенных комбинированных резекций легких. Наблюдение за судьбой больных, перенесших оперативные вмешательства и выписанные из клиники, а также анализ полученных данных, позволяют нам твердо высказаться в пользу того, что экстрапульмональное распространение опухоли само по себе не является противопоказанием к хирургическому лечению. Расширенные комбинированные резекции легких у таких пациентов в наибольшей степени отвечают принципам онкологического радикализма и позволяют обеспечить пятилетнюю выживаемость у 21,7%. Выполняемые больным с наиболее обширным распространением бластоматозного процесса, расширенные комбинированные резекции легких имеют значительно худший прогноз, чем другие виды хирургических вмешательств, производимые по поводу рака легкого. Однако, отсутствие на сегодняшний день альтернативы реальной помощи этой категории больных позволяет считать их применение оправданным и целесообразным. Наиболее обоснованным является выполнение расширенных комбинированных резекций легких у больных с III А стадией заболевания, при которой результаты пятилетней выживаемости оказались наилучшими (26,8%). Оперативные вмешательства у больных с III В стадией следует рассматривать как условно радикальные, даже при возможности “полного” удаления всех элементов опухоли. Показания к выполнению таких оперативных вмешательств должны ставиться сугубо... [стр. 232 ⇒]

В целом сердечно-сосудистые осложнения и частота повторных вмешательств после ТЛБЛП составили 38%, после КШ - 11%. В НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН проведено сравнение эффективности медикаментозного и хирургического лечения у больных с НС [7]. В группе медикаментозной терапии (п=208) выживаемость за период 2,5+0,9 года составила 86,5%, летальность - 13,5%, а ежегодная летальность была 5,4%. С учетом госпитальной летальности общая летальность составила 17,5%. В хирургической группе выживаемость за время наблюдения (3,2+0,8 года) составила 94,9% (п=198), летальность - 5,1%, а ежегодная летальность - 1,6%. С учетом госпитальной летальности общая летальность в этой группе составила 11,7%. Как видно из приведенных данных, имеются достоверные различия по выживаемости и летальности терапевтической и хирургической групп. В отдаленные сроки при оперативном лечении по сравнению с медикаментозным достоверно реже развитие ОИМ, достоверно меньше количество больных с тяжелой стенокардией, достоверно больше случаев полного отсутствия стенокардии, отрицательной нагрузочной пробы, выше порог толерантности к физической нагрузке. Для стабилизации состояния у больных с НС при тяжелой, устойчивой к лечению ишемии и дисфункции миокарда ЛЖ может быть использован метод внутриаортальной баллонной контрпульсации (ВБК). Кроме того, этот метод можно использовать для поддержания кровообращения во время ТЛБАП или КШ (сразу после отключения ИК). Достоинство его заключается в том, что он снижает потребление миокардом кислорода и диастолическое давление в ЛЖ, повышая диастолическое давление в аорте, увеличивает перфузионное давление в коронарных артериях. Недостатком ВБК являются довольно частые сосудистые осложнения, которые встречаются в 10-40% случаев (артериовенозные фистулы, псевдоаневризмы, тромбоз подвздошных и бедренных сосудов, кровотечение из места пункции), а также умеренный гемолиз и тромбоцитопения. Противопоказания к ВБК: и... [стр. 43 ⇒]

К ним относятся осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы, легких, печени и почек, поджелудочной железы, желудка и двенадцатиперстной кишки. Осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы в виде сердечно-сосудистой недостаточности, тромбоэмболии легочной артерии, инфаркта миокарда, обострения хронического тромбофлебита нижних конечностей встречаются преимущественно у лиц пожилого возраста и чаще при остром холецистите. В среднем они составляют 1,9 % к числу оперированных (В. В. Виноградов и соавт., 1978), около 30 % всех летальных исходов после холецистэктомии по поводу острого холецистита (В. П. Котельников, 1975) и 20 % после операций на желчевыводящих путях (А. С. Сорокина, Н. Н. Кузнецов, 1979). Осложнения со стороны легких наблюдаются в виде одно- или двустороннего воспаления легких, долевых инфарктов, плеврита. В 4,2 % случаев они являются причиной летальных исходов (В. П. Котельников, 1975) и у 2,9 больных наблюдаются в послеоперационный период (В. В. Виноградов и соавт., 1978). Осложнения со стороны печени и почек в виде печеночно-почеч-ной недостаточности чаще всего возникают при гнойных и деструктивных формах острого холецистита, особенно осложненных местным или общим перитонитом. Они являются одной из основных причин летальных исходов (В. Н. Климов, 1979), составляющих 20—81 % (В. П. Котельников и соавт., 1975; Л. В. Авдей, В. И. Дружинин, 1977). Основной мерой профилактики печеночно-почечной недостаточности является ранняя госпитализация и раннее оперативное лечение больных с острыми формами холецистита, особенно лиц пожилого возраста. Осложнения со стороны поджелудочной железы у больных с неосложненными формами холецистита встречаются редко (в 0,4 % случаев, по данным В. В. Виноградова и соавт., 1978). Чаще наблюдается обострение хронического панкреатита, имевшего место еще до операции. Тяжелый панкреонекроз развивается в единичных случаях (В. П. Котельников и соавт., 1975). Мы не наблюдали панкреонекроза лишь только после холецистэктомии, но при наличии клинических или операционных данных, свидетельствующих об обострении хронического панкреатита, сразу же проводили комплекс профилактических и лечебных мероприятий, направленных на устранение воспаления поджелудочной железы. Осложнения со стороны желудка и двенадцатиперстной кишки проявляются в виде желудочного или кишечного язвенного кровотечения. По данным В. В. Виноградова и соавторов (1978), они встречаются в 0,3 % случаев. Мы наблюдали такие осложнения у 3 больных, поэтому язвенную болезнь, обнаруженную до операции или во время нее, лечим одновременно, выполняя проксимальную селективную ваготомию и другие вмешательства. Летальность. Послеоперационная летальность при остром холецистите составляет 0,5— 12,3 %, причем при неосложненных формах она равна 0,5 %, а при перфоративном холецистите— 12,8 %. Мы располагаем опытом хирургического лечения 1440 больных с острым холециститом. Послеоперационные осложнения имели место у 140 (9,8 %), летальные исходы — у 1,2 %. Наиболее часто развивались осложнения у больных с гнойными и деструктивными формами острого холецистита, что свидетельствовало о позднем их оперативном лечении. Послеоперационная летальность при хроническом холецистите составляет, по данным литературы, 0,2 %. Осложненные формы хронического холецистита значительно увеличивают летальность за счет дополнительных вмешательств, вызывающих в послеоперационный период печеночно-почечную недостаточность, панкреонекроз, кровотечения, тяжелые осложнения со стороны сердечно-сосудистой и легочной систем. Из 4168 оперированных нами по поводу хронического холецистита больных осложнения в послеоперационный период развились у 55 (3,7 %) больных; 27 (0,67 %) больных умерли. У 1546 больных наряду с холецистэктомией была выполнена холедохолитото-мия и трансдуоденальная папиллосфинктеротомия. Летальность в этой группе больных... [стр. 221 ⇒]

За период наблюдения от 6 месяцев до года еще 10 ампутаций. За год наблюдения за больными было зарегистрировано 13 летальных исходов (12%). В 9 случаях смерть наступила в течение 6 месяцев с момента выполнения оперативного вмешательства, 4 летальных исхода (23%) зарегистрировано за период от 6 до 12 месяцев с момента первичной госпитализации в ОСХ. В 2 группе, стандартной консервативной терапии, из 40 пациентов ампутации были выполнены у 24 (60%) человек. В течение первых 6 месяцев после установления диагноза выполнено 14 (58%) ампутаций, за промежуток времени от 6 месяцев до года – 10 ампутаций (42%). Общая смертность за 1 год составила 6 человек (15%). В 2 случаях (33%) смерть наступила в течение полугода с момента госпитализации, от 6 месяцев до года – 4 летальных исхода (67%). Пациенты, получившие комбинированное оперативное лечение с последующей геннотерапевтической индукцией (15 человек), за год наблюдения в 3 случаях (20%) подверглись ампутации, 2 случая в течение 6 месяцев после операции (13%), и еще 1 в период до года наблюдения (7%). В данной группе зарегистрировано 4 летальных исхода (27%), 2 из которых связаны с декомпенсацией сердечной деятельности (13%), и в 2 случаях смерть зарегистрирована после перенесенной ампутации. В группе больных, которым проводилось комбинированная консервативная и генная терапия (15 человек), за 1 год наблюдения в 4 случаях (27%) выполнена ампутация нижних конечностей, при этом только в 1 случае выполнялась ампутация бедра, в 2 – голени и 1 – ампутация стопы. Летальных исходов в данной группе пациентов зарегистрировано не было. Обсуждение: пациенты данной категории являются наиболее сложной группой для выбора метода лечения. Современный арсенал средств сосудистого хирурга может включать комбинации различных подходов и методов лечения, однако в большинстве случаев результаты остаются неудовлетворительными. Пациенты с КИНК являются обязательными кандидатами на предмет поиска возможности адекватной реваскуляризации конечности, однако наиболее часто на фоне сахарного диабета атеросклеротический процесс имеет мультифокальный характер с поражением артерий дистального сегмента и отсутствием адекватного «приема». При этом в разы повышается риск послеоперационных тромботических осложнений, либо проведение оперативного лечения в принципе становится невозможным (37% ампутаций и 12% летальных исходов через год после вмешательства). В то же время консервативная терапия не дает обнадеживающих результатов (60% ампутаций, 15% смертельных исходов). В связи с вышеизложенными фактами необходимо расширять взгляды и подходы к лечению данной группы пациентов, в том числе, и за счет подключения методов терапевтического ангиогенеза, как в комбинации с оперативным лечением (20% ампутаций, 13% летальных исходов), так и в комплексе с консервативной терапией (27% ампутаций, летальных исходов не зарегистрировано). 161... [стр. 161 ⇒]

Результаты: При сравнении результатов двух периодов отмечается улучшение показателей частоты ранних послеоперационных осложнений и летальности у пациентов второй группы. Госпитальная летальность во второй группе на превышала 2,5%, тогда как в первой она достигала 11%. Отмечено достоверное снижение интраоперационной кровопотери с 3130±790 мл до 1440±320 мл, частоты дыхательных осложнений с 22% до 12,1%, полиорганной недостаточности с 9% до 2,5%. Частота кровотечений с реоперациями в первой группе составила 15% против 5,4% во второй. Снижение частоты раневых осложнений с 14% до 2,5% обусловлено внедрением новых технологий реберной фиксации и техники выполнения хирургического доступа. Использование нового протокола обеспечило снижение в 2 раза реанимационного и общего койко-дня. Обсуждение: Хирургическое лечение патологии торакоабдоминальной аорты связано со значительной послеоперационной летальностью и высокой частотой осложнений, что в первую очередь обусловлено травматичностью самого вмешательства и необходимостью применения специфических методов защиты внутренних органов. Отсутствие единых протоколов проведения таких вмешательств свидетельствует о необходимости дальнейшего изучения этой проблемы. Несмотря на активное развитие медицинских технологий и накопление опыта хирургическими бригадами, послеоперационная летальность при торакоабдоминальном протезировании аорты остается высокой. Госпитальная летальность по данным мировой литературы может достигать 12%, а 30-дневная летальность – до 9%. По данным H.Safi геморрагические осложнения занимают одно из лидирующих мест среди причин периоперационной летальности. Использование новейших средств гемостатической тарапии в совокупности с достаточным опытом хирургической бригады позволяет значимо снизить количество интра- и послеоперационной кровопотери. Используемая в большинстве случаев техника имплантации висцеральных ветвей по методу Coselli имеет, значимые преимущества перед методом Crawford, ввиду своей радикальности. Выводы: Совершенствование собственного протокола дооперационного обследования, интра- и послеоперационного ведения– важные этапы решения проблемы хирургического лечения патологии торакоабдоминального отдела аорты. При правильно выбранной хирургической тактике и адекватной технике, концепция гибридных вмешательств может быть оптимальным методом коррекции данной тяжелой патологии. [стр. 497 ⇒]

Госпитальная летальность варьирует от 2,2 до 14,2 %, в большинстве работ сообщается о 3—5 %. V.Gott и соавт. не наблюдали ни одного летального исхода в группе из 180 больных с аннулоаортальной эктазией без расслоения после операции изолированного протезирования восходящей аорты клапансодержащим кондуитом. Наиболее частой причиной послеоперационной летальности является сердечная недостаточность в результате инсульта или респираторных нарушений. Факторы риска госпитальной летальности. Экстренная операция — наиболее важный фактор риска операционной летальности. Такими факторами являются пожилой возраст, продолжительное ИК и дисфункция левого желудочка. Отдаленные результаты. Отдаленная выживаемость. В структуре послеоперационной летальности в отдаленные сроки у пациентов с СМ первое место принадлежит сердечнососудистым осложнениям (66—75 %). Прогрессирующее поражение неоперированной части аорты и сердечная недостаточность (часто как следствие длительно существующей аортальной и/или митральной регургитации) считаются основными причинами гибели этих пациентов. Некоторые исследователи указывают на высокую частоту клапанных эндокардитов у пациентов с СМ в сравнении с другими пациентами, которым также выполнялось протезирование восходящего отдела аорты. Факторы риска летальности в отдаленные сроки включают высокий функциональный класс (NYHA), кардиомегалию, наличие дистолического шума, а также операции, выполненные до 1980 г. Пятилетняя выживаемость варьирует от 66 до 84 %, десятилетняя — от 54 до 73 %, 12—14-летняя выживаемость составляет 48—67 %. 588... [стр. 588 ⇒]

Постоян.но накапливаемый опыт позволяет хирургу правильно определить основное направление не только своего роста как специалиста, но и видеть пути снижения числа осложнений и летальности при различных хирургических заболеваниях. Для оказания высококвалифицированной хирургической помощи населению необходима не только хорошая организация хирургических отделений, оказывающих общехирургнческую помощь (в ией нуждается основное число хирургических больных), но и расширение и улучшение деятельности служб специализированной хирургической помощи в районных, городских, областных, республиканских больницах. Хирургию, так же как и гигиенические дисциплины, следует рассматривать как одну из профилактических медицинских специальностей. Профилактика хирургических заболеваний и травматизма, уменьшение числа осложнений и летальности, сокращение сроков временной потери трудоспособности и инвалидности путем выявления ранних фаз заболевания требуют повседневного внимания не только хирургов-клнницистов, но прежде всего организаторов здравоохранения. Опыт активного выявления хирургических больных н плановое их оздоровление (лечение) доказали реальную возможность уменьшения количества больных с острыми хирургическими заболеваниями. Это способствует сокращению числа послеоперационных осложнений и снижению общей летальности в хирургических отделениях. Так, если летальность после операций при остром аппендиците в зависимости от характера воспаления, сроков операции, возраста больных и т. д. колеблется от 0,1 до 0,5 % и более, а при ущемленных грыжах — от 3,5 до 7 % и более, то при хроническом аппендиците и неущемленной грыже послеоперационная летальность близка к нулю. Лучшие результаты хирургического лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки наблюдаются в тех случаях, когда язва ие осложнилась прободением или кровотечением и т. д. Опыт показывает, что выявление больных с грыжей, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, хроническим холециститом, заболеваниями, сопровождающимися периодическими нарушениями проходимости кишечника, с ранними фазами развития опухолей и др. и п л а н о в о е их о з д о р о в л е н и е (оперирование по показаниям) — эффективный путь улучшения хирургической помощи населению. Методика активного выявления хирургических больных и планового нх оздоровления кратко может быть сведена к следующему. Участковые врачи вместе со средними медицинскими работниками в пределах своих участков производят первичный поквартирный осмотр населения. Выявленных хирургических больных регистрируют и консультируют в районной больнице. Диагноз уточняется необходимыми исследованиями. Каждого больного ставит на диспансерный учет участковый врач, который и является ответственным за плановое его оздоровление. В зависимости от характера и тяжести необходимой операции больного направляют в хирургическое отделение районной, городской или областной больницы. Анализ летальности хирургических больных позволяет установить, что наиболее частыми причинами смерти являются травма, острые хирургические заболевания и опухоли. Из этого следует, что для снижения летальности среди хирургических больных важное значение имеют: 1) профилактика травматизма и правильная организация помощи получившим повреждения; 213... [стр. 214 ⇒]

Уменьшение числа таких больных путем своевременного выявления и оперирования больных в «холодном» периоде болезни (грыжа, язва желудка, холецистит и др.); 3) улучшение ранней диагностики онкологических заболеваний; 4) совершенствование методов лечения этих групп больных. При анализе причин летальности следует различать непосредственные причины смерти (кровопотеря, шок, интоксикация н др.) и причины, способствующие летальному исходу. К причинам, способствующим летальному исходу, относятся: 1) поздняя обращаемость больного к врачу, которая может зависеть от медицинской малограмотности больного, стертости форм клинических проявлений болезни, неблагоприятных организационных, бытовых условий (отсутствие транспорта, телефона и др.); 2) поздняя диагностика заболевания иа догоспитальном этапе участковым врачом, врачом скорой помощи, что может быть связано как с недостаточной квалификацией врача, так и с объективной трудностью диагностики; 3) поздняя постановка диагноза в стационаре, что может быть обусловлено объективными трудностями диагностики, неполнотой обследования, недооценкой данных исследования или недостаточной квалификацией хирурга; 4) ошибки тактики или техники хирургического лечения, которые объясняются тяжестью заболевания, недостаточной квалификацией хирурга; 5) особая тяжесть клинического течения болезни. Анализ летальности хирургических больных позволяет не только выявить причины летального исхода, ио и наметить конкретные пути ее снижения. Наблюдения показывают, что из 100 умерших от острых хирургических заболеваний поздно обращаются к врачу 50 больных. Поздний диагноз на догоспитальном этапе устанавливается 20 больным, в стационаре — 10 больным. Ошибки тактики или техники хирургического вмешательства служат причиной смерти 10 больных и особая тяжесть клинического течения болезни отмечается у 10 больных. К этому следует добавить, что при онкологических заболеваниях органов грудной клетки и брюшиой полости за хирургической помощью в стадии, когда еще возможно радикальное хирургическое лечение, обращаются только 30— 35 % больных, а для остальных такое лечение уже нерадикальио. Из приведенных данных следует, что важными путями снижения летальности среди хирургических больных являются: 1) повышение медицинской грамотности населения по вопросам ранних проявлений острых хирургических и онкологических заболеваний и необходимость в этих случаях немедленного обращения к врачу (хирургу); 2) использование всех методов повышения квалификации врачей внебольничной помощи по раииему распознаванию острых хирургических и онкологических заболеваний; 3) постоянное повышение квалификации хирургов стационара; 4) совершенствование методов хирургического лечения. Из анализа сроков обращаемости и уровня летальности онкологических больных следует, что поздняя обращаемость их к врачу имеет место значительно чаще, чем это наблюдается при острых хирургических заболеваниях. Основными причинами такого положения следует считать: 1) незнание населением ранних признаков развития опухолей внутренних органов; 2) недостаточная онкологическая настороженность врачей; 3) скрытое течение некоторых опухолей в начальных фазах. Возможности снижения летальности среди хирургических больных огромны. К сожалению, оии до сих пор должным образом все еще не используются. [стр. 215 ⇒]

Г. Савиных (1962)—3%. Согласно А. Г. Савиных, более 5 лет после операции прожило 26% оперированных, по данным Sweet (1957)—17%, по сводной статистике 10. Е. Березова (I960) — о т 6,9 до 30%, по материалам Е. А. Печатпиковой (1965)—25% больных после резекции кардии и 10,9% после гастрэктомии. Наибольшая летальность (30—40%) наблюдается после одномоментных операций типа Гарлока и комбинированных операций типа Льюиса. По данным Ю. Е. Березова и М. С. Григорьева (1965), показатель летальности достигал 40%, по сводной статистике советских хирургов, на 324 резекции грудного отдела пищевода с одномоментным ззофагагастроашютомозом он составил 30,5 %. Наименьшей летальностью при лечении рака пищевода сопровождается двухэтапная операция Торска. По А. А. Русанову (1969), летальность на 263 операции составила 12,9%- Согласно сводной статистике советских хирургов, на 745 операций Торека летальность равнялась 25%. Из 559 больных, перенесших операцию Торека, у 314 (56%) через 4—6 мес выполнена эзофагопластика. Maillard с соавторами (1971) осуществили пластику пищевода после операции Торска у 76% перепоенптх первый этап; 5 лет после операции Торека живет около 20%. Результаты лечепия рака пищевода и кардпи представлены в табл. 6. Wittig и Giebel (1964) собрали, начиная с 1953 г., результаты лечения 8046 больных раком грудного отдела пищевода и кардип. Операбелытость равнялась около 30%, послеоперационная летальность — 20%, 5 лет прожило 178 человек. По сводной статистике Krebs (1965), на 7254 радикально оперированных больных послеоперационная летальность составила в среднем 25%, с колебаниями от 5,6 до 50%. Процент проживших 5 лет был равен 9,3. По сводной статистике Ю. Е. Березова и М. С. Григорьева (1965), из 5957 оперированных по поводу рака пищевода 5 лет прожило 252 человека (4,2%). О результатах лечения рака шейного отдела пищевода можно составить представление по данным табл. 7. С 1947 по 1970 г. нами (А. А. Шалимов) наблюдалось 1110 больных раком пищевода и кардии. Локализация рака и результаты оперативных исходов представлены в табл. 8. Из больных раком грудного отдела пищевода (321 человек}, поступивших в клинику, оперативному лечению подверглось 233 больных, или 72,5%. Из них радикально оперировано 132 больных, или 4 1 % поступивших. У 61 больного выполнена одномоментная резекция пищевода с пластикой желудком, у 51 — операция Торека, у 20 — операция Торека с последующей пластикой. Ия радикально оперпрованпых послеоперационная летальность составила 12,4%. 301... [стр. 311 ⇒]

По данным 60 публикаций, приведенных в работе M.D Sorensen и соавт. (2016) за период с 1972 года по 2015 год, летальность при ГФ, в зависимости от серии наблюдений, варьировала от 0% до 88% и составила, в среднем, 22,3 ± 8,8% [41]. Более чем в 60% случаев летальность была больше 20%. При ГФ различают раннюю и позднюю летальность [29]. Раннюю летальность составляют летальные исходы в течение первых 24 – 48 часов заболевания. На долю ранней летальности приходится 1/3 всех летальных случаев при ГФ. Основная причина ранней летальности – септический шок [25, 38, 43, 49]. Позднюю летальность составляют летальные исходы, возникшие, преимущественно, в течение первых 7 – 10 суток после операции. На долю поздней летальности приходится 2/3 всех летальных случаев при ГФ. Основная причина поздней летальности при ГФ – гнойно-септические осложнения [3, 4, 28, 29]. Летальность при ГФ имеет устойчивую тенденцию к снижению. В прошлом веке, по данным C.R. McHenry и соавт. (1995), основанных на анализе 700 случаев ГФ, кумулятивный уровень смертности соста... [стр. 81 ⇒]

Исходы и отдаленные р е з у л ь т а т ы при проникающих р а н е н и я х По данным НИИ им. Н. В. Склифосовского и Института клинической и экспериментальной хирургии Министерства здравоохранения СССР за 1961—1970 гг., разработанным А. П. Кузьмичевым и М. Г. Мебуке (1972), общая летальность при проникающих ранениях груди составила 4,9%. Аналогичный показатель (4,9%) получен и в клинике госпитальной хирургии II МОЛГМИ [Нестеренко Ю. А. и др., 1972]. Общая летальность в группе 987 больных, находившихся под нашим наблюдением, составила 2,3%: при котоло-резаных ранениях— 1,8%, огнестрельных— 19,3%. Из 663 оперированных умерло 19 (2,9%) больных. Общую тенденцию к снижению летальности отражает табл. 22. Имеет место несомненное снижение летальности и при ранениях отдельных органов. Ю. Ю. Джанелидзе, сопоставив в 1941 г. данные мировой литературы об исходах лечения ранений сердца за 1896—1921 и 1922—1938 гг., мог считать снижение летальности с 55,9 до 43,1% ((на 12,8%) несомненным достижением. В 1972 г. на Уральской межобластной конференции хирургов были представлены данные, свидетельствующие о значительном снижении летальности при ранениях сердца. Так, в клиниках Института Н. В. Склифосовского (доклад Б. Д. Комарова, О. И. Виноградовой, Е. И. Фидрус) за 16 лет оперировано по поводу ранения сердца и перикарда 170 человек, умерло — 36 (21%). В. В. Кулемич и В. И. Бачев из г. Иванова сообщили, что из 58 оперированных по поводу ранения сердца умерло 8 (15%). По данным Ю. М. Лубенского и соавт. (Красноярск), умерло 4 из 25 оперированных (16%), аналогичная послеоперационная летальность и в наблюдениях Б. Н. ЭспеТ а б л и ц а 22. Летальность при проникающих ранениях груди Авторы... [стр. 136 ⇒]

Таким образом, УЗИ является весьма ценным методом повседневной работы, позволяющим с высокой точностью не только идентифицировать характер процесса при воспалительных инфильтратах и прогнозировать их течение, но и проводить эффективное лечение, основанное на малоинвазивных методах санации аппендикулярных абсцессов. Летальность. В первых статистических отчетах по острому аппендициту средняя летальность достигала 30% (Н.И.Греков. 1927). Впоследствии она уменьшилась и до начала эры антибиотиков, по данным различных авторов, варьировала в пределах 1,8—23%. Снижение летальности в этот период произошло, главным образом, за счет внедрения принципа ранней операции при остром аппендиците. В настоящее время общая летальность при остром аппендиците составляету взрослых 0,2— 0,8% и 0,12—1,4% у детей (В.И.Колесов, 1974; И.Д.Корабельников, 1982; G.J.AIvanez исоавт., 1990 и др.). при осложненных формах заболевания летальность достигает — 4,3—5.8% (М.И. Лыткин и соавт., 1976; М.С. Horattas и соавт., 1990). В последние десятилетия уровень летальности при остром аппендиците стабилизировался и не имеет тенденции к снижению, составляя в лечебных учреждениях Москвы 0,35—0,5%. Нас не могут успокаивать даже эти небольшие цифры летальности, которые скрывают за собой, учитывая чрезвычайную распространен! юоть острого аппендицита, согни потерянных жизней. Еще в начале нашего столетия, когда предпринимались первые шаги хирургического лечения острого аппендицита и летальность составляла 30—40%, французский терапевт Deilafoy (1900) утверждал, что «от аппендицита никто не должен умирать». Когда в 60-х годах летальность при этой патологии снизилась до0,2—0,3%, Н.Н.Милостанов (1966) пишет: «Нас не удовлетворяют и эти цифры. При остром аппендиците вообще не должно быть летальных исходов». Под этими словами могли бы подписаться и сегодня все хирурги, занимающиеся этой проблемой. Именно поэтому каждый случай смерти от острого аппендицита в стационаре всегда выносится на обсуждение клинико-анатомической конференции. Не вызывает сомнения, что основная причина смертельных исходов при воспалении червеобразного отростка — поздняя госпитализация больных. По данным К.Н. Анищенко, В.Г. Астапенко (1981) при поступлении пациентов в сроки до 24 ч от начала заболевания летальность составляет 0,07— 0,1%. При более поздней госпитализации (>24ч) этот показатель увеличивается до 0,58—0,82%. По данным М.С. Horattas и соавт. (1990) 1/3 больных с острым аппендицитом поступает в стационар даже позднее двух суток от начала заболевания. Частота осложнений у таких пациентов достигает 32%. Б.Д. Тлеуф (1989) отмечает, что из общего числа умерших с острым аппендицитом 82,2% госпитализированы позже 24 ч после начала заболевания. По нашим собственным данным из 5693 больных с острым аппендицитом, находившимся на лечении в 15 ГКБ с 1986 по 1995 гг. умерло 23 пациента (0,4%). Из них лишь 4 поступили в стационар в сроки до 24 ча143... [стр. 140 ⇒]

Общая летальность, по данным современных авторов, остается высокой и достигает 30—60% в зависимости от ряда обстоятельств [Попкиров С , 1977; Юхтин В. И., 1979; Лыткин М.И., 1981; Бочоришвили В. Г., 1983; Граменицкий А. Б., 1983; Стручков В. И. и др., 1982, 1984; Altemeir W., 1976; Finland M., Barnes М., 1976; Kiani D. et al., 1979; Wilson R., 1981; Popkirov S. et al., 1984]. Однако такая общая летальность отражает усредненные цифры весьма разнородных наблюдений и поэтому вряд ли может служить критерием оценки тяжести сепсиса и эффективности его лечения. Известно, что летальность резко меняется в зависимости от возраста больных, вида возбудителя, степени тяжести септического процесса (наличие или отсутствие осложнений, локализация первичного и метастатических гнойных очагов и их доступность для хирургического лечения, сопутствующие заболевания — сердечная недостаточность, сахарный диабет и др.). Влияние в о з р а с т а больных на частоту заболеваемости сепсисом и летальность при нем общеизвестны. Наиболее тяжело заболевание протекает у детей младшего возраста и лиц преклонного возраста. По данным С. Попкирова (1977), наибольшая летальность имела место среди больных старше 60 лет, в то время как среди детей старшего возраста она составляла 1 3 % , а среди больных среднего возраста — 2 5 % . По мнению J. Nolte и соавт. (1977), летальность больных старше 50 лет увеличивается на 3 0 % . В наших наблюдениях значительно преобладали больные моложе 50 лет (226 из 288, т. е. 78,1%). При этом летальность больных старше 50 лет в 2 раза превышала летальность более молодых больных (соответственно 42,5 и 21,7%). По данным литературы, значитель... [стр. 523 ⇒]

Общепризнанным является мнение о значительно меньшей летальности при грамположительном сепсисе, чем при грамотрицательном. По данным М. Finland и М. Barnes (1976), летальность при грамположительной септицемии составила 3 8 % , тогда как при грамотрицательной 4 8 % , по данным S. Popkirov (1984)—соответственно 16,6 и 4 6 , 1 % . Некоторые исследователи, в частности Н. Lode и соавт. (1983), обращают внимание на высокую летальность при полимикробном сепсисе (63,6%) и меньшую при грамположительном (31,9%) и грамотрицательном (20%) сепсисе. Среди наблюдавшихся нами больных, если судить по данным гемокультур, у 71,9% сепсис был вызван грамположительной флорой и лишь у 5,8% — грамотрицательными микроорганизмами. В первом случае летальность составила 2 5 % , а во втором — 45,8%. Вместе с тем, если судить о сепсисе по качественному составу микрофлоры гнойных очагов, то существенного влияния микробного фактора на исход заболевания не выявляется: летальность при стафилококковой инфекции гнойных очагов составила 3 5 % , при стрептококковой — 3 3 % , при ассоциациях грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов — 2 0 % , при неклостридиальной анаэробной инфекции — 2 6 % . Очень важным фактором, влияющим на исход заболевания, по мнению некоторых авторов, является качество антибактериальной терап и и . По данным W. Altemeier и соавт. (1967) и L. McLean (1967), при нерациональном проведении антибактериальной терапии летальность больных сепсисом может увеличиться вдвое. В противоположность этому С. Nolan и Н. Beaty (1976) сообщают, что появление новых высокоэффективных антибиотиков позволило снизить летальность при стафилококковом сепсисе до 2 1 % . Аналогичного мнения о высокой эффективности современ523... [стр. 523 ⇒]

Напомним, что в исследование PIVOTAL включались больные с аневризмами диаметром 4-5 см. В этой работе не было значимой разницы в общей летальности [150], также как и в исследовании CAESAR [141]: через три года после рандомизации выживаемость в группе EVAR составляла 96,4%, а в контрольной группе – 92,4% (р=0,6). Также не было выявлено различий в аневризма-связанной летальности (0,6% против 0,6%, р=1), 30-дневной летальности (1% против 0%, р=1), разрывах аневризм (0% против 0,2%, р=0,2) и частоте повторных операций (9,3% против 5,3%, р=0,4). Таким образом, результаты этих двух исследований не смогли изменить уже существовашие рекомендации по лечению малых аневризм аорты. 9.3 Молодые пациенты и женщины с АБА Ни одно из проведенных исследований не обладает достаточной силой для проведения подгруппового анализа летальности по возрасту или между мужчинами и женщинами. Точно так же не было проведено и мета-анализов на эту тему. В рандомизированные исследования, за исключением UKSAT, включалось небольшое число женщин. Между тем, у женщин с малыми аневризмами риск разрыва в 3-4 раза больше, им реже предлагается экстренное оперативное лечение и результаты его хуже [100,151]. К тому же, аневризмы у женщин разрываются при меньшем диаметре. Все эти данные свидетельствуют о том, что у женщин хирургическое вмешательство следует проводить уже при диаметре аневризмы 4,5 см. РЕКОМЕНДАЦИИ  Женщины должны быть направлены к сосудистому хирургу при диаметре аорты 4,5 см по данным ультразвукового исследования (уровень доказательства C). 9.4. Больные с ограниченным сроком жизни На сегодняшний день остается неизвестным, стоит ли оперировать больных с ограниченным сроком жизни. Пока не выявлено преимуществ в сроки до 3 лет в отношении аневризма-связанной или любой летальности после проведения эндопротезирования [152]. Что касается больных с ожидаемой продолжительностью жизни более 3 лет, эндоваскулярное лечение уменьшает аневризма-связанную или общую летальность [119,152]. 9.5. Симптомные аневризмы Как уже упоминалось выше, симптоматика аневризм может быть представлена болями в животе, пояснице или эмболией. Считается, что такие аневризмы разрываются чаще, чем асимптомные. Подобных больных ставят в операционный график в первую очередь. Если морфология аневризмы подходящая, то предпочтительнее применять методику EVAR [200-202]. РЕКОМЕНДАЦИИ  Пациентам с клинической триадой (боли в животе и/или в пояснице, пульсирующее образование в брюшной полости и гипотензия) требуется немедленное рассмотрение возможности оперативного лечения (уровень доказательства B).  Пациентам с симптомами аневризмы аорты показано оперативное лечение, независимо от её диаметра (уровень доказательства С).  Оперативное лечение вне зависимости от диаметра аневризмы также показано в следующих случаях: o наличие дочерних аневризм; o эксцентричное расположение тромба в аневризматическом мешке; o мешковидная форма аневризмы; o зафиксированная тромбоэмболия из полости аневризмы  При подходящей морфологии аневризмы эндопротезирование должно быть методом выбора, так как оно сопровождается меньшей летальностью по сравнению с открытыми операциями (уровень доказательства В). 9.6. Частота проведения ультразвуковых исследований На сегодняшний день неизвестны оптимальные сроки проведения повторных ультразвуковых исследований у больных с размерами АБА от 3 до 5,5 см, поэтому в приведенных выше рекомендациях по ведению больных с малыми аневризмами указано – 6-12 мес.. [стр. 22 ⇒]

Приведенные данные значительно лучше, чем результаты, опубликованные Johnston в 1989 г. (666 плановых операций). В этой работе число кардиальных (15,1%) и дыхательных (8,4%) осложнений было значительно больше. Повреждение почек наблюдалось у 5,4% больных. В дополнение к этому авторы сообщили об одном случае параплегии. Число ишемических колитов составило 0,6%, у 11% больных длительно наблюдался парез кишечника [255]. Schlosser et al. в своем исследовании среди пациентов, оперированных в плановом порядке по поводу АБА, заметили, что риск смерти был напрямую связан с возрастом: 28-дневная летальность варьировала от 3,3% до 27,1% у мужчин и 3,8-54,3% - у женщин, 5-летняя летальность составляла 12,9-78,1% у мужчин и 24,3-91,3% у женщин. Женский пол, пожилой возраст и предыдущие госпитализации в связи с сердечной недостаточностью независимо и значимо коррелировали с увеличением 28-дневной и годичной летальности. Возраст, сахарный диабет и предыдущие госпитализации в связи с сердечной недостаточностью также ассоциировались с высокой 5-летней летальностью. Авторы делают заключение, что не всем больным подходит в качестве пограничного критерия размер аневризмы в 55 мм [275]. Hertzer и соавт. также пишут о влиянии на летальность возраста более 75 лет, анамнеза сердечной недостаточности, хронической обструктивной болезни легких или почечной недостаточности. Худшие результаты наблюдались у мужчин, у больных с сердечной недостаточностью, хронической обструктивной болезнью легких и почечной недостаточностью в анамнезе. В отдаленном периоде только у 0,4% больных были осложнения, связанные с протезированием аорты (инфекция протеза, тромбоз бранши протеза, формирование ложных аневризм) [242]. В исследовании Conrad и соавт. среди 540 больных было 3% летальных исходов и 13% послеоперационных осложнений. Факторами риска являлись перенесенный инфаркт миокарда и почечная недостаточность. Было всего 2% осложнений, связанных с имплантацией протеза: 7 случаев развития ложных аневризм анастомозов, 4 – тромбозов бранши и 2- инфекции протеза за период в среднем 7,2 лет [265]. Ретроспективный анализ, проведенный Biancari и соавт. среди 208 больных, оперированных как в плановом, так и экстренном порядке, в сроки до 15 лет обнаружил, что ложные аневризмы являются самым частым протезо-связанным осложнением: 2,9% в области проксимального, 8,7% - дистального анастомозов (у 3,4% пациентов были двусторонние аневризмы), в 5,3% случаях наблюдались тромбозы бранши протеза [266]. Анализ данных Vascular Study Group из Новой Англии показал, что возраст в сочетании с хронической обструктивной болезнью легких, почечной недостаточностью и необходимостью пережатия аорты выше почек значимо увеличивает годичную летальность [267]. ... [стр. 33 ⇒]

Оба исследования продемонстрировали, что после EVAR 30-дневная летальность в 2,5 раза ниже, чем после открытых операций: 4,6% против 1,2% в исследовании DREAM ( р=0,10) и 4,7% против 1,7% в исследовании EVAR I (р=0,009). В последнем опубликованном исследовании по эндопротезированию – OVER – послеоперационная летальность еще меньше – 0,5% [148]. В последнем мета-анализе [352] было сделано заключение, что эндопротезирование по сравнению с открытыми операциями значительно снижает летальность (ОШ 0,35, 95% ДИ 0,19-0,63). Более высокая летальность в регистрах по эндопротезированию связана с использованием устаревших эндографтов, которые уже не применяются, и небольшим (на тот момент) опытом хирургов. В регистре RETA [353] со времени его начала в 1996 году до 2001 году 30-дневная летальность достигла 4% (389 вмешательств), тогда как уже в EUROSTAR [354] она снизилась до 2,3% (4392 операции). Нерандомизированные, но контролируемые исследования, продемонстрировали отчетливое преимущество эндопротезирования над открытыми операциями, причем в американских мультицентровых исследованиях летальность составила менее 2%. Среди 573 больных, которым была имплантирована система Guidant Ancure, 30-дневная летальность была 1,7% [355]; среди 253 пациентов после имплантации эндопротеза Gore Excluder [357], 352 – с Zenith [358], 192 – с Powerlink [359] этот показатель был 1% [357]; среди 240 больных с эндографтом Talent летальность была равна 0,8% [361]. Последние анализ базы данных Medicare показал, что после 45000 операций 30-дневная летальность составила 1,2% для EVAR и 4,8% - для открытых операций (относительный риск 0,25; 95% ДИ 0,22 – 0,29; p<0,001) [118]. Преимущество эндопротезирования над открытыми операциями только возрастает с возрастом пациентов: абсолютное снижение риска на 2,1% в возрасте 67-69 лет и на 8,5% - в возрасте 85 лет и старше. 14.14. Показатели технического успеха и осложнений Периоперационные нежелательные явления после эндопротезирования заключаются в разрыве аневризмы, технических неудачах, местными сосудистыми, процедура- или устройство-связанными осложнениями и системными осложнениями (инфаркт миокарда, пневмония, острая почечная недостаточность, тромбоз глубоких вен, ТЭЛА, ишемия кишки и т.д.). С накоплением опыта и появлением эндографтов последнего поколения технические неудачи стали случаться редко. Мета-анализ 28862 случаев EVAR, выполненных до 2003 года, показал, что частота перехода на открытую операцию составила 3,8% [362]. Тем не менее, этот же анализ продемонстрировал, что частота осложнений с 1992 по 2002 годы резко снизилась. В трех рандомизированных исследованиях по эндопротезированию [116,117,148] технические неудачи встречались всего в 1,7% случаев, в последнем анализе данных Medicare из 45000 вмешательств неудачными оказались всего 1,6%. Преимущества EVAR по отношению к открытым операциям состоит в уменьшении времени вмешательства (2,9ч против 3,7 ч), кровопотери (200 мл против 1000мл), снижении необходимости в гемотрансфузии (0 доз крови против 1), длительности ИВЛ (3,6 ч против 5 ч), длительности пребывания в стационаре (3 дн.против 7 дн.) и в отделении интенсивной терапии (1 дн. против 4 дн.). Недостатки эндопротезирования состоят в рентгеновском облучении больного (в среднем 23 мин.против 0 мин.) и введении контрастного препарата (в среднем 132,5мл против 0 мл) [148]. В дополнение к этому процедура EVAR сопровождается почти пятикратным увеличением 30-дневной частоты реинтервенций по сравнению с открытыми операциями: 9,8% в исследовании EVAR I и 18%-в EVAR II [148]. Повторные вмешательства обычно связаны с так называемыми эндоликами, состоянием, характерным только для эндопротезов – сохранением кровотока внутри аневризматического мешка, но снаружи от эндопротеза. В некоторых работах частота этого осложнения достигает 40% в ближайшие 30 дней после вмешательства [363]. Эндолики 1 и 3 типов всегда рассматриваются как клинически значимые, так как нельзя ожидать, что они купируются самостоятельно. В таких случаях считается, что аневризматический мешок находится под угрозой разрыва в связи с сохраняющимся и увеличивающимся давлением между аортой и эндопротезом. Для эндоликов 2 типа, выявленных во время процедуры EVAR, необходимости в срочном лечении нет, в связи с их возможной самостоятельной ликвидацией [364-367]. Процедура эндопротезирования носит малоинвазивный характер и в связи с этим частота системных осложнений при EVAR низкая. В базе данных Medicare частота всех системных осложнений после эндопротезирования была на 2% меньше, чем при открытой операции [365]. В исследовании DREAM комбинированная частота летальных исходов и тяжелых осложнений в течение 30 дней после EVAR составила 4,7%, а после открытых операций – 18,1% [276]. Эндопротезирование сопровождается меньшей частотой возникновения периоперационных сердечных аритмий, ишемии миокарда и кардиальных явлений [368] по отношению к открытым процедурам: 3,3% против 7,8% по данным обзора литературы Andersson и соавт. [369] (вмешательства были проведены до 2002 года) и 7% инфарктов миокарда против 9,4% по данным Medicare [335]. [стр. 42 ⇒]

Смотреть страницы где упоминается термин "летальность": [48] [37] [16] [17] [122] [131] [224] [133] [226] [18] [30] [69] [663] [904] [81] [192] [40] [4] [5] [49] [17] [78] [79] [81] [23] [212] [21] [154] [119] [100] [117] [153] [37] [24] [117] [214] [276] [464] [222] [223] [28] [119] [119] [12] [126] [126] [6] [1] [1] [1]